Невесёлые размышления в день убийства Бориса Немцова

spb2016

Павел Мезерин. Друзья дорогие! О какой России вы все говорите? Её нет уже сто лет! Какую «единую национальную идею», вместо путинского победобесия, вы хотите предложить жителям Калининграда и Чукотки? Когда окончательно рухнет «путиномика» и начнётся неизбежный процесс децентрализации, вы не сможете его остановить. Уверяю вас, лозунг «Хватит кормить Москву!» станет самым популярным в течение месяцев-недель. И «общефедеральные оппозиционеры» станут не нужны. На региональных Майданах от Петербурга до Владивостока Вы будете чужими и никому не интересными!

Европа ста флагов

100flags

Михаил Фельдман. При ознакомлении с политической жизнью европейских регионов возникает резонный вопрос: как при таком обилии активных, вполне законно существующих региональных движений Евросоюз ещё не распался на мелкие удельные княжества? Однако сама постановка такого вопроса свидетельствует о непонимании диалектической структуры ЕС, где общеевропейские и регионалистские процессы не противоречат, а дополняют друг друга.

Почему Сибирь не Австралия?

potanin

Ярослав Золотарёв. Областничество являлось формой национального мышления сибирского народа, и само его существование говорит о том, что народ осознавал себя как таковой, его образованные представители задумывались об интересах сибиряков и призывали бороться за них.

Границы между терминами: регионализм, федерализм, сепаратизм …

terminus

Вадим Штепа. Следует разобраться с некоторыми терминами, которые часто мелькают в публицистике и сетевых дискуссиях, но иногда путаются до неразличимости. В такой путанице порой теряются всякие смыслы, но властвуют пропагандистские стереотипы и иррациональные предубеждения. «Спор о словах» иногда полезен. Потому что без понимания современных политических теорий практической политики в России просто не будет. Останутся только пропаганда и страхи.

Существует ли американский регионализм?

usa

Дмитрий Ахтырский. Если мы попытаемся выделить то, что можно было бы назвать регионами в Соединенных Штатах Америки, мы столкнемся с существенной проблемой – какой принцип для дефиниции нам избрать?

Крым свой

crimea-sputnik

Дмитрий Витушкин. 20 февраля — в этот день три года назад начался Крымский кризис. В 2014-м он быстро привёл к тому, что Крым, по версии Кремля, обрёл российскую юрисдикцию. С тех пор и сторонники, и противники присоединения полуострова к РФ высказывались неоднократно. При этом почти не было слышно регионалистов — сторонников «третьего пути» Крыма. А жаль, ведь именно их позиция могла бы стать золотой серединой, консенсусом, который завершил бы противостояние Киева и Москвы.

Европейский Татарстан: истоки и перспективы

eurotat

Ильнар Гарифуллин. Нынешний «европейский путь» в идеологическом плане – это, прежде всего, движение к федерализму (некоторые политологи считают федерацией сам ЕС) и развитие институтов местного самоуправления. Татарстан же – единственный из российских регионов, который активно продолжает дискурс о федерализме в России.

«Крымофорния», или российский след американского сепаратизма

yes-california-moscow

Ксения Кириллова. 13 февраля в пригороде Лос-Анджелеса состоялась весьма необычная пресс-конференция, посвященная подготовке референдума… о выходе Калифорнии из состава Соединенных Штатов.

27 лет суверенитета Карелии: терять, кроме цепей, больше нечего

karjalan-karhu

Андрей Туоми. 15 февраля Карелия наконец-то узнала о долгожданной отставке губернатора Александра Худилайнена. Отставка и назначение главы республики по-прежнему остаются в компетенции федерального центра и иначе, как в режиме «ручного управления» из Москвы, не решаются. Таков итог работы той модели федерализма (а точнее, его отсутствия), которая принята нынче в России за основу.

Вечный Новгород

sadko

Денис Немчинов. Николай Подосокорский на прошлой неделе написал о том, что сегодня осталось от вольного духа Великого Новгорода? А вчера в Новгородскую область был назначен очередной московский наместник. Я хотел бы предложить иной взгляд на эти события: может быть, более символический и далекий от текущей политической конкретики, но с другой стороны – ярче показывающий исторические смыслы.