ПАСЕ не верит российскому следствию по делу Немцова

ПАСЕ не верит российскому следствию по делу Немцова

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) призвала Россию возобновить расследование убийства Бориса Немцова. Назначенный специальным докладчиком по этому делу член литовской делегации Эмануэлис Зингерис, лично друживший с Немцовым, отметил: “Очевидно, что официальная версия, отражённая в приговоре, основана на серьёзных ошибках расследования и судебного разбирательства и не соответствует имеющимся уликам по многим фундаментальным вопросам”. Ответственность за “провал расследования” и “отсутствие доверия к делу” автор доклада ПАСЕ возлагает на главу Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина и замгенпрокурора РФ Виктора Гриня.

 

Для подготовки доклада были собраны все материалы о том, как проводилось следствие и шло судебное рассмотрение. Помимо Зингериса, на слушаниях выступили дочь убитого политика Жанна Немцова, её адвокаты Вадим Прохоров и Ольга Михайлова, а также председатель “Фонда Бориса Немцова за свободу” Владимир Кара-Мурза, который отметил, что убитый оппозиционер был «самым ярким и сильным оппонентом Владимира Путина», планировал баллотироваться в Госдуму в 2016 году и выдвигаться на президентских выборах в 2018 году. По словам Кара-Мурзы, российские власти не только борются с его памятью, запрещая увековечить её в любом виде, но и отказались признать его государственным деятелем, хотя Немцов на момент убийства был депутатом Ярославской облдумы и сопредседателем партии ПАРНАС, а в прошлом губернатором, вице-премьером и лидером думской фракции. Из-за этого умолчания убийство Немцова квалифицировали по ст. 105 УК – как обычное бытовое преступление, хотя адвокаты настаивали на ст. 277 УК РФ “Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля”.

Официальное следствие закончилось в 2017 г. приговором Московского окружного военного суда, приговорившего пятерых обвиняемых в убийстве к тюремным срокам от 11 до 20 лет. На этом дело было закрыто, как и интерес к нему наверху. Претензии к этому “расследованию” бросаются в глаза. Зингерис указал, в частности, на отсутствие видеозаписей с камер видеонаблюдения и видеорегистраторов проезжавших мимо машин, не были допрошены ни водители этих автомобилей, ни две женщины, появившиеся на мосту вскоре после убийства. Мотив, приписываемый экс-бойцу батальона «Север» Руслану Мухутдинову, названному следствием “заказчику” убийства, не был подкреплён доказательствами. Помимо этого, не было никакого объяснения того, как он получил те 15 миллионов рублей, которые, по версии следователей, были переданы исполнителям за убийство Немцова.

Исполнители преступления, как считают в ПАСЕ, вряд ли могли решиться убить Немцова без прямых указаний или одобрения кого-то из властных чиновников. Как сказано в докладе, есть противоречия в показаниях опрошенных свидетелей, не указано точное расположение тела убитого, гильз и пуль, вызывают вопросы марки разных производителей на гильзах.

В докладе ПАСЕ приводится альтернативная версия расследования, согласно которой главная роль в этой трагедии принадлежала ФСБ. Её представитель, мол, и сделал второй, контрольный, выстрел. Кроме того, эта версия предполагает, что ФСБ или, по крайней мере, её фракция, специально свалила всю вину за убийство на чеченцев.