Даниил Коцюбинский: «Когда в очередной раз произойдет обвал империи…»

Интервью After Empire с историком и публицистом – о глобальном сепаратизме, Республике Санкт-Петербург, Крыме и Каталонии

Психологический забор

На участках сухопутной границы между Литвой и Россией закончено строительство забора длиной в 45 километров. Двухметровое металлическое ограждение с электронными устройствами контроля расположено на границе с Калининградской областью, сообщает Русская служба ВВС.

Перезагрузка регионализма: от «белой революции» до Навального

Вадим Штепа. Между «белой революцией» 2011-2012 гг. и нынешней «забастовкой избирателей», которые прокатились по множеству регионов, есть заметная разница. Тогда участники протестов охотно использовали свою неофициальную региональную символику, поднимая на митингах ингерманландские, карельские, сибирские флаги. Сегодня этих флагов почти не видно. Но при этом протестные акции проходят в гораздо большем количестве городов, чем в те годы.

Павел Мезерин: «Литва уже пять веков противостоит имперской Москве»

Интервью After Empire с ингерманландским регионалистом, получившим политическое убежище в Литве

Федерализм – просто сделай это…

Евгений Ихлов. Считается, что империя – это многонациональное государство. На самом деле империя – это «многострановое» государство. «Страна» в этой формуле – историческая область, связанная с народом, создавшим в ней свои государственные или протогосударственные социальные формы.

Ненациональный регионализм

Андрiй Третяк. Nation в мировом понимании – это не привычная для постсоветского человека этническая «национальность», которую записывали в паспорте, а народ в смысле принадлежности к определенному государству. Регионализм, как политику, нельзя сводить к узкому этническому дискурсу.

Россия «после империи». Аналогии, уроки. Риски, вызовы, прогнозы– 2

Олег Кудрин. На начальном этапе выстраивания парадигмы Российской (кон)федерации полезно не ограничивать свои взгляды, идеи и даже фантазии. Почему? Да потому что парадигма России как империи, как строго централизованного государства постордынской матрицы чрезвычайно сильна и устойчива.