Хочет ли Карелия присоединиться к Финляндии?

Андрей Туоми. В Российской Федерации очень боятся всяких разговоров о регионализме. Любая попытка завести дискуссию на тему политической или экономической самостоятельности регионов или по поводу суверенных прав населения республик, краев и областей, которые повсеместно нарушаются и растаптываются федеральным центром, тут же расценивается как сепаратизм и экстремизм со всеми вытекающими последствиями.

Территория: как не рухнуть в палеолит

Дмитрий Ахтырский. Когда-нибудь мы вырастем и станем детьми. Мы преодолеем энтропию и инерцию, и будем воображением создавать новые пространства, не применяя силы. Мы станем прозрачными и всепроникающими. Мы не будем занимать места – потому что утратят смысл слова «место», «собственность» и «территория».

Каталонец в Чувашии

Каталонца Эктора Алос-и-Фонта нередко называют “первым и единственным чувашским социолингвистом”. Выпускник университета Барселоны, уже несколько лет он живет в Чебоксарах и изучает языковую ситуацию в Чувашии.

«Снежная революция» и регионализм

Денис Билунов. Полезно вспомнить, что митинги «снежной революции» 5-летней давности проходили не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Петрозаводске и ряде других городов. Причем белые ленты там легко сочетались с собственной региональной символикой и требованиями – но московские «лидеры протеста» этот факт не замечали.

Народ в народе

Анатолий Беднов. Поморы в России до сих пор официально не признаны этнической общностью. Хотя это – не прихоть этнических активистов, а насущная необходимость.

Казань как Монреаль, или чему Москва может поучиться у Оттавы

Речь президента Татарстана о несправедливости финансовой политики федерального центра вновь спровоцировала разговоры о федеративном устройстве России. Доктор политических наук, профессор Атлантического университета Флориды (США) Ренат Шайхутдинов объяснил, почему гибкость в построении федеративных отношений лучше “генеральной линии центра”.

Снова о распаде России. Письмо первое

Игорь Жордан. Общества, в которых разрушена, заснула, умерла вера в свое будущее, — эти общества становятся в очередь на вылет. Прежде империи умирает ее «душа».

О новых порядках замолвлю я слово…

Вадим Давыдов. Новый девиз человечества — даёшь уникальность! Какое влияние окажет этот новый тренд на традиционное централизованное государство — от его самого успешного воплощения в виде государства-нации по французскому образцу до failed state вроде «российской» «федерации»? Правильно — они исчезнут.

Гибридные репрессии и зарифмованная история

Андрей Туоми. Как раз та самая масса, которая сегодня молчаливо «вроде бы» поддерживает президента РФ и московскую властную элиту, уже страшно разочарована в тех, кто находится у власти в самом низу и середине вертикали — в главах муниципалитетов и в губернаторах республик, краев и областей. Вертикаль, лишенная поддержки и опоры в народе, висеть в воздухе долго не сможет. И совсем скоро, пройдя долгий и тернистый путь от невежества до неверия, от неверия до саботажа, народный гнев 86% населения РФ обрушится на головы верховной власти.

Республики в составе империи

Вадим Штепа. Среди субъектов Российской Федерации насчитывается 21 республика (не считая оккупированного Крыма). Однако главный парадокс состоит в том, что никаким республиканским самоуправлением они не обладают