Почему Сибирь не Австралия?

Ярослав Золотарёв. Областничество являлось формой национального мышления сибирского народа, и само его существование говорит о том, что народ осознавал себя как таковой, его образованные представители задумывались об интересах сибиряков и призывали бороться за них.

Границы между терминами: регионализм, федерализм, сепаратизм …

Вадим Штепа. Следует разобраться с некоторыми терминами, которые часто мелькают в публицистике и сетевых дискуссиях, но иногда путаются до неразличимости. В такой путанице порой теряются всякие смыслы, но властвуют пропагандистские стереотипы и иррациональные предубеждения. «Спор о словах» иногда полезен. Потому что без понимания современных политических теорий практической политики в России просто не будет. Останутся только пропаганда и страхи.

Крым свой

Дмитрий Витушкин. 20 февраля — в этот день три года назад начался Крымский кризис. В 2014-м он быстро привёл к тому, что Крым, по версии Кремля, обрёл российскую юрисдикцию. С тех пор и сторонники, и противники присоединения полуострова к РФ высказывались неоднократно. При этом почти не было слышно регионалистов — сторонников «третьего пути» Крыма. А жаль, ведь именно их позиция могла бы стать золотой серединой, консенсусом, который завершил бы противостояние Киева и Москвы.

Европейский Татарстан: истоки и перспективы

Ильнар Гарифуллин. Нынешний «европейский путь» в идеологическом плане – это, прежде всего, движение к федерализму (некоторые политологи считают федерацией сам ЕС) и развитие институтов местного самоуправления. Татарстан же – единственный из российских регионов, который активно продолжает дискурс о федерализме в России.

27 лет суверенитета Карелии: терять, кроме цепей, больше нечего

Андрей Туоми. 15 февраля Карелия наконец-то узнала о долгожданной отставке губернатора Александра Худилайнена. Отставка и назначение главы республики по-прежнему остаются в компетенции федерального центра и иначе, как в режиме «ручного управления» из Москвы, не решаются. Таков итог работы той модели федерализма (а точнее, его отсутствия), которая принята нынче в России за основу.

Ярославцы предпочитают День Валентина дню Хавроньи

Как бы ни пытались российские власти и церковники дезавуировать в глазах населения «чуждый» праздник Дня св. Валентина, это им не очень удается.

Вечный Новгород

Денис Немчинов. Николай Подосокорский на прошлой неделе написал о том, что сегодня осталось от вольного духа Великого Новгорода? А вчера в Новгородскую область был назначен очередной московский наместник. Я хотел бы предложить иной взгляд на эти события: может быть, более символический и далекий от текущей политической конкретики, но с другой стороны – ярче показывающий исторические смыслы.

О региональных брендах «янтарного края» на Балтике

Елена Ломако. В разных субъектах РФ существуют свои узнаваемые региональные бренды. Многие слышали про «вологодское кружево», сибирские бренды со «снежинкой» и т.д. Иногда тот или иной город известен даже не столько по конкретной торговой марке, производимому виду продукции, достопримечательностям или сувенирам, но и по ассоциациям на культурном уровне, которые с ними возникают.

Перезагрузка проекта «Россия» – Европа до Берингова моста

Павел Мезерин. После краха коммунистической идеологии и распада СССР в 1991-м новая демократическая Россия, как и в 1917 году, не смогла найти смысла своего существования и своей роли в мире. На волне колоссального кризиса идентичности она сегодня снова пытается стать империей. Это означает только одно – если этот процесс не остановить, то новые вооружённые конфликты по периметру её внешних границ будут продолжаться и нарастать.

Страна, которая колонизуется

Александр Эткинд. Русские романтики и потом советские поэты воспевали тепло и красоту России. Историки, напротив, были склонны к тревогам в отношении российского климата, природного и социального. «В семьях мы имеем вид чужестранцев; в городах мы похожи на кочевников… Мы как бы чужие для себя самих», — писал Чаадаев, открывая русскую интеллектуальную историю.