Страх и память. Державный террор как основа русской политической культуры

Даниил Коцюбинский. Характерны памятники «местным культурным героям», которые ныне устанавливаются в российских регионах, притом отнюдь не только в национальных республиках, но и в тех городах, которые некогда сопротивлялись экспансии московского государства. Тверь (памятник князю Михаилу Ярославичу), Новгород Великий (память о Марфе Посаднице), Псков (проект памятника князю Довмонту), Рязань (памятник Олегу Рязанскому), Казань (памятник жертвам завоевания 1552 г.) и другие региональные центры постепенно вырабатывают свой, независимый от «Великой России», регионально самодостаточный культурно-исторический проект.

Москвич в «провинции»

Ильнар Гарифуллин. Федерализм в понимании Алексея Навального – это не договоры о совместном существовании между различными народами и регионами РФ. Для него федерализм – это, прежде всего, перераспределение финансовых ресурсов. Пусть даже Москва щедро поделится ими с регионами – все равно, она так и останется имперским гиперцентром, который сам по себе несовместим с принципом федерации.

Почему США не распадутся? Проблемы и типы американского сецессионизма

Дмитрий Ахтырский. Типичный американский патриот, живущий в сельской местности, будет каждое утро гордо поднимать на своей земле американский флаг, однако при этом ненавидеть федеральное правительство. Типичная его фраза может звучать примерно так: «Вот моя двустволка – и ни один федерал не сунет ко мне носа, не подойдет на расстояние выстрела».

Байкалия. Вечное движение Середины Земли

Михаил Кулехов. Когда китайцы называют свою страну Чжун Го – «срединным государством», мы по-добрососедски улыбаемся. Нет, мы не спорим, конечно. Мы-то знаем: на самом деле Середина Земли – это Иркутск. Историческая столица Байкальской Сибири.

Пар из-под катка. Экономический коллапс заставил российские власти снова заговорить о «хозяйственной» свободе регионов

Виктор Шаву. Обжегшись на двух «чеченских» войнах, власти активно дули на воду, буквально закатав паровым катком в асфальт любые проекты, связанные хоть с какой-то инициативой «на местах». Представителям властной вертикали и «силовикам» мерещились вооруженные до зубов боевики в тишайших библиотекарях и «иностранные агенты» в любителях народных танцев. А уж про экономистов нечего и говорить.

Почему Калининград — Европа

Михаил Фельдман. Сегодня в Калининградской области размещаются усиленные воинские контингенты и оружие массового поражения. Однако жителей региона следует рассматривать не как потенциальных агрессоров, а как заложников ситуации.

Политика региональной идентичности в Пермском крае: новые внешние вызовы

Олег Подвинцев. Свертывание проектов «культурной революции» в Пермском крае вряд ли стало бы возможным, если бы пермское сообщество не оказалось расколотым по этому вопросу, в немалой степени в силу того что «культурная революция» проводилась преимущественно руками «варягов», не способных, а во многом и не желавших избавиться от такого их восприятия внутри региона.

Уголовный кодекс на страже территориальной целостности

Дамир Гайнутдинов. 9 декабря 2013 года группа депутатов от КПРФ (среди которых был, кстати, и сбежавший на Украину Вороненков) внесла проект закона № 403815-6 о дополнении Уголовного кодекса статьей 280.1. Он был принят с фантастической скоростью. Как говорилось в пояснительной записке, «вводимые нормы позволят предупреждать возможные сепаратистские тенденции и призывы к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам».

14 ингерманландских тезисов

Регионализм в Ингрии — более чем естественен и обусловлен центробежными тенденциями в Северной Евразии за последние лет 30. Уже не первое десятилетие практически на всех протестных митингах в Городе на Неве можно увидеть наш жёлто-красно-синий флаг с крестом. Потому что народ разочаровался в имперской власти и имперской же оппозиции.

Президент Навальный – новый ремейк империи?

Татьяна Винцевская. Алексей Навальный позиционирует себя как главного оппозиционного кандидата на российских президентских выборах 2018 года. Однако его недавнее интервью екатеринбургскому порталу ZNAK показало, что многие его взгляды практически не отличаются от точки зрения власти. Особенно в том, что касается федерализма.