Швейцария — страна, которой быть не должно!

Но она есть! Четыре национальных языка, две конфессии, 26 самостоятельных и суверенных регионов — что у них общего? Почему, несмотря на все разногласия и противоречия, им всем удается сохранять национальное единство? Отвечает швейцарский политолог Михаэль Херманн (Michael Hermann).

К Европе регионов

Европейский Свободный Альянс (European Free Alliance) — общеевропейская политическая партия, а точнее – блок более 40 региональных партий из различных стран ЕС. На наши вопросы ответил исполнительный директор Альянса, фламандский регионалист Гюнтер Даувен (Günther Dauwen).

Как изменится политическая карта постсоветского пространства после Путина?

Павел Мезерин. Всё постсоветское пространство до сих пор настолько завязано на политико-экономические процессы внутри и вокруг России, что её распад может сдетонировать аналогичными процессами и в других странах – республиках бывшего Советского Союза.

Финны вытащили свой «счастливый билет» и не отдали его никому

Валерий Поташов. К чему пришли два родственных народа за почти вековую историю Финляндской республики и Республики Карелия, думаю, очевидно.

Федерализм в Швейцарии — это воздух, которым дышат люди

О том, как устроен федерализм в Швейцарии, мы поговорили с Игорем Петровым, руководителем русской редакции информационного портала Swissinfo.

Островной союз

Правительства трех средиземноморских островных регионов – Балеарских островов (Испания), Корсики (Франция) и Сардинии (Италия) – заключили между собой соглашение, нацеленное на защиту своих общих интересов перед институтами ЕС.

Доклад об Ингрии в шведском университете

На ежегодной конференции “Transforming Spaces – Mastering Uncertainty”, которую проводит Университет Södertörn (Стокгольм), 2 декабря прозвучал доклад петербургской исследовательницы Дарьи Старикашкиной “Наследие Ингрии в Санкт-Петербурге”, посвященный современной ингерманландской идентичности.