Почему воспроизводится имперская матрица?

Ярослав Бутаков. Мы видим, что лозунги расширения прав регионов, установления подлинно федеративных отношений занимают крайне незначительное место в политическом багаже нынешней оппозиции, а то и отсутствуют вовсе.

У каждой борьбы за независимость – свой путь

Игорь Яковенко. О том, почему стремление к суверенитету в Каталонии, Новой Каледонии и Татарстане проходит в столь разных условиях и имеет столь различные результаты

Вольные тамбовские волки

Ярослав Золотарёв. Сибирскими, уральскими и даже северо-западными регионалистами центральные районы России зачастую воспринимаются как главная опора московского имперства.

Прыгнуть со скалы: обряд инициации для наместников

Павел Лузин. В сентябре–октябре в России были заменены 11 губернаторов. Эти перестановки сразу породили мифы о молодых «технократах» и о прогрессивном кремлевском курсе на обновление элит.

Почему Каталония не Лугандон?

Ярослав Бутаков. Независимость Каталонии сродни не отделению Лугандона от Украины, а независимости Украины, стран Балтии и других национальных государств от Российской империи.

Два имперских киносапога

Депутат Поклонская и режиссер Учитель просто по-разному демонстрируют свою любовь к «скрепе» – нафталиновому самодержавию. Только одна считает образ царя чем-то сакрально-бестелесным, а другой «очеловечивает» образ самодержца – дескать, «и цесаревичи любить умеют». Причем оба соревнуются в этой любви на деньги налогоплательщиков.

Зима близко. Финишная прямая последней империи?

Виктор Петров. В России обозначился круг лиц, способных привести режим к трем разновидностям краха.

Каталония: сторонники независимости начинают и выигрывают

Авраам Шмулевич. Если «мятежники» не допустят существенной ошибки – они уже выиграли. А «мадридский двор» на ошибки просто обречен – что бы он ни делал, вернуть ситуацию назад ему не удастся.

Переустройство империи

Владислав Иноземцев. Если Россия не может избавиться от мечт об имперскости и от страданий по утраченной империи, единственным выходом из сложившейся ситуации яв­ляется создание с нуля ещё бóльшей империи, присутствие в которой даже в качестве её составной части может скрасить имперские ре­минисценции.