Эстония на выборах повернулась в сторону правых либералов

Эстония на выборах повернулась в сторону правых либералов

3 марта в Эстонии состоялись выборы в парламент. Попытаемся разобраться в их результатах по материалам российских, западных и эстонских СМИ (AFP, BBC, ТАСС, Коммерсант, Sputnik, ETV / ERR, Euronews).

Конечно, наших читателей больше всего интересует вопрос – выиграл ли Кремль что-то благодаря этим выборам или проиграл. Скажем прямо – надежды, которые Кремль открыто связывал с ними, беззастенчиво были высказаны в государственном российском издании “Sputnik Эстония”, и выданны, как обычно, за мнение избирателей: образование на родном языке и дружба с Россией.  Оправдались они с точностью до наоборот. Но нельзя сказать, что у Кремля, как всегда, не было скрытого интереса на дестабилизацию. И вот тут есть кое-какие нюансы, которые подарили ему, как ни удивительно, эстонские праворадикалы, вроде бы, напротив отрицательно относящиеся к РФ и требующие даже отдать часть Псковской области Эстонии. Вот так бывает. И ситуация эта, думаю, довольно показательна.

Победу на выборах одержала право- либеральная партия Реформ, которая выступает за то, чтобы перевести образование в стране полностью на эстонский язык, который должны изучать с детского сада, и настаивающая, чтобы гражданство страны предоставляли только “с соблюдением языковых требований”. Партия Реформ, под руководством бывшего члена Европарламента Каи Каллас, набрала 28,8% голосов и, следовательно, получает 34 места из 101 в эстонском парламенте. И право сформировать правительственную коалицию.

лидер партии Реформ Кая Каллас

На втором месте ныне правящая Центристская партия премьер-министра Юри Ратаса, набравшая 23% и получающая 26 мандатов.

Тут стоит сделать небольшое отступление и объяснить, что обе эти партии, сменяя друг  друга, правят в Эстонии практически с момента объявления о ее независимости от распадающегося СССР – т.е. около 30 лет. Обе они категоричные сторонники членства в ЕС и НАТО, выступают за жесткую экономию и контроль расходов (именно потому Эстония сейчас имеет самое низкое соотношение госдолга к ВВП в Еврозоне). Но центристы, которых еще часто называют левоцентристами, более лояльны к Москве, к русскому языку и даже отказались разорвать свое соглашение о сотрудничестве с партией “Единая Россия”, подписанное в 2004 году, заявив лишь о том, что оно заморожено. Они делают ставку на русскоязычный электорат, и конечно Кремлю победа их принесла бы больше радости.

нынешний премьер Эстонии, лидер партии левоцентристов Юри Ратас

А вот теперь тот самый нюанс: на третьем месте в парламентской гонке оказались эстонские праворадикалы, называющие себя Консервативной народной партией Эстонии (EKRE) – 17,8% и 19 мандатов. Это неожиданный результат. По сравнению с прошлыми выборами эта партия почти утроила свои голоса (ранее у них было только 7 мандатов). И хотя формально, по взглядам, они местами близки право-либеральным реформаторам, т.к. также выступают за перевод образования полностью на эстонский язык, но в остальных своих заявлениях, резко категоричны – они евроскептики, т.е. хотят, что бы Эстония вышла из ЕС, протестуют против европейских законов об иммигрантах и требуют, чтобы Россия передала Эстонии приграничный город Печеры и не поддерживают ратификацию закона о границе с РФ. Соответственно, несмотря на такое большое количество мандатов, в коалицию с ними, из-за токсичности праворадикальных идей для ЕС, вступать не хотят ни реформаторы, ни центристы. И это, конечно, дестабилизирующий фактор.

Получившая право формировать правительственную коалицию Кая Каллас уже заявила, что “EKRE – это не выбор для нас”. В отношении остальных партий, она сказала, в интервью эстонскому общественному вещателю ETV / ERR, что “оставит на столе все варианты коалиции”, при этом добавив, что с центристами у нее имеются серьезные расхождения по трем важнейшим вопросам – налогообложение, гражданство и образование.

Ранее составлявшие коалицию с центристами партии “Отечество” (консервативная партия Isamaa) и Социал-демократы , получили 11,4%, 12 мандатов и 9,8%, 10 мандатов соответственно. Т.е. они сейчас никак не смогут помочь Ратасу создать оппозиционную коалицию и сформировать правительство. Так было на выборах 2015 года, когда, между прочим, партия Реформ тоже победила, но центристы сумели сформировать коалицию в обход нее. Теперь же реформаторам придется договариваться либо с ними, либо с центристами.

Эстонский парламент

А вот партия “Эстония 200”, зарегистрированная за несколько месяцев до выборов, с явно пророссийскими лозунгами, запомнившаяся акцией  против ущемления прав людей по национальному признаку на трамвайных остановках («Здесь — только эстонцы» и «Здесь — только русские»), в парламент не прошла и набрала только 4,8% голосов.

акция партии “Эстония 200”

Также известно об очень низкой активности на выборах в самом традиционно русскоязычном регионе страны Ида-Вирумаа. Явка там составила  48,2%, а в целом по Эстонии 63,1%.

Кстати, лидер праворадикалных консерваторов (EKRE) Март Хельме также уже выступил по телевидению. Он предложил союз центристам и партии “Отечество”. Блок Центр-EKRE- Isamaa имел бы в парламенте 57 мандатов и мог бы начать формировать правительство. Но, как выше сказано, коалиция с радикалами слишком токсична для любой проевропейской партии, и вряд ли Ратас на нее решится.

лидер праворадикалных консерваторов (EKRE) Март Хельме

В ближайшее время партии будут вести переговоры и формировать парламентское большинство. А мы будем за ними внимательно наблюдать.

Кстати, прочитайте у нас статью об итогах выборов в Молдове.