Заклятые друзья. Быль

Андрей Туоми. Давно это было. Еще в приснопамятные «ельцинские» времена, которые нынче принято называть «лихими девяностыми». Жили в одном северном карельском поселке два закадычных друга-пенсионера. Один финн по национальности, другой — карел.

Зачем Карелии полицейское правительство?

Андрей Туоми. Говорят, что всякая власть — от бога. Интересно, в связи с этим, в какой реальности пребывает бог, курирующий Российскую Федерацию, коль скоро на детей своих возлюбленных он посылает такую власть? При этом я вовсе не имею в виде власть федерального уровня — с ней давно все ясно и все понятно. Говорю в данном случае о властях в регионах империи.

Россия 2018: по законам военного времени?

Андрей Туоми. Мартовские выборы можно вообще не проводить. Ввести военное положение – и дело с концом. Военное положение как нельзя лучше вписывается в современную российскую реальность как мера противодействия расползанию империи. Пришивать колонии к метрополии будут не иначе, как колючей проволокой.

Вы понимаете по-чиновничьи?

Андрей Туоми. Язык чиновников — это совершенно иной, особый русский язык. В нем есть много специальных красивых и малопонятных большинству слов, в нем совершенно иная логика построения фраз и предложений, в нем другая аргументация, другие выводы и другая концепция применения языка.

«Покупай карельское!» Как и для чего московский назначенец «возрождает» республику?

Андрей Туоми. Когда Парфенчиков собственноручно запекает рыбник на «национальном» празднике «Калакунда» и постит в Фейсбуке фотоотчет с записью: «Возрождаем традиции», меня начинает трясти. То ли от ярости, то ли от смеха.

27 лет суверенитета Карелии: терять, кроме цепей, больше нечего

Андрей Туоми. 15 февраля Карелия наконец-то узнала о долгожданной отставке губернатора Александра Худилайнена. Отставка и назначение главы республики по-прежнему остаются в компетенции федерального центра и иначе, как в режиме «ручного управления» из Москвы, не решаются. Таков итог работы той модели федерализма (а точнее, его отсутствия), которая принята нынче в России за основу.

Хочет ли Карелия присоединиться к Финляндии?

Андрей Туоми. В Российской Федерации очень боятся всяких разговоров о регионализме. Любая попытка завести дискуссию на тему политической или экономической самостоятельности регионов или по поводу суверенных прав населения республик, краев и областей, которые повсеместно нарушаются и растаптываются федеральным центром, тут же расценивается как сепаратизм и экстремизм со всеми вытекающими последствиями.

Гибридные репрессии и зарифмованная история

Андрей Туоми. Как раз та самая масса, которая сегодня молчаливо «вроде бы» поддерживает президента РФ и московскую властную элиту, уже страшно разочарована в тех, кто находится у власти в самом низу и середине вертикали — в главах муниципалитетов и в губернаторах республик, краев и областей. Вертикаль, лишенная поддержки и опоры в народе, висеть в воздухе долго не сможет. И совсем скоро, пройдя долгий и тернистый путь от невежества до неверия, от неверия до саботажа, народный гнев 86% населения РФ обрушится на головы верховной власти.

На следующий день… Несколько мыслей о жизни после Кремлевского Майдана

Андрей Туоми. «Есть ли будущее у карельского регионализма и каким мне оно видится» — на такую тему мне предложили порассуждать коллеги из ресурса afterempire.info. Я бы по-другому поставил этот вопрос: возможно ли у Карелии иное будущее, нежели движение к регионализму?