Великие русские языки

Дмитрий Витушкин. “В Украине” или “на Украине”? “Белоруссия” или “Беларусь”? Из года в год ведутся подобные споры и несть им числа. А ведь русский язык, как и любой другой распространённый язык, не может быть представлен лишь одной версией.

Сибирский язык и сибирская политика

Ярослав Золотарёв. Движение за сибирский язык началось почти сразу после его появления как литературного стандарта, и в организационном плане выглядело как сеть интернет-сообществ.

На следующий день… Несколько мыслей о жизни после Кремлевского Майдана

Андрей Туоми. «Есть ли будущее у карельского регионализма и каким мне оно видится» — на такую тему мне предложили порассуждать коллеги из ресурса afterempire.info. Я бы по-другому поставил этот вопрос: возможно ли у Карелии иное будущее, нежели движение к регионализму?

Воспоминание об индустриализации

В Челябинской картинной галерее до марта продлится открывшаяся в конце года выставка живописи, посвященная, как пишет Znak.com, «великой и страшной эпохе» индустриализации края.

Федерация или распад?

Вадим Штепа. Некоторые одномерно мыслящие личности с появлением нашего портала принялись донимать меня, как его редактора, вопросом: так чего же вы все-таки хотите? Удержать федерацию или развалить Россию?

Регионализм – это национализм следующей русской революции

Пол Гобл. Нет большего абсурда, чем полагать, будто все русские «одинаковы», как утверждает Москва. Кремль и его сторонники очень опасаются разных русских региональных идентичностей.

«Леноблы» против «ингров»: победит ли дружба?

Виктор Шаву. Как себя идентифицировать полутора миллионам жителей Ленинградской области, тем более что это отдельный от Санкт-Петербурга субъект федерации? То есть понятно, что житель Гатчины – гатчинец, житель Лодейного Поля – лодейнополец, житель Подпорожья – подпорожец. А вместе – кто они? «С-под Питера»?

Кёнигсбергский регионализм

Олег Саввин. Если в «большой России» обычно принято равняться на другие регионы, то эксклавное положение Кёнигсбергского края автоматически приводит его жителей к сравнениям жизненных стандартов со своими соседями, и сравнение это явно не пользу «форпоста на Балтике» под флагом триколора.