“Пусть всегда буду я” (грабли имперской школы)

samara-school

В Самаре разработали образовательный проект «Я – гражданин. Я – избиратель», посвященный предстоящим выборам президента РФ. Идя на нарушение Закона о выборах (детей до 18 лет запрещается вовлекать в политическую агитацию по вопросам выборов), учителя, многие из которых состоят в партии «Единая Россия», предлагают на конкурс написать сочинения на тему: «Путин – мой президент» или «Лучший президент в истории России».

Замерять радиоактивность в Ульяновске запретила Москва

Когда не только за рубежом, но и в самой РФ стали распространяться тревожные сведения о большом выбросе на Урале радиоактивного рутения, облаком двинувшегося на всю Европу, оказалось: метеорологи в регионах пытались делать замеры, однако им всячески препятствовал «центр».

Губернаторов готовят к военным действиям

Кандидаты в губернаторы прыгали с парашютами с вышки, учились бросать гранаты, стрелять из пистолетов и автоматов. Они также должны были лечь под едущий БТР. К чему готовят регионы? – такую загадку пытаются сейчас разгадать все, кто увидел это видео.

Осень. Вновь падают губернаторы…

Для тех, кто следил за отставками губернаторов этой весной, осенние проявления кадровой политики федеральной власти не являются чем-то неожиданным. Весенняя ситуация повторяется практически до мелочей и становится малоинтересной. Правда, она дала почву для множества шуток: так, в сетях ставят рядом фото Никитина, направленного в Нижний, и Азарова, которого послали в Самару. Они похожи как клоны. Предлагают найти десять отличий, а также не спутать одного Никитина с другим – Андрей Никитин, тоже из федеральных «технократов», по такой же схеме только что стал губернатором Новгородской области. Впрочем, федералы и без того постоянно путают Великий Новгород с Нижним. А так какая разница – здесь Никитин и там Никитин.

В Самаре полиции не понравился чувашский флаг

Спустя несколько дней после прошедшей в 200 городах РФ антикоррупционной акции, объявленной Алексеем Навальным, можно констатировать: в каждом регионе протестные события развивались по-разному. Это зависело от множества факторов – как от поведения властей, так и от специфики самих регионов и протестных движений. Так, достаточно многочисленными можно назвать митинги и шествия в Самаре и Тольятти. В Самаре вышло больше 3 тыс. человек, в Тольятти – 1,5 тысячи.

Властям Тольятти кукиш, а не парк «Патриот»

Тольяттинские власти очень хотели создать парк, аналогичный пресловутому парку «Патриот», на базе уже действующего в Тольятти паркового комплекса истории техники им. К. Г. Сахарова. Логика чиновников понятна – только первая очередь подмосковного проекта стоит несколько десятков миллиардов рублей. Милитаристские развлекалки вкупе со служением культу «Великой Победы» создали бы и в Тольятти благословенные возможности для освоения бюджета.

Экстремистская борьба с экстремизмом

С «экстремизмом» в РФ борются серьезно и на всех уровнях. Последняя нашумевшая история – о том, как челябинская прокуратура нашла проявления экстремизма в самой борьбе с экстремизмом.

Федералистская альтернатива в Белом движении

arh19

Ярослав Бутаков. Весной 1918 года, когда по всей бывшей Российской империи начало развёртываться антибольшевицкое Сопротивление, на территории нынешней РФ возникло немало региональных правительств. Казалось бы, сама логика подталкивала к тому, чтобы ещё в ходе борьбы создавались условия для федеративной не-большевицкой России.

Чем отличается самарский губернатор от президента Гданьска?

После протестов 26 марта во многих регионах стали спешно проводить «антиэкстремистские» и «патриотические» мероприятия для школьников и студентов. В принципе нет ничего плохого, когда целый губернатор приходит поговорить с молодежью. Однако все познается в сравнении: недавно один из калининградских блогеров рассказал, как побывал на уроке гражданственности в одной из школ польского города Гданьска. Туда пришел президент Гданьска (в Польше главы городов называются именно так). Он объяснял школьникам: гражданственность заключается в следующем – при любом нарушении конституционных прав нужно не молчать, а выражать протест и указывать власти, что она делает неправильно, добиваться справедливости.