Питерские государственники считают, что городская площадь принадлежит мертвецам, а не живому народу

21 августа стало известно, что знаменитое Марсово поле в Питере исключено из списка так называемых «гайд-парков». Термин сам по себе в современном российском исполнении является довольно неряшливым – под ним подразумевается не постоянная точка, где те или иные люди вслух агитируют за что-то им важное (как изначальный Гайд-парк в Лондоне), а место, где разрешается проводить митинги. В Петербурге таким образом не осталось площадей в центре города, где митинги разрешены.

Доктрина размосквичивания

Юрий Крупнов. Неостановимый и неконтролируемый рост Москвы на фоне опустынивания, обезлюдения и скукоживания остальной территории России превратился за последние полвека в главную опасность и проблему страны.

Быть или не быть «улице Ленина»?

Михаил Фельдман. Так чего же боятся чиновники и законодатели, цепляясь за советскую топонимику, как за спасательный круг? И чего ждёт верховная власть, игнорируя давно назревшую необходимость декоммунизации? Видимо, слишком уж трудно совместить нынешний возврат к политическим репрессиям и откровенному государственному террору с неприятием эпохи коммунистического тоталитаризма, где были в ходу те же методы.

Города строгого режима

До середины июля несколько крупных городов и регионов РФ обречены жить в безумном режиме. Причина – не активизация террористов, не природные катаклизмы, не государственные перевороты и не военная угроза, а всего лишь международные футбольные соревнования под названием Кубок конфедераций. Кроме перекрытия трасс и отмен на время матчей ряда маршрутов общественного транспорта, это фактическое ограничение доступа туристов и гостей. Речь идет о Петербурге с Ленобластью, Москве и Московской области, Казани и Татарстане, Краснодарском крае.

Фестиваль каторжного «бизнеса»

В Москве в Центральном выставочном комплексе «Экспоцентр» проходит «Фестиваль бизнеса». В церемонии его открытия принял участие заместитель директора ФСИН России Олег Коршунов. Это не случайно – российский «бизнес» все больше строится на труде заключенных. Например, на экспозиции уголовно-исполнительной системы Ярославской области представлена продукция, изготовленная на базе подведомственных учреждений.

Moscovia-2042

Ярослав Бутаков. Итак, каким я желал бы видеть светлое будущее Москвы и Подмосковья, то есть моего родного региона, через 25 лет? Сразу подчеркну: Российская Федерация существует в это время и становится федерацией не только на бумаге, но и в действительности. Не стану уточнять её внешних границ в это время, ибо не вижу в этом большой надобности.

Внутримосковский регионализм

Алексей Широпаев. Несомненно, что движение против “реновации” стимулирует московское гражданское самосознание. Тут и там реяли пёстрые флаги районов Москвы (эдакий внутримосковский регионализм-патриотизм), обозначающие протестные “грибницы” гражданского общества (очень приятно было видеть и флаги моего района Коптево, тем более, что они имеют крамольное ныне жовто-блакитное цветосочетание).

Российское государство уходит из России, или разгром местного самоуправления как палка о двух концах

Светлана Гаврилина. Госдума приняла поправки в закон «Об общих принципах организации местного самоуправления». Теперь допускается право областных властей объединять городские и сельские поселения в более крупные городские округа. Людей при этом не спрашивают. Хотя такие «укрупнения» происходят уже давно, лишая жителей сотен населенных пунктов даже жалкого подобия местной власти.