21 мая 1864 года, или сохранится ли Российская Федерация

Авраам Шмулевич

Наверное, ничто так не показывает глубину ментальной пропасти, которая разделяет жителей Северного Кавказа и остальной Российской Федерации, как дата 21 мая.

Для большинства россиян она просто ни о чем не говорит.

Для большинства кавказцев 21 мая – один из самых значимых дат, определяющая их национальное самосознание.

***

21 мая 1864 года в урочище Красная Поляна близ Сочи, где тогда располагался адыгский аул Кбааде, а ныне — горнолыжный курорт, один из ключевых объектов прошедшей Олимпиады, соединились четыре мощных русских отряда, завоевывавших Западный Кавказ с четырех разных направлений. День этой встречи, 21 мая 1864 года, и был объявлен днем окончания Кавказской Войны.

Это была одна из самых длительных и кровавых войн России. Первую попытку закрепиться на Кавказе Москва предприняла еще при Иване Грозном. С 1764 года началось систематическое завоевание черкесских земель, с начала 18 века – Чечни и Дагестана.

Сама Русско-Черкесская война 1763-1864 годов, в свою очередь, состояла из двух этапов: покорение Восточной Черкесии (Кабарды), 1763-1825 годы; и завоевание Западной Черкесии, 1829-1864 годы.

***

Средний россиянин верит в то, что его страна всегда вела исключительно оборонительные войны, благородно отбиваясь от тех, кто вероломно нападал на нее со всех сторон.

Хотя раньше захватчики были честны и называли вещи своими именами. Никаких “освобождений” – покорение.

Николай I  в рескрипте от 25 сентября 1829 г. на имя И.Ф. Паскевича, в то время главнокомандующего на Кавказе, повелевал: «Кончив, таким образом, одно славное дело (войну с Турцией), предстоит вам другое, в моих глазах столь же славное, а в рассуждении прямых польз гораздо важнее — усмирение навсегда горских народов или истребление непокорных».

Генерал Булгаков, 1810 год, рапорт по результатам похода в Кабарду:
«Кабардинский народ доселе никогда таковой чувствительной не имел потери… Они потеряли много имущество, которое сожжено с двумястами селений».

Грибоедов, который был в отряде генерала Вельяминова, в 1825 году, письмо к Бегичеву:

«Имя Ермолова еще ужасает; дай бог, чтобы это очарование не разрушилось… Будем вешать и прощать и плюем на историю».

Пушкин, 1829 год, «Путешествие в Арзрум»:
«Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены».

Александр Фонвилль, французский военный наблюдатель при Кавказской армии, «Последний год войны Черкесии за независимость, 1863-1864»:
«Со всех мест, последовательно занимаемых русскими, бежали жители аулов, и их голодные партии проходили страну в разных направлениях, рассеивая на пути своем больных и умиравших; иногда целые толпы переселенцев замерзали или заносились снежными буранами, и мы часто замечали, проезжая, их кровавые следы. Волки и медведи разгребали снег и выкапывали из-под него человеческие трупы».

Адольф Берже, официальный историк Кавказской войны, в книге «Выселение горцев с Кавказа»:
«Мы не могли отступить от начатого дела только потому, что черкесы не хотели покориться. Надо было истребить черкесов наполовину, чтобы заставить другую половину сложить оружие. Предложенный графом Евдокимовым план бесповоротного окончания Кавказской войны уничтожением неприятеля замечателен глубиною политической мысли и практической верностью…».

Михаил Венюков, офицер Кавказской армии, «Кавказские воспоминания (1861-1863)»:
«Война шла с неумолимой беспощадною суровостью. Мы продвигались шаг за шагом, но бесповоротно, и очищали земли горцев до последнего человека. Горские аулы были выжжены целыми сотнями, посевы вытравливались конями или даже вытаптывались. Население аулов, если удавалось захватить его врасплох, немедленно было уводимо под военным конвоем в ближайшие станицы, и оттуда отправлялись с берегам Черного моря и далее в Турцию… Аулы абадзехов на Фарсе горели дня три, наполняя горечью пространство верст за 30. Переселение шло чрезвычайно успешно…».

***

Завоевание Россией Кавказа сопровождалось колоссальными жертвами. Как со стороны завоеванных, так и со стороны завоевателей.

Что касается черкесских жертв российского завоевания Кавказа – то мы говорим про геноцид целого народа. Война России с Черкесией длилась 101 год, с 1763 по 1864 годы.

На заключительном этапе русско-черкесской войны, в ходе очищения и Кавказа от черкесов – число погибших черкесов можно оценить в миллион человек. Они умерли в ходе этнической читки и геноцида. То есть, в результате боевых действии и в ходе насильственного выселения, от искусственно вызванных российскими властями эпидемий и голода. Количество насильственно депортированных, тех, кто смог живым добраться до Турции, куда изгонялись черкесы, и не умер в первые месяцы пребывания там – можно оценить от полмиллиона до миллиона человек.

Но мы говорим только о заключительном этапе войны. Пусть и самом кровавом. Но завоевание Российской Империей черкесов продолжалось сто лет.

Государство восточных черкесов – Кабарда, было одним из феодальных государств восточной Евразии с развитой структурой и феодальной иерархией, она сопротивлялась российскому наступлению несколько десятилетий, и была завоевано (1820-е годы) только после того, как из-за занесённой эпидемии чумы умерло более 90% (!) всего населения. На момент начала агрессии Империи в 1763 году численность кабардинцев превышала 300 тыс., после 1822 года – осталось около 30 тыс. И даже после этого кабардинцы продолжали сопротивление России до 1860-х гг.

Общее число жертв в ходе всей столетней русско-черкесской войны, не считая ее последнего этапа – «очищения Кавказа от коренных его обитателей» (как без обиняков выражались царские генералы) можно очень приблизительно также оценить в миллион человек.

Таким образом, в ходе присоединения Кавказа к России было убито приблизительно два миллиона черкесов.

В результате чего на родине осталось около 5% двоенного числа черкесов

Огромно было число погибших и у других «присоединяемых» народов.

Их число, также очень приблизительно, можно оценить в миллион человек убитых и скончавшихся от голода.

Кроме того, в ходе завоевания Кавказа российские власти проводили  насильственную депортацию представителей почти всех северокавказских этносов. Общее число насильственно изгнанных и тут составляет сотни тысяч. В процентном отношении к данному этносу – до 10-15 процентов, по предварительным оценкам. Хотя по отдельным группам число было выше, так, у осетин этнической чистке подвигнута практически вся знать. Депортации продолжались и после официального объявления об  окончания Кавказской войны. Царские власти продолжали изгонять и выдавливать кавказцев с Кавказа  до момента краха Империи. Изгоняли не только черкесов. Например, осетины-дигорцы как «враждебные мусульмане, неподдающиеся христианизации» были выселены вместе с чеченцами-карабулаками и орстхоевцами в 60-70 гг. 19 века.

Определить общее число потерь – трудная задача. Она требует отдельного исследования, которое пока не написано. Официальная статистика, как российская, так и турецкая, очень не полна, и как писал еще Адольф Берже, официальный историк Кавказской войны «Число выселившихся душ… должно быть значительно более показанного». Данные отрывочны и занижены, но и по ним можно составить впечатление о масштабах трагедии. Турецкие официальные данные за 1865 г: только за этот год в Османскую империю прибыло 520 тыс человек. Всего депортация продолжалась почти 7 лет. В 1863-1864 гг. численность черкесских изгнанников, погибших в Османской империи, составила свыше 100 000 человек. По официальным данным османского правительства в 1867 г., численность черкесских изгнанников на территории Османской империи (без учёта погибших) составляла 595 000 человек.

Потери русской армии тоже были огромны. По оценке современного российского историка потери русских составили миллион человек – сто тысяч на поле боя, остальные от болезней и лишений.  [Лапин. В.В. Армия России в Кавказской войне. XVIII—XIX вв. — СПб, 2008. С. 46 -48].

Население завоеванных областей Кавказа на момент окончания войны составляло, примерно, четыре миллиона человек.

То есть, Россия убила четыре миллиона человек, чтобы в результате российского завоевания Северного Кавказа примерно четыре миллиона человек стали подданными империи. [Ходарковский Майкл. Горький выбор. Верность и предательство в эпоху российского завоевания Северного Кавказа. М. 2016 г.- С.24.]

***

Трагические страницы есть в истории практически всех современных  государств. В этом Россия мало отличается от развитых стран Запада. Но вот в отношении к своему прошлому – тут различия разительны.

До сих пор   власти РФ официально не признают трагедию черкесов и других жертв завоевания Кавказа, и препятствуют исследованию и даже просто беспристрастному обсуждению этих событий.

«История составляет в России часть казенного имущества, это моральная собственность венценосца, подобно тому, как земля и люди являются там его материальною собственностью; и народу из нее показывают только то, что сочтут нужным. Память о том, что делалось вчера – достояние императора» – писал Маркиз Астольф де Кюстин о России времен Николая Первого [Кюстин Астольф де. Россия в 1839 году. СПБ. Крига.. 2008. (Изд. 3-е). 704 с. С. 645-646.].   Американский дипломат Джордж Кеннан в 1944 году в Москве записал в дневнике: «…здесь люди решают, что правда, а что ложь»  [Снайдер Т. Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным. – К.: Дуліби, 2015. – c.19.]. 

Однако ложь губительная и бесперспективна. На дезинформации и отрицании объективных фактов построить здание государственности невозможно. Если Москва не научится смотреть в лицо своему прошлому – она  перестанет быть столицей многонационального государства, а станет вновь Московским княжество в соответствующих границах.