Символ нынешней России: молитва на площади Ленина

Безумный микс царской России и СССР в сочетании с «новыми технологиями» вроде молитвенных палаток и икон-баннеров может свести с ума любого здравомыслящего человека.

Губернаторы по вызову

Игорь Яковенко. Чтобы понять масштаб абсурда, происходившего на этой прямой линии, надо провести мысленный эксперимент и представить себе, как Трамп вызывает к доске губернатора Техаса.

Как стать «террористом»?

Омского правозащитника и журналиста Виктора Корба внесли в «список экстремистов и террористов» Росфинмониторинга – всего лишь за цитирование материалов публичного судебного процесса!

Илья Пономарёв: Чем дольше Путин у власти, тем больше вероятность распада страны

Интервью After Empire с левоцентристским политиком – о причинах «единогласия» во власти, о том, как федерализм проиграл унитаризму в советской и постсоветской истории и о единственном способе сохранения России

«Дальний Восток» или Республики Тихоокеанского побережья?

Ярослав Бутаков. Дальний Восток… При этих словах возникают определённые, но различные ассоциации. Для «центральных областей России» это Владивосток с Тихоокеанским флотом, икра, крабы… То есть, повод для «патриотической гордости», символ имперской мощи плюс потребительский ресурс для желудка. Короче, типично колониальный подход.

Виктор Трегубов: Децентрализация – ресурс развития страны

Интервью After Empire с главным редактором портала «Пётр и Мазепа» – о том, как сайт для русского меньшинства Украины превратился в общенационально-оборонительный, почему СБУ была права в случае Бабченко, об украинской региональной success story и нарастании хрупкости кремлевской империи

Грамоты Республики Зелёный Клин

В школе №30 города Уссурийска Приморского края учеников за успехи в учёбе наградили почётными грамотами с украинским гербом и флагом.

Новые репрессии центра «Э» в Ростове-на-Дону и Калининграде

Центр по борьбе с экстремизмом при МВД РФ (так называемый Центр «Э») за несколько лет превратился из заштатного отдела, куда ссылали самых бездарных сотрудников полиции, в мощную и беспредельно жестокую машину политического террора.