Откуда взять финнов, или строительство новой идентичности

Александр Рыбалка. Короленко называл из всех национализмов украинский самым бутафорским. Великий гуманист был прав, только ошибся в оценке. «Бутафорскость» национализма – это не его минус, а огромный плюс.

Твердыни Ингрии – перелетный музей

Виктор Шаву. В канун петербургской Ночи музеев, 20 мая 2017 года в подвале лютеранской церкви города Пушкина (Царское село) открылась экспозиция «Твердыни Ингрии» – народного музея, посвященного истории крепостей и оборонительных линий, расположенных на территории современной Ингерманландии. Сегодня, к августу, многие петербуржцы и гости города успели ознакомиться с экспонатами «Твердынь Ингрии», ранее располагавшейся в статусе временной выставки в подвале Анненкирхе на Кирочной улице, в самом центре Петербурга.

Уральские проблемы и кремлевские истерики

Ксения Кириллова. На нашем портале уже обсуждалась начавшаяся этим летом странная кампания нападок имперских медиа на Уральскую республику, существовавшую 24 года назад. Я бы хотела остановиться на разборе аргументов официального агентства РИА Новости, где излит поток гневного возмущения по поводу того, как идея Уральской республики в принципе может существовать в тоталитарной России.

Быть или не быть «улице Ленина»?

Михаил Фельдман. Так чего же боятся чиновники и законодатели, цепляясь за советскую топонимику, как за спасательный круг? И чего ждёт верховная власть, игнорируя давно назревшую необходимость декоммунизации? Видимо, слишком уж трудно совместить нынешний возврат к политическим репрессиям и откровенному государственному террору с неприятием эпохи коммунистического тоталитаризма, где были в ходу те же методы.

Три особенности российской имперскости

Владислав Иноземцев. Предложение написать текст о России для сайта под названием After Empire взволновало меня некоторой наивностью такого названия. На мой взгляд, имперскость России никуда не исчезла, что подтверждается как внутренним устройством страны, так и её внешней политикой.

О кремлёвском псевдорегионализме

Авраам Шмулевич. «Зимняя война», – таков был ответ одного украинского военного, когда я спросил его о том, что означает провозглашение на востоке Украины нового якобы самостоятельного государства «Малороссия».

Мы увидим полную перекройку карты Евразии

Пол Гобл. Самый большой страх господина Путина – это появление еще одной страны, где основным языком будет русский. Он не может примириться с мыслью, что где-то может быть страна, где говорят на русском, но это не часть России.

Имперская цензура

Пресс-релиз Гражданского Движения «Свободная Ингрия» о блокировке Роскомнадзором сайта организации на основании представления Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Политическое зеркало, или почему давно забытая Уральская республика вновь пугает российские власти

Вадим Штепа. Для нынешних российских экспертов, близких к власти, характерна идеализация унитарного государства и вообще – отождествление унитаризма с государственным суверенитетом. А если кто-то требует федеративных отношений – их уже напрямую называют «иностранными агентами».

Речь из-за которой Путин вышел, хлопнув дверью. Что случилось в Гамбурге в 1994 году

Когда в 1994 году президент Эстонии Леннарт Мери в своей речи заговорил об угрозе имперской экспансии России, российского чиновника Владимира Путина это страшно разозлило – он вышел из зала, хлопнув дверью. Вот что говорил Мери в своем выступлении об амбициях соседней страны