Неожиданный Лимонов

Вячеслав Линделль

Ровно неделю назад умер Эдуард Лимонов. Наверное, самый яркий и запоминающийся политик России рубежа тысячелетий. И уж точно один из самых выдающихся и великих русских писателей современности. Поэтому не могу ни написать пару слов об этом человеке.

Я был знаком с Эдуардом лично, более того, являлся членом его партии в самом начале нулевых годов. По тогдашним, да возможно, и по сегодняшним меркам, Национал-Большевистская Партия являла собой сгусток всех самых живых и активных политических и социальных сил тогдашней России, а так же и многих других пост-советских республик (Украина, Латвия, Казахстан, Молдова). Лимонову удалось собрать под своим началом людей самых разных возрастов, политических убеждений и социального статуса – от скинхедов до анархистов и троцкистов, и от либералов до социал-консерваторов.

Лимонова очень часто называют имперцем, и даже «советским патриотом». Что является абсолютной истинной – начинал он свою политическую карьеру с идеи реставрации российской или красной советской (как угодно) империи, а так же с «игры» на социал-консервативном поле бюджетников, пенсионеров, социальных гарантий и прочего всего такого. Имперскую тему он даже развил во второй половине 90-х годов и сумел заработать на этом неплохой политический капитал. Его абсолютно гениальная книга (как и многие другие его книги) «Анатомия Героя», вышедшая в 1998-м году, и которую Лимонов «вынашивал» и писал почти 3 года, чётко описывает необходимость и доктрину имперской реставрации на пост-советском пространстве, и доходит даже до практических советов – с чего начинать, как действовать и т.д. Именно в этой книге описан процесс создания пресловутой «Новороссии», где Лимонов описывает присоединение юго-восточных областей Украины к России. Конечно, ни к ельцинской России, которую тогдашние нацболы всецело и совершенно искренне презирали, а к некоей «России будушего» или «Другой России», очертания которой уже тогда Лимонов пытался выводить чернилами на бумаге. (И уже здесь было отчётливо видно, что Лимонов использует риторику «прошлого» и былых заслуг и побед в своей попытке создать нечто новое, живое, на смену старому и отмершему.) Удивительно, но почти в точности по сценарию этой книги, только через почти 20 лет, и начали происходить события в пост-майданной Украине. По крайне мере сама задумка «Новороссии», как будто под копирку была взята из книги Лимонова.

Но мало кто сегодня знает, или же предпочитает не вспоминать, что Лимонов, как политик и идеолог, не остановился в своём политическом развитии на реставрации «советской социалистической империи»! И вообще было бы крайне странно, если бы такой энергичный, смелый и живой во всех отношениях деятель, как Эдуард Лимонов, закостенел бы в какой-то там скучной реставрации того, чего уже никогда не вернуть и не отреставрировать! Удивительное преображение Лимонова произошло во время его пребывания в тюремном заключении в течение 2-х лет. Когда, воспеваемое им самим, «сильное государство» обрушило всю свою полицейскую и силовую мощь на самого Лимонова и на его ближайших соратников, Эдуард Вениаминович совершенно справедливо эволюционировал по своим политическим взглядам до анархиста и до отрицания сильного и централизованного государства.

В другой своей гениальной книге, которая вышла в 2003-м году, под названием «Контрольный Выстрел», Лимонов выносит приговор советской системе и советскому же государству, как модели общественного устройства.

«Однако оба типа государства – и марксистское социал-демократическое (коммунистическое) и национал-социалистическое – оказались сконструированы для постоянной войны (расовой и войны пролетариата). Простой длительный мир был для них опаснее холеры и чумы, и любой новой сокрушительной эпидемии… Что успешно доказал Союз Советских Социалистических Республик, загнувшись от сорока лет мира, от покоя»

В главе «О государстве (Читая П. Кропоткина)» данной книги Лимонов сравнивает различные взгляды на институт государства в раннем рабочем движении (Первый Интернационал) у марксистов и у бакунистов (которых в последствии стали называть социал-демократами и анархистами, соответственно) и приходит к выводу, что марксисты (в особенности большевики) избрали устаревшую, уже начавшую к тому времени умирать модель «модернизированного»(улучшенного) патерналистского государства, в то время, как бакунисты сконцентрировались на идее децентрализации и создании рабочих федераций и кон-федераций. В этой же главе Лимонов ставит крест и на своей прошлой «имперской» доктрине:

«Но какой ценой досталось нам историческое величие государства! Ценой отвратительного рабства над человеком. Нет ни одного исторического периода, когда бы гражданам у нас жилось хорошо.»

В общем, я думаю, вы уже понимаете, к чему я веду. Эдуард Лимонов, так же, как и ваш покорный слуга, да и наш главный редактор и все остальные авторы нашего портала, пришёл к однозначному выводу – имперская гипер-централизованная модель управления государством и сама доктрина «сильного государства» ушли в прошлое. Более того, за последние десятилетия показали свою полную неэффективность и нежизнеспособность. И что пришло время для поиска или же создания новой модели управления для России и постсоветского пространства. То есть Лимонов ещё за 15 лет до появления нашего портала начал размышлять на тему того, что и как будет или же должно быть «после империи»!

И именно из этих его книг и размышлений и выросли в последующем новые движения и концепции, направленные уже не на реставрацию империи в том или ином виде, а на демократические преобразования в России – «Другая Россия», «Стратегия-31», «Марши несогласных» и т.д.

Большинство людей, наверное, запомнит его имперцем. Никто уже особо не вспоминает его книги начала нулевых годов, да и «Марши несогласных» как-то тоже канули в лету. А у всех перед глазами и на слуху останется, скорее всего, Лимонов, переживший «имперский ренессанс», начиная с 2014-го года. Когда, уже было заскучавший после Болотной площади и упущенного шанса реально возглавить российскую оппозицию, Эдуард Вениаминович, вновь воспрянул духом, увидев, что его доктрина (его ли она была в полной мере – вопрос открытый) девяностых о «возрождении империи» получила шанс (хоть и мизерный) на воплощение в жизнь. И всё-таки, мне бы лично хотелось, чтобы Лимонова запомнили во всех его ипостасях! Не только в условно «имперской». Ведь, как мы видим, его идеи были бы полезны и для либералов, и для регионалистов, и вообще для всех, кто хочет каким-то образом преобразовать и перестроить сегодняшнюю Россию, закостеневшую в своей пост-имперской агонии.

Лимонов, как человек творческий, умел предсказывать и описывать события будущего. Поэтому мне хотелось бы закончить свою статью ещё одной цитатой из той же самой книги и главы, приведённой выше, которая на мой взгляд, должна вселять надежду, ну или как минимум неподдельный интерес всем заинтересованным лицам:

«В старом споре Маркса и Бакунина уже проиграл Маркс, хотя ещё и не победил Бакунин».