Оранжевый оттенок зелёного протеста

Оранжевый оттенок зелёного протеста

Игорь Дмитриев

К доминирующему в российском протесте зелёному цвету защиты экологии добавляется оранжевый оттенок радиационной и химической опасности. Идут протесты против строительства полигонов высокотоксичных отходов в Республике Удмуртия, Саратовской, Кировской, Курганской областях. Кроме этого, к 2025 году должны открыться ещё три комплекса “Росатома” по переработке сверхопасных отходов – в Иркутской, Кемеровской и Московской областях. Каждая из семи этих свалок будет иметь огромную мощность – 50 тысяч тонн в год. Жители подозревают, что туда будут свозиться опасные отходы со всего мира, тем более что РФ в 2007 году подписала международную Базельскую конвенцию, разрешающую это.

 

“Камбарка – не Чернобыль”

На днях митинг протеста состоялся в Ижевске. До этого аналогичная акция под слоганом состоялась в самой Камбарке – удмуртском городе, где теперь решено переформатировать бывший объект по уничтожению химического оружия в комплекс по переработке отходов 1-2 класса опасности – то есть чрезвычайно опасных и высокоопасных. Запуск предприятия под эгидой “Росатома” ожидается в 2023 году. Всего в России решено переделать под ядерные и химические могильники четыре объекта, которые прежде использовались для уничтожения химического оружия. Особенно цинично, что строительство всех семи центров все семь это предусмотрено в рамках национального проекта под названием «Экология».

Завод в Камбарке расположен в черте города прямо рядом с рекой Камой. Представляете, каков риск экологических бедствий – и не только в Удмуртии, но и по течению реки, то есть в Башкортостане и Татарстане! Как говорили участники акции протеста, такое сооружение нельзя размещать рядом с густонаселёнными территориями. Если даже в Чернобыле зона безопасности была до 30 км, то здесь объект находится практически в черте города. В 24 км от него расположен 100-тысячный город Сарапул, в 18 км – 120-тысячный Нефтекамск, в 30 км – 80-тысячный Чайковский! Такое соседство – как минимум! – будет катастрофически сказываться на здоровье населения, приведёт к резкому росту случаев онкологических заболеваний.

Уже появилось народное движение “Камбарка – не Чернобыль”. Мощность особо токсичного полигона в 50 тысяч тонн в год заставляет жителей предполагать, что туда будут свозиться не только российские, но и заграничные отходы – в полном соответствии с подписанной при Владимире Путине Базельской конвенции. Представители “Росатома” заявляют, что-де ядерные отходы ввозить в Камбарку не будут. Однако почему тогда переработку токсичного мусора доверили именно этой госкорпорации? Либо акцент станет делаться всё же на ядерных отходах, либо “Росатом” будет заниматься не свойственными ему функциями. Вот и выбирайте – что лучше? Ведь химические отходы не имеют никакого отношения к радиоактивным отходам.

Когда в 2017 году Путин поставил свою резолюцию «Согласен» на предложении Министерства природных ресурсов РФ с предложением закрепить полномочия по утилизации отходов 1-го и 2-го класса опасности за «Росатомом», то это объяснили это тем, что госкорпорация, мол, успешно справляется с отходами радиоактивными. «Успех», видимо, заключается в том, что радиоактивные отходы из Европы текут в Россию уже второе десятилетие. На самом деле причина такой благосклонности проста и очевидна. Экс-глава “Росатома” Сергей Кириенко теперь – замглавы администрации президента РФ, один из главных кураторов всей внутренней политики страны. Получается, что госкорпорация использует своё политическое влияние, чтобы стать монополистом на рынке переработки всех токсичных отходов. При этом никакой информации о технологиях, которые собираются использовать, вообще нет.

К отходам первого и второго класса (другими словами, к чрезвычайно опасным и высокоопасным) относятся те, после воздействия которых экологическая система нарушается в наибольшей степени и восстановлению не подлежит как минимум в течение 30 лет. При этом в России в принципе отсутствует отвечающая современным требованиям инфраструктура для их хранения и переработки.

 

В Россию можно ввозить ядерные отходы на “временное хранение” – без уточнения срока

Известный удмуртский путешественник Андрей Перевозчиков сказал на митинге: “Наша республика славится уникальной природой, Камой, живописными местами. Внуки и последующие поколения точно не скажут нам “спасибо”, если у нас появится такой завод”. Организаторы намерены и дальше инициировать митинги, чтобы добиться проведения местного референдума по запрету ввоза в Удмуртию опасных отходов. Уже готов законопроект. Для того, чтобы Госсовет республики обязан был его рассмотреть, нужно собрать десять тысяч подписей. Звучат и призывы к отставке губернатора.

География протестов против проектов “Росатома” не ограничивается одной Удмуртией. В июне в Саратове и Балаково прошли демонстрация и другие акции протеста против такого же полигона в городе Горный (Саратовская область). Петицию в поддержку запрета на переработку опасных отходов там подписали около 80 тысяч граждан. Массовые митинги с требованием отказаться от утилизации токсичных отходов в Марадыково (Кировская область) состоялись в областном центре – Кирове. Там такую же петицию подписали свыше 50 тысяч человек. Аналогичный митинг в Кургане прошёл против полигона в Щучьем (Курганская область). Следующий митинг назначен на 25 июля, планируется организовать прямую линию с протестующими в Саратове.

Руководитель энергетической программы «Гринпис России» Владимир Чупров констатирует: “Опасения жителей небеспочвенны. По принятому при Путине закону в Россию стало можно ввозить из-за рубежа отработавшее ядерное топливо для переработки и «временного хранения». Очень лукавая фраза, можно растянуть хранение на десятилетия. В России нужных заводов для переработки нет, своего выше крыши и не перерабатывается. Будут искать места для захоронения, строить что-то – закрыто, без гражданского контроля. Потенциально очень коррупционная история”.