Питерские государственники считают, что городская площадь принадлежит мертвецам, а не живому народу

21 августа стало известно, что знаменитое Марсово поле в Питере исключено из списка так называемых «гайд-парков». Термин сам по себе в современном российском исполнении является довольно неряшливым – под ним подразумевается не постоянная точка, где те или иные люди вслух агитируют за что-то им важное (как изначальный Гайд-парк в Лондоне), а место, где разрешается проводить митинги. В Петербурге таким образом не осталось площадей в центре города, где митинги разрешены.

Быть или не быть «улице Ленина»?

Михаил Фельдман. Так чего же боятся чиновники и законодатели, цепляясь за советскую топонимику, как за спасательный круг? И чего ждёт верховная власть, игнорируя давно назревшую необходимость декоммунизации? Видимо, слишком уж трудно совместить нынешний возврат к политическим репрессиям и откровенному государственному террору с неприятием эпохи коммунистического тоталитаризма, где были в ходу те же методы.

Города строгого режима

До середины июля несколько крупных городов и регионов РФ обречены жить в безумном режиме. Причина – не активизация террористов, не природные катаклизмы, не государственные перевороты и не военная угроза, а всего лишь международные футбольные соревнования под названием Кубок конфедераций. Кроме перекрытия трасс и отмен на время матчей ряда маршрутов общественного транспорта, это фактическое ограничение доступа туристов и гостей. Речь идет о Петербурге с Ленобластью, Москве и Московской области, Казани и Татарстане, Краснодарском крае.

Фестиваль каторжного «бизнеса»

В Москве в Центральном выставочном комплексе «Экспоцентр» проходит «Фестиваль бизнеса». В церемонии его открытия принял участие заместитель директора ФСИН России Олег Коршунов. Это не случайно – российский «бизнес» все больше строится на труде заключенных. Например, на экспозиции уголовно-исполнительной системы Ярославской области представлена продукция, изготовленная на базе подведомственных учреждений.

Moscovia-2042

Ярослав Бутаков. Итак, каким я желал бы видеть светлое будущее Москвы и Подмосковья, то есть моего родного региона, через 25 лет? Сразу подчеркну: Российская Федерация существует в это время и становится федерацией не только на бумаге, но и в действительности. Не стану уточнять её внешних границ в это время, ибо не вижу в этом большой надобности.

Российское государство уходит из России, или разгром местного самоуправления как палка о двух концах

Светлана Гаврилина. Госдума приняла поправки в закон «Об общих принципах организации местного самоуправления». Теперь допускается право областных властей объединять городские и сельские поселения в более крупные городские округа. Людей при этом не спрашивают. Хотя такие «укрупнения» происходят уже давно, лишая жителей сотен населенных пунктов даже жалкого подобия местной власти.

Сибирская триеннале «Здесь вам не Москва»

На триеннале российского современного искусства в московском музее Garage представлены работы сибирских художников, среди которых особое место занимает знаменитая Монстрация.

Уголовный кодекс на страже территориальной целостности

Дамир Гайнутдинов. 9 декабря 2013 года группа депутатов от КПРФ (среди которых был, кстати, и сбежавший на Украину Вороненков) внесла проект закона № 403815-6 о дополнении Уголовного кодекса статьей 280.1. Он был принят с фантастической скоростью. Как говорилось в пояснительной записке, «вводимые нормы позволят предупреждать возможные сепаратистские тенденции и призывы к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам».

Дороги смерти делятся на зоны

Новостные порталы регионов с населением больше 1 млн. человек выискивают в только что опубликованном рейтинге безопасности дорог РФ места своих областей.