Константин Боровой: Дезинтеграция империи – единственный способ выживания для регионов

Интервью After Empire с лидером партии «Западный Выбор» – о том, что региональные элиты все более вынуждены прислушиваться к населению, а не к Кремлю, почему в 1990-е годы не получилось реальной федерации, а сегодня точка невозврата уже пройдена

Возможна ли автокефалия Новгородской церкви?

Дмитрий Сарутов. С получением самостоятельности УПЦ получает право раздавать томосы в отношении епархий, ныне входящих в РПЦ, но которые когда-то были в составе Киевской митрополии. И самым очевидным кандидатом на получение такого томоса является Великий Новгород.

Евген Цыбуленко: В том, что путинская Россия распадется – я нисколько не сомневаюсь

Интервью After Empire с руководителем Украинского землячества в Эстонии и профессором международного права – о специфике эстонских украинцев, возможна ли параллель между Нарвой и Донбассом, и о том, почему распад империи – в интересах самих россиян

Референдум по-имперски: вместо независимости – самообложение

Что вы знаете о референдумах? Не спешите с ответом. Наверное, такой «референдумной» практики, которая, как оказалось, существует в Татарстане, вы себе представить не могли.

Гибралтар победил!

Непросто живется гибралтарцам. Постоянно приходится доказывать, что их маленький Гибралтар – уникальный самобытный регион, а не окраина каких-то недораспавшихся империй из прошлого века, которые решают за них, в какой стране им жить.

«А на грудях його сяяла медаль за місто Будапешт»

Авраам Шмулевич. Одним из нарастающих региональных конфликтов последнего времени выглядит обострение отношений Украины с Венгрией из-за статуса живущих в Закарпатье венгров – украинских граждан.

С чего начать после империи: федерация или национальное государство?

Дискуссия главного редактора After Empire Вадима Штепы с ответственным секретарем Форума свободной России Иваном Тютриным

Шотландия против британского сепаратизма

Обретение независимости – единственный для Шотландии путь решения проблемы Brexit. Об этом заявила первый министр Шотландии Никола Стерджен, выступая с программной речью на ежегодном съезде возглавляемой ей Шотландской национальной партии (ШНП).