Конфедераты из Лиги Юга. Часть 1. Новая активизация

los1

Дмитрий Ахтырский. Лига считается сецессионистской организацией. Однако следует понимать, что такой статус в США имеют группы, которые в принципе высказываются за возможность отделения той или иной территории. Однако в ближайших планах Лиги отделение Диксиленда (южных штатов) не стоит. Отделение – предельная цель. Организаторы понимают свою проблему – не только неготовность подавляющего большинства населения южных штатов ко второй сецессии, но и отсутствие осознания себя в качестве особого народа. Работа над ростом подобной осознанности и представляет собой основную текущую задачу Лиги.

Сибирь и революция

tomsk-paper

Ярослав Золотарёв. В условиях снятия всех цензурных ограничений и перехода к борьбе за власть в 1917-1918 годах сибирское движение радикализуется и примечательно то, что эта радикализация идет в национальном и сепаратистском направлении. Областнические группы с разными наименованиями и идеологией бурно развиваются уже с весны 17 года и выпускают огромное количество деклараций и воззваний, выступая за открытую борьбу сибирского народа за его национальные интересы.

Другая история Кубани. Черкесы

circassia

Виталий Штыбин. Краснодарский край, Кубань. Регион противоречий. Как его только не воспринимают – местные его ненавидят и любят. Ненавидят за показную лубочность. Это и ряженые казаки, в состав которых может попасть любой желающий и полномочия которых день ото дня растут как на дрожжах, подпитывая национальные порывы местной власти, и потешные ярмарки, и плакаты казаков в обнимку с черкесами, и их же парады и памятники Екатерине, загаженные голубями. Любят за то, что все-таки богатый и теплый край. Не местные его презирают и любят. Презирают за то, что за МКАДом и за хамство, сравнимое с московским, а еще за жлобский менталитет местных. Любят за Сочи, море, яблоки.

Российское государство уходит из России, или разгром местного самоуправления как палка о двух концах

msu

Светлана Гаврилина. Госдума приняла поправки в закон «Об общих принципах организации местного самоуправления». Теперь допускается право областных властей объединять городские и сельские поселения в более крупные городские округа. Людей при этом не спрашивают. Хотя такие «укрупнения» происходят уже давно, лишая жителей сотен населенных пунктов даже жалкого подобия местной власти.

Невообразимое, или Почему решили не создавать российскую нацию

rosnation

Михаил Кулехов. Проблема русского языка – в нем слова «нация» и «национальность» очень похожи (и потому часто путаются). А проблема российской науки – в том, что нет понимания терминов «нация», «национальность», «этничность». И для очень многих все это смешано до неразличимости. Причем ладно бы для простых обывателей, но и для политиков и для законодателей.

«Отторженная» империя, или о российских «универсалиях»

universe

Татьяна Винцевская. Постсоветская Россия так и не возникла как новое государство в новых границах. С точки зрения федерализма – это failed state. Она продолжает воспринимать себя империей, а новые независимые государства по соседству считает какими-то историческими недоразумениями, случайно отбившимися от Кремля. Хотя в реальности историческим недоразумением выглядит сам этот осколок империи со своими фантомными болями по «отторгнутым» территориям.

Ингрия сегодня – это модно

perehodi

Редактор портала Free Ingria Павел Мезерин: Нынешние общественно-политические процессы в Петербургском регионе РФ очень напоминают аналогичные процессы в странах Балтии – Литве, Латвии и Эстонии накануне Первой Мировой войны и распада Российской Империи, где малозаметные извне народные организации и движения три десятка лет готовили почву для обретения национальной независимости в час Х.

Уроки Арабской весны

arab

Дмитрий Витушкин. Теперь часто говорят, что Россия — это не блудный сын Европы, а «особая цивилизация» или вовсе азиатская страна, близкая к Китаю и арабскому миру. Однако этот тезис должен встревожить сторонников государственного единства. Ведь все последние годы арабский мир лихорадит: происходят государственные перевороты, свергают правивших десятилетиями диктаторов, меняются границы стран. Особенно ситуация обострилась в ходе «арабской весны» 2011 года. Возможен ли такой сценарий для России?

Страх и память. Державный террор как основа русской политической культуры

matreshka

Даниил Коцюбинский. Характерны памятники «местным культурным героям», которые ныне устанавливаются в российских регионах, притом отнюдь не только в национальных республиках, но и в тех городах, которые некогда сопротивлялись экспансии московского государства. Тверь (памятник князю Михаилу Ярославичу), Новгород Великий (память о Марфе Посаднице), Псков (проект памятника князю Довмонту), Рязань (памятник Олегу Рязанскому), Казань (памятник жертвам завоевания 1552 г.) и другие региональные центры постепенно вырабатывают свой, независимый от «Великой России», регионально самодостаточный культурно-исторический проект.

Москвич в «провинции»

navalny-kazan

Ильнар Гарифуллин. Федерализм в понимании Алексея Навального – это не договоры о совместном существовании между различными народами и регионами РФ. Для него федерализм – это, прежде всего, перераспределение финансовых ресурсов. Пусть даже Москва щедро поделится ими с регионами – все равно, она так и останется имперским гиперцентром, который сам по себе несовместим с принципом федерации.