41 погибший в катастрофе Суперджет-100. Кто их убил?

41 погибший в катастрофе Суперджет-100. Кто их убил?

Ольга Курносова

С момента катастрофы Суперджет-100 Аэрофлота в аэропорту Шереметьево прошло меньше суток. Но мы все-таки попробуем проанализировать то, что нам известно к этому часу. Страшная авиакатастрофа на настоящий момент уже унесла жизни сорока одного человека – 40 пассажиров и бортпроводника Максима Моисеева. Несколько человек с ожогами и отравлением угарным газом находятся в реанимациях московских больниц.Власти России не любят отвечать на неприятные вопросы и никогда не признают своих ошибок. Поэтому нам придется самим собирать информацию по крупицам, и выстраивать картину происшествия. Начнем с того, что сама история проекта “Сухой- суперджет” была. с одной стороны, попыткой доказать всему миру, что современная Россия еще хоть на что-то годится в технологическом и инженерном плане. И хотя, по большому счету, Суперджет – это никакой не российский проект, а фактически “отверточная сборка” из импортных частей, его пытались выдавать за прорыв в отечественном самолетостроении. Не удивительно, что после введения против России санкций у проекта начались серьезные проблемы, которые остаются до сих пор. В первую очередь это касается нехватки запчастей для ремонта самолетов. Тем не менее, задействуя административный ресурс, корпорации удается продавать свои самолеты. Больше всего их закупила кампания Аэрофлот, борт которой и потерпел аварию вчера. Сейчас в парке Аэрофлота летает 50 Суперджетов.

Но не стоит забывать и о второй цели проекта – распиле бюджетных денег. В сегодняшней России всегда сложно понять, что важнее – пиар или бабло? А проект обошелся бюджету в кругленькую сумму 44 млрд рублей. При этом многие эксперты, да и люди непосредственно работавшие в КБ “Сухой”, говорили о том, что самолет недоработан, и его эксплуатация может привести к человеческим жертвам. Если собрать всю информацию о вчерашней катастрофе, то версия выглядит примерно следующим образом. Вскоре после взлета, на высоте 2100 метров в самолет попала молния. Вопрос – почему аэропорт не был закрыт на вылет при прохождении грозового фронта? После этого у самолета отказывает электроника и пропадает связь. По дублирующей связи борт запрашивает в Шереметьево экстренную посадку и получает согласие диспетчерской службы. После этого начинает пропадать и эта связь, и садится самолет уже без связи с аэропортом. Вопрос – как такое в принципе возможно? Современные самолеты защищены от попадания молнии. в том смысле, что такое попадание не может повлиять на функционирования систем воздушного судна. Следующий вопрос – почему Шереметьево не было готово к посадке аварийного борта? Причем от слова совсем. Ни пожарных машин, ни скорых на полосе! Это вообще что такое?!

Не будем обсуждать подробно действия экипажа в таких сложных условиях, совершавших посадку в отсутствие работающих приборов! Еще раз! Летчики посадили самолет в ручном режиме при визуальном контроле за обстановкой! Не исключено, что сама посадка в таких условиях – это уже верх профессионализма. Не стоит, кстати, забывать, что двигатели у Суперджета расположены очень низко – самое низкое расположение среди всех эксплуатируемых самолетов. Что тоже не могло не способствовать такому быстрому загоранию. К тому же вспомним, что реконструкцией аэропорта Шереметьево совсем недавно занимались Ротенберги. И к качеству взлетно-пасадочной полосы имеются большие вопросы.

А вот теперь скажите мне – к кому у вас возникают вопросы, прочитав все это? У меня лично к Чемезову, КБ “Сухой”, Аэрофлоту, Шереметьево, Ротенбергам. Что же им делать, чтобы вывести себя из-под удара?! Правильно. Найти какого-то другого “мальчика для битья”. В это раз это были пресловутые пассажиры с чемоданами! Да и впрямь – они вызывают гораздо более эмоциональную реакцию, чем попытка понять и проанализировать – что же на самом деле произошло. Кто же занимается подобными вбросами? Максим Кононенко. Надеюсь, вам не надо объяснять, кто это?! Вспоминаю другую похожую историю, тоже крушение самолета, того самого с доктором Лизой и ансамблем Александрова. И тогда применили тот же прием – переключение внимания. Только тогда исполнителем был Аркадий Бабченко и его знаменитое – “не хочу скорбеть”! Цель же у всего этого одна – отвлечь нас с вами! Чтобы мы не говорили о необходимости приостановки эксплуатации Суперджета-100, чтобы мы не следили за расшифровкой черных ящиков, чтобы мы не пытались найти истинных виновников гибели 41 человека, а переключились на ложную цель – пассажира с чемоданом.

Поэтому не дайте себя обмануть! Отвечать должны те, кто в этом действительно виновен, а не стрелочники. А для этого нам нужна абсолютная прозрачность расследования. Давайте попробуем добиться этого вместе. Хотя бы в этой трагической истории!