Почему в России отсутствует политическая нация? Каковы перспективы её зарождения?

Владимир Басманов

(глава право-оппозиционной политической организации Комитет «Нация и Свобода», политэмигрант)

Размышление о нации

В первую очередь потому, что в «России» не так давно полностью изжил себя большевистский проект «нацбилдинга», в рамках которого все многочисленные народы СССР должны были быть превращены в советских людей. Русские слишком хорошо помнят, что все попытки сформировать какую-то сверх-идентичность, как правило, приводят к десяткам трагедий конкретных народов, и сломанным судьбам миллионов людей.

Нацбилдинг в СССР

С одной стороны нам, конечно же, нужно чтобы общество пропитал дух гражданской солидарности, чтобы миллионы людей ощутили ответственность за будущее страны и народа, и были бы готовы тратить свою энергию на построение гражданских и государственных институтов, помогающих внутреннему развитию страны. Кроме того, нужны общие ценности, в рамках которых могли бы действовать эти институты. И для этого подошли бы обычные европейские ценности. Такие как уважение к личности, права человека, главенство закона, социальная справедливость, экологичность окружающей среды, поддержка частность инициативы и развитие, выражаемое как в технологическом прогрессе, так и в улучшении жизни граждан. Внутри ЕС любят спорить, является ли толерантность, под которой де-факто всё чаще и чаще понимается воинствующий интернационализм и  культурный марксизм, частью европейских ценностей. Но даже в отсутствие согласия по данному вопросу (который, конечно же, важен для того будущего, которое мы формируем), консенсус в отношении других ценностей позволяет построить добротное, безопасное и процветающее, не людоедское  общество. Общество, в котором отдельный инцидент коррупции представляет собой чрезвычайное происшествие, а не банальный и будничный механизм действия государственной машины, как сегодня в РФ. Дискуссионным остаётся вопрос о том, могут ли развиться гражданские институты в такой репрессивной среде, как РФ. На мой взгляд – могут. Мы видим, как уже после уничтожения свободной прессы представителями оппозиции были открыты новые независимые СМИ, мы видим, как сегодня организовываются дальнобойщики, дольщики, врачи и другие граждане, готовые отстаивать права своих соотечественников.

Протесты дальнобойщиков 

Протесты обманутых дольщиков

Протесты врачей

Всё это очень важно. Но с другой стороны бессмысленно и неправильно налепливать на здоровую гражданскую солидарность, совмещённую с рациональным патриотизмом, некие ярлыки, заставляющие её конкурировать с этнической идентичностью. У нас есть русская нация, есть татарская нация, есть чеченская нация, и никому из представителей этих этносов не надо отказываться от своей национальной идентичности, ради приобретения другой национальной идентичности, можно быть активными и неравнодушными гражданами, действующими в рамках общих ценностей и единого общественного договора, не теряя своей национальной (этнической) индивидуальности. Если мы не поймём этого, любое государство, в котором, хотя бы в минимальном виде присутствуют национальные меньшинства, неизбежно предстанет нам тюрьмой народов, занятой беспрестанным перемалыванием этих народов.

Унификация граждан

Утопическое желание унифицировать личность, в том числе максимально сократив число идентичностей, которыми наделена эта личность, является эхом крайне левых идей прошлого века. Той самой пресловутой концепции, постулирующей то, что индивидуальные различия приводят к социальному неравенству. Но сейчас на календаре XXI век, и мы помним, как еле пережили коммунизм. Мы знаем, что люди не равны, и всё, что можем предоставить каждому человеку – это возможность для развития и применения своих способностей на благо общества. Я читал интервью одного татарина, где он говорил, о том, что несправедливо заставлять татарских детей учить татарский язык, в то время как русские дети играют в футбол, а справедливо было бы заставлять всех учить татарский. Вот все идеи так называемого «нацбилдинга» – они про это всё. Про то, что или все должны играть в футбол, или все должны учить татарский, и, конечно же, априори все любят бегать по траве с мячом больше, чем соприкасаться с культурой своего народа. Эта лживая уравниловка в каждом своём тезисе. И у большинства людей, живших в СССР, или знакомым с жизнью в СССР непосредственно по рассказам своих родителей, сформирован определённый иммунитет против этого.

Кадр из кинофильма «Стиляги», демонстрирующий единство советской молодёжи

Давайте опишем идеальный образ россиянина с точки зрения Кремля.  Это гордые спартанцы, наделённые правами илотов. Мужчина – достаточно суровый, чтобы жить сибирской зимой в доме без дров,  но при этом достаточно инфантильный, чтобы задуматься о том, чтобы отстоять для себя право рубить дрова бесплатно, или хотя бы покупать их по справедливой цене. Мужчина готовый ехать на край земли наёмником, потому что убивать мужская работа. И стесняющийся протестовать против своего увольнения из армии после получения инвалидности без копейки денег в кармане, потому что глубоко убеждён в том, что «права человека – это что-то для пид%@в». Женщина – достаточно сильная, чтобы стирать руками в ледяной воде на всю семью после смены на заводе, но слишком «нежная», чтобы заикнуться о равной оплате труда, или хотя бы о праве на защиту от сексуальных домогательств со стороны директора завода и начальника цеха. Дети – достаточно выносливые, чтобы идти 8 километров до школы, но при этом хорошо усвоившие, что они ни на что неспособные маленькие засранцы, которым никто ничего не должен, и которые ничего не заслуживают в этой жизни, кроме подзатыльников. Общество, пронизанное болезненным вечным терпением, общество, разъедаемое язвами повального гнобления друг друга и мелочной злобой, где каждый сам виноват в том, что с ним случилось, и заслуживает ещё худшего. Где власть существует  отдельно от народа, и ни в чём никогда не виновата, где даже стыдно задумываться о том, что власть может быть в чём то виновата. Ведь задумываться стыдно. Поскольку задумываться – это бессмысленное праздное занятие для бездельников, навязанное нам бездуховным Западом.

Суровые и неприхотливые россияне на фоне своего загородного коттеджа

Люди не хотят быть такими. Такими, какими хотел бы видеть их этот режим, такими, какой он хотел бы видеть российскую гражданскую нацию. Могут ли они стать такими? Да, конечно, если народу окончательно сломают хребет. Что неизбежно, если курс Путина будет продолжен.

«Упыри голосуют за Путина»

«Давайте мы предложим альтернативу, давайте расскажем русским людям и другим народам о том, какими они должны быть, и счастье придёт» – говорят сторонники «нацбилдинга», но я не сторонник «нацбилдинга». Я национал-идеалист, и убеждён, что счастье придёт, если кабинеты чиновников займут люди, которые ночью спать не могут, потому что думают о том, как скорее и лучше накормить наш народ, как скорее обеспечить его благополучие и процветание, о том, что можно сделать для нашего народа, чтобы он естественно прирастал от избытка ресурсов. Нашей нации, нашей гражданской общности, больше не нужны лидеры, пытающиеся рассказывать нам какими мы должны быть, вместо того, чтобы выполнять свои профессиональные обязанности. Я уверен в том, что у нашего народа достаточно активных деятельных людей для того, чтобы снова отстроить Новую Прекрасную Россию. Не нужно ничего искусственно делать. Я видел девочку с плакатом, на котором было написано «мы покорили бы весь космос, но нас сажают за репосты». Вот и всё, вот и вся проблема. Русский народ задыхается в ГУЛАГе, и поэтому не может вносить желаемый вклад в развитие цивилизации. Если ГУЛАГ будет повержен, то уже на следующий день мы увидим сильное гражданское общество, пронизанное духом солидарности и уважения к личности, которое, как я надеюсь, не будет противопоставлять себя национальной (этнической) идентичности людей. Потому что мы слишком устали от режимов, направленных на перемалывание человеческой личности в фарш. Потому что русские, украинцы, татары и коряки заслуживают лучшего.