Илья Пономарёв: “Мы конкурировали с геополитическим противником, вошедшим в союз с украинскими экс-госчиновниками высшего ранга”.

Илья Пономарёв: “Мы конкурировали с геополитическим противником, вошедшим в союз с украинскими экс-госчиновниками высшего ранга”.

Украина может получить реальную энергетическую независимость от России. Конкурсная комиссия во главе с министром энергетики Игорем Насаликом присудила победу американской инвестиционной компании Trident Black Sea на право добычи газа на перспективном украинском месторождении “Дельфин”. Однако премьер-министр Владимир Гройсман призвал провести конкурс заново, что означает – битва за газ продолжается, в том числе внутри самой украинской политической “элиты”.

В этом году были собраны заявки на десять стратегически важных участков, для разработки которых государство предлагает инвесторам соглашения о разделе продукции (СРП). Главный из этих участков – “Дельфин” – находится в море близ Одессы. Заявки на него подали четыре компании. Это – американская компания Trident Acquisitions, созданная бывшим вице-президентом “ЮКОС”, экс-депутатом Госдумы РФ Ильёй Пономарёвым. Он был единственным в её составе, кто голосовал против присоединения Крыма. Вторая заявка была тоже от американской компании – Frontera Resources, которую связывают с Игорем Кононенко, серым кардиналом” эпохи Петра Порошенко. Третьей была украинская “Укрнефтебурение”. По некоторой информации, к ней имеет отношение бизнесмен Игорь Коломойский. И, наконец, в конкурсе участвовала азербайджанская Caspian Drilling Company, которую в Украине связывают с бывшим премьер-министром Арсением Яценюком.

Фаворитом поначалу считалась последняя компания – “дочка” государственной нефтяной компании Азербайджана SOCAR. По косвенной информации, за ней в данном случае стояли интересы российской корпорации “ЛУКОйл”, которая уже имеет нефтедобывающие активы в Румынии – то есть рядом с “Дельфином”. Просто сам “ЛУКОйл”, имея тесные связи с российской властью, ну никак не мог участвовать в украинском конкурсе за стратегически важный газовый ресурс страны. А спрятаться за спину азербайджанской фирмы в типичном для Кремля “гибридном” силе – вполне.

 

Однако вскоре разразился скандал. Евросоюз ввёл санкции против Турции за буровые работы с судна “Фатих” в территориальных водах Северного Кипра. Казалось бы, при чём тут Украина? Но дело в том, что именно буровое судно “Фатих” было опорным в заявке от Caspian Drilling Company. В итоге эта кампания отказалась от участия в конкурсе, и победителем стал Trident Black Sea. За него проголосовали шесть членов комиссии, двое воздержались.

Пономарёв заявил: “Это была трудная борьба, но наша заявка была существенно выгоднее для Украины. Благодарны за доверие, оказанное нам. Обещаем вас не подвести и сделать всё возможное для быстрейшего начала добычи”.

Trident Black Sea – специально созданная под конкурс компания, которая на 90% принадлежит Trident Acquisitions Corp и ещё на 10% – ирландской San Leon Energy, которая ведёт добычу в Албании, Ирландии, Нигерии, Польше, Испании и имеет собственный флот. Trident Acquisitions была учреждена Пономарёвым в 2016 году, а в прошлом году успешно провела IPO на фондовой площадке NASDAQ, по итогам которого привлекла 201 млн. долларов. Эти деньги и должны быть стартовой инвестицией в энергетику Украины. Пономарёв говорил: “Я хочу построить большую вертикально-интегрированную восточно-европейскую корпорацию в сфере природных ресурсов с центром в Украине”. “Дельфин” призван был стать первым звеном на этом пути.

 

Но хэппи-энд, как оказалось, ещё не наступил. Гройсман заявил о том, что хочет отменить итоги конкурса, который, дескать, “был недостаточно представительным, недостаточно конкурентным и в целом не оправдал ожиданий в части прихода на наш рынок игроков высшей мировой лиги газодобытчиков”. По словам премьер-министра, “мы рассчитывали на участие мировых лидеров уровня Shell или Exxon”. Теперь Гройсман хочет предложить правительству рассмотреть возможность объявления нового конкурса.

 

Для After Empire ситуацию прокомментировал создатель инвестиционной корпорации Trident Acquisitions Corp, бывший депутат Госдумы РФ Илья ПОНОМАРЁВ: “С огорчением прочитал мнение премьер-министра Украины. Мы начали подготовку к заходу на шельф в начале 2018 года, сделали IPO в мае, направили официальную заявку в Кабмин Украины в ноябре. Держгеонадра объявили о подготовке конкурса осенью 2018-го – за 8 месяцев до окончания подачи заявок. Мы критиковали правительство за неторопливость в ключевом для экономики Украины вопросе наращивании собственной добычи газа. Тем более, что в следующем году будут проблемы с его транзитом. С целью ускорения процесса мы неоднократно предлагали правительству провести аукцион на этот участок – и я по-прежнему считаю, что был в этом вопросе прав.

Однако надежды на приход крупного западного игрока побудили правительство идти по схеме СРП. Мы сразу говорили, что никакие “мейджоры” в Украину не придут, и на то есть несколько веских причин. Во-первых, не будут вкладывать те, у кого есть значительные активы в России (Shell, ExxonMobil, Total, BP, Conoco, Chevron и ряд других). Во-вторых, не будут вкладывать те, кто пять лет назад принял решение свернуть свое присутствие в Украине (Shell, Exxon, Chevron). В-третьих, мейджоры вообще не будут вкладывать в Украину, потому что масштаб возможных проектов для них слишком мал. Это я могу уверенно говорить еще и потому, что Trident как раз создан выходцами из мейджоров – наш председатель Совета директоров был вице-президентом ExxonMobil, а до этого Chevron и Shell, у меня за плечами ЮКОС и Schlumberger.

Однако среди компаний среднего размера интерес к морскому проекту был высок. При этом никто, кроме нас, не был в состоянии ни предоставить безусловную гарантию полного финансирования первого этапа разработки ($200 млн.), аккумулировать эту сумму на счету и показать расширение её объёма до $1 млрд. – самой крупной прямой иностранной инвестиции в Украину с момента Майдана! Наше предложение – самое щедрое с точки зрения доли украинского государства в добываемой продукции, создаёт максимум рабочих мест в стране, предполагает максимально быстрый запуск проекта.

Но, как оказалось, мы конкурировали с геополитическим противником, вошедшим в союз с теми бывшими госчиновниками высшего ранга, которые ввергли Украину в глубочайший экономический кризис. Последствия их деятельности, собственно, и привели к острому инвестиционному голоду в стране. Их поведение наглядно показывает, что у них нет желания выиграть и прийти добывать – есть желание не дать Украине начать разработку своего шельфа, максимально затянуть этот и так уже затянувшийся процесс. Попытка сейчас объявить новый конкурс – минимум ещё один год задержки. Думаю, все эти судороги наших оппонентов скоро закончатся. Мы с нетерпением ждём справедливого решения украинского кабинета министров”.