Перспективы объединения оппозиции. Есть ли они?

Владимир Басманов

В каком-то смысле оппозиция уже объединялась, массовые протестные выступления осени – зимы 2011-го сделали общегражданские акции сил политического сопротивления важной и неотъемлемой частью российской действительности. Сейчас кажется удивительным, но в те месяцы у меня уходило невероятно много времени на то, чтобы убедить людей, прежде всего своих соратников, в том, что можно стоять с человеком на одной площади, и выражать одни и те же политические требования, и при этом расходиться во мнении на ряд других важных вещей, особенно, когда на кону будущее нашего народа.

Однако, я вынужден констатировать, что провалились все попытки создать постоянно действующий надорганизационный орган, координирующий наиболее реальные политические и общегражданские силы сопротивления, являющийся зримым прообразом будущего правительства. На мой взгляд, наиболее перспективными из них казались: Гражданский Совет, Координационный Совет Оппозиции, Демократическая Коалиция.

Гражданский Совет перестал быть всем интересен, поскольку пал жертвой типичного «цикла жизни кабинетов», описанного Паркинсоном. Иными словами, количество, и разноформатность, и неравновесность представителей организаций, туда входивших, привела к тому, что центр принятия решений окончательно сместился из самого Совета в сторону узкого и неформального круга его членов, и приближённых к ним лиц, собственно представлявших из себя оргкомитет протестных акций.

Координационный Совет оппозиции сделал 3 гигантские ошибки, стоившие ему жизни. Во-первых, принял драконовский устав, который предполагал принятие решений квалифицированным большинством, что вкупе со второй ошибкой (с тем, что в КСО на волне моды прошла масса селебрити, не привыкших к будничной политической работе, как таковой, массово игнорирующих совещания Совета) – сделало проблемным принятие КСО любых решений, особенно оперативных. В третьих – отказ поддержать Навального на мэрских выборах, с той мотивировкой, что Сергей Удальцов тоже член КСО, и тоже хочет участвовать в выборах, привел к постепенному охлаждению к КСО наиболее крупных, и значимых его сегментов.

Демократическая Коалиция была зачем-то добита самим Навальным в 2016 году. Сначала через попытку развала, а затем планомерную пропаганду против Партии Народной Свободы (ПАРНАС). И это в самый разгар избирательной кампании, проходившей в рамках парламентских выборов, право на участие в которых удалось выбить благодаря совершенно колоссальным усилиям команды ПАРНАС. Мне неизвестны внутренние мотивы Алексея, но то, что озвучивалась публично, я нахожу совершенно иррациональным, и не выдерживающим критики.

Сейчас существует несколько коалиционных проектов оппозиции, таких как Форум Свободной России, Русский Совет, и другие. Однако, при всём моём искреннем уважении, как мне кажется со стороны, их слабое место – в оторванности от реальных уличных протестов в РФ по объективным причинам. На данном этапе это скорее полезные экспертные сообщества, площадки для обмена мнениями.

Я думаю, что сегодня единственная предпосылка, которая нужна для продуктивного объединения оппозиции посредством надстройки координирующей надорганизационной структуры, – это переход гражданских протестов в активную фазу. Т.к. эта структура, по сути, нужна только для того, чтобы принимать капитуляцию Путина и его банды, а также организовывать честные выборы в новой Свободной России.  История украинской Революции достоинства, наглядный пример того, как это работает на практике. Мы могли наблюдать там настоящее структурное единство оппозиции. Буквально в течение одного квартала, не больше, нужно было плотно взаимодействовать для обеспечения существования протестного лагеря. При этом определённый естественный уровень недоверия между представителями разных партий, и носителей разного мировоззрения, обеспечили большую прозрачность самого перехода власти от диктаторских прихвостней к представителям гражданского общества.

Хочу подчеркнуть, что говоря об оппозиции, я, конечно же, имею активную часть гражданского общества, выступающую за отставку Путина, и против войны с Украиной. Такие люди как Грудинин, Удальцов, Жириновский или Стрелков могут считать себя хоть розовыми пони, это не сделает их реальной оппозицией. Я не могу считать оппозиционерами персонажей, которые готовые неистово рукоплескать Путину, если тот решит сжечь ещё пару-тройку украинских сёл, ради увеличения территории контролируемой кремлёвскими боевиками.

Конечно, я не считаю оппозицией всех т.н. «системных либералов» в широком смысле этого слова, от Собчак до старика Кудрина. Даже мне, имеющему с либералами идеологические отличия, эти персонажи кажутся совершенно карикатурными.

Оппозиционерами нельзя считать компанию Геннадия Андреевича Зюганова, по странному стечению обстоятельств как две капли воды похожего на кошачьего клоуна Юрия Куклачёва, равно как и все марионеточные партии, заседающие сегодня в потешном парламенте.

Я категорический противник объединения со всеми этими категориями отходов от политики. Это всё равно, что пытаться объединиться с левой рукой Путина.

Также, чтобы объединение оппозиции состоялось, нужно чтобы политические и общественные организации имели достойный уровень развития, соратников, готовых протестовать на улицах, какую-то свою аудиторию, готовность к медийности. Сейчас таковых можно буквально пересчитать по пальцам. То есть, чтобы политические субъекты объединились, нужно чтобы эти субъекты существовали как таковые, и были привлекательными, как для вступления граждан, так и для объединения, союзов с ними. Иной раз слышу позицию людей, в стиле «ну вы между собой объединитесь, а потом я к вам примкну», я всегда спрашиваю, куда к нам? В таких межорганизационных объединениях каждый человек представляет свою организацию, своих сторонников, нельзя примкнуть к коалиции разных формаций как частное лицо.

Поэтому не надо ждать какого-либо нового символического объединения оппозиции, все кто сейчас что-то собой представляют – уже выходят на протесты вместе, плечом к плечу. Чтобы усилить оппозицию в целом – надо усиливать конкретные организации её составляющие (политические, общественные, правозащитные, журналистские и пр.), из которых она состоит. Иначе это не просто не работает. Только сильные организации могут создать сильную и победоносную оппозиционную коалицию, а сильными организации не станут без вашей активной поддержки.

Если хотя бы 10% несогласных граждан смогут объединиться в реальные политические структуры, мы изменим эту страну за несколько месяцев.

Владимир Басманов,

глава право-оппозиционной политической организации Комитет «Нация и Свобода», политэмигрант