О границах Ингрии

babochka

Павел Мезерин. Границы Ингрии менялись за тысячу лет много-много раз. Как и название самой Ингрии. Но исторического имени нашей родины, как и её настоящей истории, нынешние хозяева ЗАО «Российская Федерация» боятся, как огня.

Вперед по Знаменской – к площади Восстания

Десять Советских улиц Петербургская топонимическая комиссия рекомендует переименовать в Рождественские. Следует, однако, заметить: если в советское время людей с мало-мальским эстетическим чутьем раздражало обилие во всех городах и весях одинаковых названий – Ленина, Горького, Социалистическая, Коммунистическая и т.д., то сейчас сходные чувства вызывают повсеместные типовые Покровские, Преображенские, Рождественские, Вознесенские.

«Культура» конца империи

Журналисты, побывавшие на Санкт-Петербургском культурном форуме, делятся в Facebook впечатлениями. Впрочем, не только из постов в соцсетях, но из вполне официальных репортажей можно видеть, что понимают власти и примкнувшие к ним «деятели искусств» под развитием культуры. Похоже, для них – это попсовая проповедь православия, державности, Газпрома и прочего «величия России», к реальной культуре не имеющая отношения. Что-то подобное уже было в финале прошлой империи…

Чиновники учатся запретам друг у друга

Жители Петрозаводска остались без гайд-парка на главной площади карельской столицы. Похоже, новый назначенец (ведь не назвать же его честно избранным губернатором) берет пример со ставшего притчей во языцех поведения властей Петербурга, которые вывели из перечня площадок для массовых мероприятий все центральные площади и, получая заявки на митинги, предлагают организаторам собираться где-нибудь в промзонах, если не в пригородных лесах.

Единоросс против автора «Перемен» под прикрытием «писем жителей»

Письма жителей – привычное оружие питерских парламентариев. Самих этих писем, правда, никто не видел в глаза. Депутаты отказываются их показывать, ссылаясь на закон о персональных данных. Эти письма становятся удобным средством для реализации мракобесных идей и противодействия живым творческим инициативам.

Лайк в Инстаграме не значит поддержки на митинге

У Ксении действительно множество подписчиков, например, в Инстаграме. Но это совсем не та аудитория, которую волнуют проблемы науки и образования в Питере, и которая готова по этому поводу выйти на митинг.

Ксения Собчак: продолжение «похода в регионы»

Штаб Ксении Собчак жизнерадостно рапортует о начале сбора подписей в регионах. Впрочем, если посмотреть на цифры, то картинка далека от народного энтузиазма. Правда, в своем родном городе Ксения Анатольевна нашла сюжетный ход. В городе немало людей, недовольных закрытием Европейского университета.

Ингрия пока отстояла своих сторонников

3inger

Ингерманландские общественные активисты Михаил Войтенков и Ильяс Миникаев на свободе после 48 часов задержания. Их выпустили под подписку о невыезде, однако на них «повисла» уголовная статья УК 222 (хранение оружия группой лиц).

Силовики наносят удар по Ингрии

Если вы увлекаетесь походами по родному краю, навещаете старые доты, делаете музейные выставки не только с фольклорными артефактами вроде прялок и кувшинов, а и с ржавым железом кровопролитных боев разных веков – будьте морально готовы, что вам припишут участие в акции, которой не было, подготовку теракта и экстремизм.

Россия в зеркале Каталонии

piket-cat

Игорь Яковенко. Регионалистские движения и партии есть почти во всех странах Европы. И везде они действуют легально, во многих странах представлены в парламентах. А в Российской Федерации (!) сама идея федерализма объявлена преступлением и вполне официально квалифицируется как экстремизм.