Страна, которая колонизуется

etkind-book

Александр Эткинд. Русские романтики и потом советские поэты воспевали тепло и красоту России. Историки, напротив, были склонны к тревогам в отношении российского климата, природного и социального. «В семьях мы имеем вид чужестранцев; в городах мы похожи на кочевников… Мы как бы чужие для себя самих», — писал Чаадаев, открывая русскую интеллектуальную историю.

Что сегодня осталось от вольного духа Великого Новгорода?

shelon

Николай Подосокорский. В повести «Марфа-Посадница, или Покорение Новгорода» 1802 года Николай Карамзин вложил в уста воеводы московского государя, князя Холмского такие слова: «Народы дикие любят независимость, народы мудрые любят порядок, а нет порядка без власти самодержавной». Ответный возглас Марфы Борецкой: «О великие воспоминания древности! Вы ли должны склонять нас к рабству и к узам?» был поддержан новгородцами, но в нашей гражданской войне Севера с Югом, в отличие от истории США, более свободолюбивый Север проиграл рабовладельческому Югу, и с тех пор «порядок» в стране стал прочно ассоциироваться с деспотизмом, сверхцентрализацией и бесправием как регионов, так и простых граждан.

Перезагрузка. Антиутопия

reset

Анатолий Беднов. Все шло своим чередом прежним курсом. Пока в тронной речи национальный лидер не обронил, как бы ненароком: «Мы как-то стали забывать, что Россия – это не только единое, но еще и федеративное государство. Мы буквально выстрадали федерализм своей историей».

Население бывшего немецкого села в Поволжье не хочет отдавать колокол лютеранской кирхи

Жители села Липовка Энгельсского района Саратовской области обратилось в различные инстанции, включая прокуратуру с жалобой на попытку неизвестных снять колокол с немецкой кирхи 1906 года постройки.

Гений места?

kalinin

Вадим Давыдов. Казалось бы, советизация, да ещё и при практически полном отсутствии системной, документированной памяти о прошлом (не считать же таковой могилу Канта?), в условиях, когда даже число материальных следов прежней цивилизации сведено к минимуму, а население перемещено и перемешано, носит окончательный и необратимый характер. Но в конце восьмидесятых и начале девяностых начинаются совершеннейшие чудеса.

Асабия. Второе философское письмо о распаде России

russia-gate

Игорь Жордан. В предыдущем письме я мельком упомянул, что прежде империи умирает ее душа. Сегодняшнее письмо посвящено обсуждению того, что дело здесь не просто в грустной метафоре, а за выражением «душа» стоят некоторые социальные реалии, хотя и не вещественного свойства.

Желтый миф

yellow

Михаил Кулехов. Если послушать людей, живущих по ту (западную) сторону Урала, то у нас в Сибири давно уже проходу нет от китайцев. Заполонили, понимаешь, все что можно, лес весь срубили, всех лягушек в болотах переловили… В общем, слегка перефразируя Высоцкого, «китайцы, китайцы, кругом одни китайцы».

“Эх, казаки, эх казаки, завтра будем рубить царские полки!”

kazaki

Авраам Шмулевич. Делая ставку на казацкое движение как на опору своей власти, Кремль может крупно просчитаться. Москва напрасно забывает про казацкий сепаратизм. Большую часть своей истории казаки воевали с Москвой, выступали как антиимперская сила.

В Ростове запрещают печатать логотип областного юбилея на неправильном фоне

Неоднократно замечалось, что современные власти российских регионов стремятся укоротить их историю, отсчитывая ее с какого-нибудь постановления советского правительства. Это касается городов, насчитывающих как минимум несколько веков жизни, и их окрестностей.