Допрос Платини – свидетельство того, чем Катар отличается от России

Допрос Платини – свидетельство того, чем Катар отличается от России

Бывший президент УЕФА Мишель Платини был допрошен по подозрению в коррупции из-за того, что в 2011 году решением мирового футбольного руководства страной-хозяйкой ЧМ-2022 был выбран Катар. То, что тогда на тех же выборах проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году было решено отдать России, остаётся за кадром расследования. Очередной пример того, что в коррупции надо быть признанным в мире профессионалом.

Скандал начался после того, как британские СМИ сообщили, что бывший член исполкома ФИФА, уроженец Катара Мохаммед бин Хамам заплатил более 5 миллионов долларов чиновникам, чтобы его страна получила чемпионат. Подозрения в адрес футбольных бонз приобрели материальную форму после того, как обнаружилось, что вскоре после тех голосований президент ФИФА Зепп Блаттер перевёл на имя Платини 2 миллиона долларов. После внутреннего расследования решением комитета ФИФА по этике в 2015 году они оба были отстранены от футбола на восемь лет. Потом этот срок им скостили до четырёх.

Но началась двухлетняя работы бригады следователей из Франции, США и Швейцарии. Вначале по подозрению в коррупции по этому делу уже допросили Блаттера, Теперь пришёл черёд Платини. Ранее он уже признался, что за месяц до выборов о местах проведения ЧМ-2018 и ЧМ-2022 встретился с тогдашним президентом Франции Николя Саркози и эмиром Катара Тамим бин Хамадом Аль Тани. Как сказал сам экс-президент УЕФА, Саркози склонял его в пользу Катара, чтобы Франция получила выгодные торговые контракты. Платини признал, что встречался с бин Хамамом. Наконец, факт есть факт – Платини в итоге проголосовал за Катар. Возможно, не случаен и тот факт, что именно катарский бизнесмен приобрёл лучшую команду Франции “Пари Сен-Жермен”.

 

Почетный президент Российского футбольного союза, бывший вице-президент ФИФА Вячеслав Колосков заявил: “Я не верю в виновность Платини. Фигура такого масштаба не могла пойти против футбола, проявить нечестность. Меня смущает одно – раз он был задержан, значит какие-то основания были”.

Ну-ну. Для российского футбольного босса, конечно,”невозможно представить нечестность” – конечно же. Держите меня, я умру от смеха. Вот смущение Колоскова понятно – действительно, нельзя ж допускать такие грубые промахи в тонком деле международной коррупции. Каждое государство должно заниматься тем делом, которое у него больше получается. Гибридные договорённости – явно не конёк Катара, у которого лучше получается заниматься повышением качества жизни своих и без того состоятельных граждан. Руководители международных структур по итогам этой истории должны осознать, что вступать в коррупционные отношения безопаснее всего с представителями того государства, которое достигло мировых высот в коррупционных технологиях и является их ведущим экспортёром на мировой рынок. О ком мы говорим, думаю, пояснять не надо.