Зачем Мальцев придумал революцию 5.11.17

Зачем Мальцев придумал революцию 5.11.17

Ольга Курносова – Почему я говорю про митинг по поводу интернета? Потому что мне очень понравилось то, что ты говорил в начале, по поводу новой экономики и неважно как мы это назовем…

Вячеслав Мальцев – Это новая историческая эпоха, это новая общественно-экономическая формация. То есть вот был феодализм, были феодальные отношения, все перешло в капитализм. Причем как все при феодализме было? Я как раз живу в стране, которая всему миру показала, как делать не нужно, или, наоборот, как делать нужно, как посмотреть. Ну сидят мужики в коротких штанах у них там какие тут крестьяне кругом бегают, какие-то голодают. Они не хотят и не могут есть хлеб? Так пусть едят пирожные! И так далее, и всякие остальные приколы на этот счет. И вдруг приходят новые люди, которые вдруг внезапно оказались в миллион раз богаче, потому что производительность труда в тысячу раз выше, и сподвигли людей новыми идеями. На самом деле, идея -“свобода равенство, братство” – нисколько не новая, но по-новому оформлена в новом обществе. И все! Всем почикали быстро бошки, и дальше уже все поняли – так жить нельзя. То есть дальше развивается капитализм ….. Приходят новые люди, берут старых людей, которым кажется, что они облечены какой-то божественной властью, и просто чикают их на гильотине по одной простой причине, что те не соотнеслись со временем, что те не поняли, что время поменялось. Надо бы понять! В других странах, которые посмотрели на Францию, посмотрели, как чикают на гильотине, они говорят – «А чё надо?». Позвали бородатых мужиков – «А чё надо, собственно?». Надо вам власти в каком-то объеме вместе с народом отдать? Да ради Бога. Титулы вам какие-то нужны, что-то еще? Да ради Бога. Ордена, медали? Да какие проблемы?! Обратите внимание, самые основные социалистические страны, на сегодняшний день, это – Норвегия – монархия и Швеция – тоже монархия – основные страны социализма! Потрясающе ситуация! То есть люди там достаточно быстро сориентировались. Но, надо сказать, что в Швеции еще маршала Франции Бернадота сделали королем. Всем известно, что когда он умер, то его раздели, чтобы обмывать, у него была наколка на груди – “смерть царям и тиранам”, то есть король, который с такой наколки ходил, да, наверное, был несколько другим королем, чем до него вся эта компания была. Поэтому, конечно, очень важно посмотреть, что происходит сейчас. То есть сейчас нам говорят – кругом капитализм,” оскал капитализма” и так далее… А вы знаете? Я не верю. Точно так же, как вот в конце феодализма появились капиталистические отношения, так в конце капитализма появляются отношения новой эпохи информационной. То есть, если мы заходим в интернет, все ли продукты интернета мы можем получить за деньги? Нет, 90% продуктов интернета мы получаем бесплатно, понимаете. Далее, физически, даже вот продукты питания Франция запретила уничтожать, выкидывать, иначе это карается штрафом, их надо раздавать. Чешский суд в Чехии Верховный принял решение, что нельзя уничтожать продукты, что продукты нельзя гноить ни в коем случае, за это тоже штраф. То есть, если подходит срок годности, ты должен раздать, кому хочешь, но раздай, и, соответственно, структуры под это создаются. Во всех странах происходит то же самое. То есть, бесплатное питание, пособия различные и так далее. К чему мы приходим? Мы приходим к новому миру, когда будут работать трактора. “Пусть трактор работает – он железный!” Так и будет. То есть сейчас капитализм дал производительности труда, ну если верить Адаму Смиту, а никаких оснований ему не верить нет. Помните там с булавками пример приводится? Что вот если нет разделения труда, нет примитивных машин, то одно количество булавок, а если есть, то производительность возрастает в 240 раз. Значит нужно решить только один вопрос. У человека нет права на труд, то есть, как ни парадоксально, но вот это социалистическое и капиталистическое право на труд уходит в лету. Все. Оно погасло. Но у человека есть право на достойную жизнь, на зарплату, и вот сейчас важно, как решить этот вопрос, то есть, что каждый имеет право на достойную жизнь, на жилье, на еду, на образование, на то, на се, на медицинское обслуживание. Вот в Швеции, как я понимаю, вопрос этот отчасти решен, во Франции отчасти решен. То есть, если вот у меня жена рожала ребенка, то она рожала в замечательном госпитале, в Каннах, в замечательном, с видом на море и так далее. Сколько мне это стоило? Нисколько, потому что я беженец, а человек, который работает во Франции, у него есть тоже страховка, ему это тоже нисколько не стоит. А приезжим, таким как Алинка Кабаева с Исинбаевой, это стоит бешеных денег! Представляете, для того, чтобы встать на одну ступень с беженцами из Африки, Кабаевым пришлось обокрасть всю Россию! Это – потрясающая ситуации. Зачем стоило это делать? Зачем? Я не понимаю. Сейчас мир решает эти вопросы, то есть мир поставил эти вопросы. Вот мы видим такую совершенно удивительную ситуацию, там желтые жилеты бастуют, говорят – «давай референдум», и понятно, что они добьются референдумов, добьются в общем то народовластия. Что делает Макрон в этот момент? Казалось бы, такая напряженная ситуация, молодой человек, молодой президент должен как-то решатьпроблемы сегодняшнего дня, а Макрон собирает всех и говорит:«Ну у нас тут ядерная энергетика, она обеспечивает всю Францию, плюс мы продаем электроэнергию, но мы это закрываем», все говорят – «Как это закрываем?», -«Так это уже бесперспективно, ядерная энергетика, будем развивать другие источники энергии, и до 2035 году будут закрыты все атомные станции». То есть Франция ставит вопрос о закрытии ядерной энергетики! Это когда такое могло случиться? Просто люди смотрят в будущее! Хотя сегодня, грубо говоря, есть масса проблем, но у людей есть представление о будущем, представление о том, что дети должны жить в лучшем мире, и внуки. И они хотят обеспечить этот лучший мир — вот  таким образом, то есть альтернативные источники энергии, какие-то совершенно новые отношения, связанные с будущей эпохой. То есть, люди тут сидят и ориентируются в том, что мир меняется, и в этом изменившемся мире отношения, в том числе и производственные отношения, производительные силы меняются, значит и производственные отношения должны быть другими, они тоже изменятся. Заговорил я вас…

Вячеслав Линделль – Ликбез. У меня есть довольно много вопросов. Может быть вернемся к теме 5.11.17. Я с удовольствием слушал ваши стримы на эту тему, и мы дискутировали с друзьями, знакомыми в России и за ее пределами. Очень многие не понимали и не понимают до сих пор, что это было такое. Если хотели революцию, то для чего объявляли, что в этот день мы будем делать революцию.Могли бы вы объяснить пошагово? Что это было, почему в такой форме, и чего удалось добиться?

В.М. -Тут очень просто. Назначение срока – это заявление о серьезности намерений. Потому что если мы говорим – мы когда-то в будущем собираемся сделать революцию, то мы должны сказать, когда мы собираемся делать эту революцию. Чтобы это обсуждалось, чтобы тема революции настолько стала основной везде. Обратите внимание – я первый начал говорить о революции, которую необходимо делать в России, о ее необходимости. Потом только ленивый не говорил про революцию, или совсем безумный. Все говорили про революцию. Почему? Потому что это можно было делать. То есть я все время повышал градус, я старался повысить градус. Как Эдик Бабаджанян очень меня за это порицал, как в стихотворении – “не жалейте огня”, где парень вызывает огонь на себя, вот он меня с ним сравнивал. Да, была именно такая задача, чтобы всем остальным было не страшно. Мы лечили людей от синдрома 1937 года. И многих вылечили. Мы показали, что эта власть абсолютно беспомощна. И даже на вот том уровне, который мы смогли малыми силами предложить, так сказать, нашему народу, власть, в общем, повела себя как такие, я не знаю, обосравшиеся карлики, по-другому я не могу сказать. Они зашугались, они забоялись. Даже, обратите внимание, вот этот Золотов выступал против Навального, что-то там, и все равно вспомнил. То есть настолько ему страшно было, представляете, что он не может, воспоминание этого страха все время у него внутри там пробуждается каждый раз. И так оно и есть. И сейчас они постоянно это обсуждают, я же знаю, что они там между собой говорят. То есть у нас есть люди, которые докладывают и с которыми у нас достаточно нормальные отношения, там страх, и они понимают, что придется когда-то бежать. Вот этой осенью вытащили все наличные деньги, доллары они из России увезли на своих яхтах. Мы это прекрасно знаем и говорили, кстати, в эфире, в расчёте, что кто-то может нахлобучит их там, как какие-нибудь эти черные бороды или Флинт может какой-нибудь объявится, захватит с попугаем пиастры. Но там были не пиастры, там были доллары – 25 миллиардов, это только из Сбербанка они за сентябрь взяли, погрузили по своим яхтам и развезли по Европам. Они готовятся к этому, они пытаются бизнесы купить на Западе, вложиться на Западе, потому что, с одной стороны, санкции им немножко мешают, а с другой стороны, деньги не пахнут, и на Западе с удовольствием принимают эти финансы. Поэтому, конечно, напугали многих, вызвали движение. Вы же понимаете, это как лавина, главное там засвистеть, может быть, даже очень тихо что-то сказать. Но подвижка началась, уже это не остановится. И я вижу, что подвижки идут. И вот смотрите, год и четыре месяца с 5.11.17 прошло, а сколько событий за это время случилось политических, жутких совершенно.