Нет свободы без солидарности

Как бы сложно ни развивались события для стремящихся к независимости жителей Каталонии (а что они развиваться будут сложно, сомнения нет), жителям российских регионов все же можно им позавидовать.

Русские: федерация или смерть

Авраам Шмулевич. В течение столетий русские, как нация, при защите своих интересов в столкновении с другими народами опирались, в основном, на мощь государства. Сегодня данная модель не работает.

Кто кого: «мадридский двор» или европейская демократия?

Глеб Кузнецов. А тем временем главная европейская тюрьма народов – Испания – сделала большой шаг к краху. Парламент Каталонии таки принял закон об «обязывающем характере» референдума об отделении 1 октября.

Проклятие территорий

Владислав Иноземцев. Россия является самой большой империей, какую только знала ис­тория, если учитывать как размер контролировавшихся из Москвы или Петербурга территорий, так и продолжительность управления ими.

Непростая судьба Генконсульства США на Урале

Ксения Кириллова. Разгоряченные продолжающимися истеричными комментариями российского МИДа, российские медиа наперебой предлагают свои варианты «расправы» над американцами. Самым популярным предложением на этом фоне стала инициатива закрытия Генконсульства США в Екатеринбурге.

Черкесский узел

Авраам Шмулевич. Черкесы – единственный народ, для которого Кавказская война все еще не закончилась. Единственный народ, который не только серьезно пострадал в ходе этой войны, но для которого отрицательные последствия поражения все еще актуальны и, более того, катастрофичны.

Парламент Каталонии готов провести референдум о независимости 1 октября

Парламент Каталонии принял закон о референдуме: жителям автономного региона Испании предлагают ответить на вопрос о том, видят ли они Каталонию независимой республикой. Правительство Испании по традиции оспорит закон в суде. Сторонники независимости намерены провести референдум 1 октября.

Почему в России неуютно

Дмитрий Губин. На окраинах европейских городов можно жить с удовольствием и комфортом. У нас же за пределами центра – кошмар и позор.