РАСПРАВА С ПРОШЛЫМ

Ираклий Шведов

Колумб открыл Америку, а свержение его статуи с пьедестала открыло шлюзы народного гнева против расистов и колонизаторов прошлого не только в Штатах, но и на европейском континенте. Снос памятников в исторический парадигме всегда означает конец одной эпохи и начало другой. Очевидно, что беспорядки на расовой почве – проявление острого общественного конфликта. Происходит очередная переоценка ценностей. И ответ на вопрос, во что она выльется, еще предстоит поискать политической и идеологической элите. История знает массу примеров, когда разрушение старого не приносило никаких позитивных изменений, а лишь усиливало хаос.

Время колонизаторов и расизма давно кануло в Лету, однако убийство белым полицейским чернокожего гражданина показало, что прошлое не так просто отпустить. Возможно, мы имеем дело как раз с кризисом той самой пресловутой толерантности. Ведь объективных предпосылок для народного гнева вроде бы и нет. Борьба за равные права уже давным-давно увенчалась настолько прочным успехом, что сейчас, пожалуй, уже лучше быть темнокожим, а не белым англосаксом.

Протестующие против полицейского насилия по отношению к цветному населению США начали сносить статуи Христофора Колумба — как главного виновника колонизации коренных народов Америки.

Но этого мало. Надо еще, чтобы все те, кто хоть как-то был замешан в притеснении угнетенных – словом или делом – понесли свое наказание. Пусть и посмертно. Свержение идолов белых, несомненно, означает новый виток в противостоянии бывших угнетенных с бывшими колонизаторами. Последует ли за массовыми погромами новый виток развития толерантности? Вероятно, это зависит от того, кто будет находиться у власти – демократы или республиканцы.

Демократическая партия поддерживает протестующих и собирается вносить законопроект о демонтаже памятников конфедератам в зданиях конгресса. А руководство вооруженных сил США даже выразило готовность переименовать базы, названные в честь конфедератов. Впрочем, Трамп заявил, что его администрация даже не будет «рассматривать идею переименования этих великолепных и легендарных военных объектов». В своем твиттере он однозначно заявил, что не позволит исказить историю самой великой страны в мире.
Однако при этом комитет сената по вооруженным силам, в котором республиканцев – большинство, утвердил поправку к ежегодному законопроекту об оборонной политике, согласно которой Пентагон должен будет переименовать базы и другие военные объекты, названные в честь военачальников конфедератов. Один из сенаторов-демократов даже пристыдил президента за то, что он не хочет прекращать чествовать предателей, «которые воевали против Америки, чтобы защитить свое право владеть чернокожими американцами, а также продавать и убивать их».
HBO в срочном порядке убрала фильм «Унесенные ветром» со своего видеосервиса, потому что он как бы пропагандирует расизм. Для тех, кто не смотрел – это невинная слащавая сага про отважную белую аристократку Скарлетт (рабовладелица), у которой в няньках – негритянка, а в фильме показана война между Севером и Югом.
Не отстает и Европа. В Бельгии, например, разрисовали и подожгли памятник Леопольду II. В свое время он провел ряд прогрессивных реформ внутри страны, но потомкам больше запомнился зверской колониальной политикой на африканском континенте. Бельгийские правозащитники называют его «палачом, убившим 10 миллионов конголезцев».
В Британии в список отрицательных героев попали Френсис Дрейк и адмирал Нельсон. Активисты требуют переименования всех улиц, носящих их имена. И ищут новых антигероев – сейчас они заняты выявлением лиц, так или иначе причастных к колонизации. Власти Лондона демонтировали памятник работорговцу Роберту Миллигану, владельцу плантаций на Ямайке. В Бристоле плавать по реке отправили статую работорговца Эдварда Колстона.
Под удар попал сам сэр Уинстон Черчилль, в ходе протестов в Лондоне его статую замазали красной краской. Активисты утверждают, что он тоже был расистом, считал белых людей более умными, а индийцев называл чудовищами.
А во Франции в центре внимания оказался Жан-Батист Кольбер, министр финансов при «короле-солнце» Людовике XIV. Реформы Кольбера способствовали развитию торговли. Но именно он основал Французскую Вест-Индскую компанию и составил так называемый «Черный кодекс», который регулировал правила покупки рабов и обращения с ними во французских колониях.
Однако лидирует в рейтинге свергнутых лидеров Владимир Ильич Ленин. Только в России его статуй было не менее семи тысяч – точную цифру не знает никто. Крупные фигуры вождя уже снесли везде, где было можно, а мелких никто даже и не считал. И где-то в провинциальных городках они доживают свой век, заброшенные и забытые, на радость голубям и детям. И если в нашей стране до сих пор идут споры о целесообразности присутствия памятника вождю всех времен и народов в архитектурном пространстве городов и сел, то в бывших союзных республиках и оккупированных СССР европейских странах с Лениным расквитались быстро, с удовольствием и закономерным единодушием. Снос монументов вождя стал символическим отражением разрыва с советским прошлым.
После крымской истории «Ленинопад» стартовал на Украине. Началось все еще в девяностых, но массовый демонтаж и повреждение памятников вождю мирового пролетариата имели место в ходе политического кризиса зимой 2013– 2014 годов. Восточную Украину и особенно Крымский полуостров это коснулось в меньшей степени. Летом и осенью 2014-го центром «Ленинопада» стали восточные области Украины. В Луганской и Донецкой областях часть памятников была разрушена во время боевых действий, а часть – после занятия населенных пунктов украинскими частями. Количество памятников Ленину на Украине в 1991 году оценивалось в 5500. В 2016 их оставалось уже менее тысячи.
Демонтаж происходил по следующей схеме: предварительное осквернение (поджог, обливание краской и т.д.), использование постамента под инсталляции в – виде виселиц, например, или под установку национального флага, затем – выкладка фото в Интернет.
Неудивительно, что в девяностые годы в уставшем от идеологии обществе появилась стихийная мода на маленькие абсолютно безыдейные памятники – например, слесарю, огурцу, чижику-пыжику, зайцу, перебежавшему дорогу Пушкину. И эти нелепые постаменты были отрадой для людей, поскольку так или иначе привязаны к человеческому опыту, детским воспоминаниям. Можно сколько угодно смеяться над этим, но тенденция – налицо.
Впрочем, если абстрагироваться от политического контекста, тенденция сносить памятники, олицетворяющие изжившие себя идеалы и ценности прошлого, является катализатором душевного здоровья наций. С одной стороны – это символ полного разрыва с прошлым, символ противодействия повторению нежелательных событий. А с другой – свидетельство деструктивных психических процессов. И эта истерия, которая охватила сейчас Старый и Новый Свет, с большой долей вероятности берет начало из страха и паники, охватившей мир во время коронавирусной пандемии.
Психология масс мало чем отличается от психологии обычного человека. Только отдельно взятые личности в порыве гнева рвут фотографии «бывших», а толпа – свергает опостылевших идолов прошлого. Ни то, ни другое никакого конструктива и не предполагает. Эмоции эмоциями, но прошлое было, его важно помнить. Его нужно, как говорят психологи, принять и отпустить. И только в этом случае оно действительно останется в прошлом.