Новый глава украинской таможни хочет кардинально реформировать структуру

Новый глава украинской таможни хочет кардинально реформировать структуру

Президент Украины занялся кардинальным реформированием Государственной таможенной службы (ГТС) – одного из самых коррумпированных ведомств страны. Владимир Зеленский призвал глав Закарпатской, Волынской, Черновицкой, Львовской таможен уволиться с их постов и подписал указ о противодействии контрабанде и коррупции во время таможенного оформления товаров. А новый глава ГТС 35-летний Максим Нефьодов, выбранный по конкурсу, представил общественности свои масштабные планы реформирования всей структуры.

Даже внешне Нефьодов совершенно нетипичен для начальника общенационального ведомства – длинная борода, выбритая с обоих боков голова, клетчатый пиджак. Участник “Маршей равенства” в Киеве в поддержку ЛГБТ-движения (при этом Максим много лет живёт с гражданской женой). В общем, типичный хипстер. При этом он уже заслужил славу реформатора… Но вначале, окончив с отличием магистратуру по специальности «Экономическая теория» Киевского госуниверситета, Максим работал в бизнесе – в 26 лет достигнул должности директора инвестиционно-банковского департамента в Dragon Capital и управляющего директора украинского офиса Фонда прямых инвестиций Icon Private Equity (общий объём капитала фонда – $ 1 млрд.).

В 31-летнем возрасте в 2015 году Нефьодов получил предложение стать замминистра экономического развития и торговли Украины – самого реформаторского в постмайданном правительстве. Там он курировал реформу системы госзакупок, в том числе дерегуляцию и внедрение электронных тендеров в рамках проекта Prozorro, которую называли революцией в закупках, а также реформу технического регулирования (стандартизации и метрологии) и торговые отношения с другими странами.

 

Сейчас, после нового назначения, Нефьодов заявил о том, что хочет сделать услуги таможни аналогичными “Макдональдсу” по скорости и качеству обслуживания клиентов. А для этого он планирует её полностью переформатировать – и даже зарегистрировать как новое юридическое лицо. По словам главы ГТС, нужно провести полную электронизацию процессов, чтобы ускорить таможенные процедур, уменьшить коррупционную составляющую и усилить информационную открытость. Подчинённых Нефьодова ожидает контрактная система работы, страхование профессиональной ответственности, повышение зарплаты и чистка кадрового состава.

 

Как пример нынешнего бардака в системе ГТС Нефьодов показал фотографии с пограничного перехода в Ужгороде и пояснил: “Пункт перехода так и не достроен. Европейцы дали средства, но деньги частично украли, частично потеряли. Приобретённый сканирующий комплекс для автомобилей (который призван обеспечить прозрачную работу таможни) сознательно установили на границе в недоступном месте, чтобы туда никто не заехал”.

 

Подписанный Зеленским указ о противодействии контрабанде и коррупции во время таможенного оформления товаров, по словам замглавы Офиса президента Алексея Гончарука, предусматривает преодоление практики “выбивания” средств у представителей бизнеса путём распространения “писем счастья” – когда правоохранительные органы требуют полного физического осмотра всех грузов того или иного предприятия, таким образом блокируя прохождение таможенной границы. Как сказал Гончарук, такая практика является недопустимой.

Кроме того, Зеленский этим указом поручил обеспечить синхронизацию информационных систем Украины с аналогичными информационными системами иностранных государств. По словам Гончарука, синхронизация баз данных с другими государствами должна стать возможной уже к концу года.

 

Из интервью Нефьодова: “Мое решение прийти на госслужбу было вполне осознанным. Я понимал, что после Майдана сама собой страна не изменится. Для меня было осознанным патриотическим решением бросить свой офис на Софийской площади, все блага, которые предполагает работа инвестбанкира, и прийти на госслужбу.

… Типичная проблема там – кадровый ресурс. В большинстве органов он достаточно ограничен: плохими зарплатами, отвратительными условиями труда, отсутствием кондиционера, ужасной скученностью и т.д. Заманить человека на госслужбу сложно. Первое, с чем сталкиваешься – это низкая мотивация. Порой они вообще не понимают, что ты от них хочешь. Люди заточены на процесс, а не результат. Система построена так, что люди из соседних кабинетов общаются друг с другом «служебками». Для чего нужны эти входящие документы? Кто их придумал и с какой целью? Этот вопрос в принципе не поднимается. Стандартное мерило успешности бюрократа – это количество входящих и исходящих, плюс выполнение планов… Когда на тебя ежедневно приходит 200 входящих, то через какое-то время ты теряешь связь с реальностью. Это как сквош. На тебя вечно летит мячик – и вскоре ты уже думаешь не о глобальной картине, а о том, как бы его отфутболить, но он всё время возвращается обратно. Это реальная проблема, и на людях, которые работают так годами, это сказывается очень сильно.

… Я верю, что страна меняется. И тому есть неопровержимые доказательства… У меня нет никаких сверхиллюзий. Я понимаю, что Украине мешает стать Польшей не отсутствие политической воли, не олигархи, не президент, не парламент. Власть – это отражение общества. Человек, который берёт взятку в миллион, чтобы кого-то назначить на жирную госкомпанию, ничем не отличается от преподавателя вуза, который берёт тысячу, чтобы кто-то поступил. А человек, который даёт взятку в вузе, ничем не уступает человеку, который после бокала пива садится за руль. Ситуации разные, а суть одна. Но Украина так или иначе будет Европой. И это будет быстрее, чем многие думают”.