Евгений Ройзман не желает участвовать в безвыборном спектакле

Все последние годы Екатеринбург, несомненно, был одним из самых политически самобытных и ярких городов России – последним оазисом демократии в выжженной пустыне путинского авторитаризма.

Павел Левушкан: Нельзя растворяться в империи

Интервью After Empire с рижским лютеранским пастором – о потомственном бунтарстве, сибирской идентичности и архипелаге русского культурного мира

Илья Лазаренко: Фактор великорусского этноса нельзя игнорировать

Интервью After Empire с общественным деятелем – об истоках и символике Залесского проекта, причинах неуспеха регионализма в «центральной» России и новом прочтении термина «Великороссия»

В Красноярске – дни эстонской культуры, в Эстонии – политэмигрант из Красноярска

Во времена сталинских депортаций 40-50-х гг. ХХ века за Уралом оказалось несколько десятков тысяч эстонцев, многие из которых так и не смогли потом вернуться на родину.

Раджана Дугарова: Если ты приносишь войну на чужую землю, огонь к тебе вернется

Интервью After Empire с политической активисткой из Бурятии – о вынужденном отъезде за границу, несбывшемся (пока) республиканском суверенитете и неизбежном распаде империи

Интересный альянс в Клайпеде, или Почему в Литве есть политика, а в России нет?

В традиционно многонациональном и поликультурном городе вот уже два десятка лет доминируют две партии — «Движение либералов» и «Русский альянс».

Имперская этнология: «Татаро-башкиры» есть. Поморов нет.

С очень спорной, на грани провокации, инициативой выступил «главный этнолог» России, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков. Он предлагает ввести новый этноним «татаро-башкиры».

«На гоп-стоп»

Владимир Мелихов. Последние два дня вся лента заполнена фотографиями жесткого разгона протестующей молодёжи 5 мая, среди которых практически каждая вторая – фото негодяев с нагайками, избивающих людей. Нахлобученные на их головы кубанки и нацепленные на рукава их спецодежды шевроны «…казачий полк…» или «Центр.казачье войско» дало повод практически всем комментирующим эти события говорить о них как о казаках.

Петербург вспоминает свою революционную историю?

Павел Мезерин. Несколько тысяч активных петербуржцев вышли на Невский проспект и, можно сказать, заняли его.