Вирус популизма уже пересек границы Российской федерации

Вирус популизма уже пересек границы Российской федерации

Виктор Ларионов

Европейский континент (как и вся наша цивилизация) стоит на пороге больших перемен. На Западе мы видим, как правительства крупнейших государств ЕС с трудом пытаются отвечать на новые вызовы, а ускоряющийся каждым месяцем ход событий отводит все меньше времени на принятие решений: «Брексит», который загнал в цугцванг страны по обеим сторонам Ла-Манша, в парламентах одной ключевой страны ЕС, за другой все более весомой силой становятся партии и движения, которые еще совсем недавно находились бы на самых удаленных полях политического спектра; улицы крупнейших городов Франции, уже который месяц регулярно превращаются в арену столкновений; в Каталонии на сепаратистские манифестации выходят сотни тысяч человек, а лидер Шотландии заявляет о том, что новый референдум о независимости состоится уже в ближайшем будущем.

На востоке, в то же самое время мы наблюдаем, как Россия, управляемая группировкой утративших связь с реальностью и страдающих мегаломанией коррупционеров, пытаются задраить клапаны, через которые разогревающийся на глазах социальный котел мог бы сбрасывать пар, впрочем, о России — чуть ниже.

Пока же в Европе происходит то, чего происходило на протяжении 80 лет, с периода начала Второй мировой войны: Франция отозвала своего посла в Италии из-за того, что вице-премьер Италии Луиджи Ди Майо не просто встретился с представителями движения «Желтых жилетов», но и высказался в их поддержку, а потом опубликовал эти фотографии у себя в Twitter.

Масла в огонь добавил де-факто лидер Италии Маттео Сальвини, который заявил, что надеется на то, что французы «поскорее выкинут Макрона из власти». Сальвини обозвал президента Франции «хромой уткой» и сказал, что надеется, что французы в скором времени смогут сделать другой выбор, намекая на общеевропейские выборы, которые должны пройти в мае.

Ожидается, что антииммигрантская Лига Севера, возглавляемая Сальвини добьется значительных успехов на предстоящих европейских парламентских выборах, а Брюссель получит еще один чувствительный удар, так как популистские партии добьются высоких результатов, отражая очевидный сдвиг в общественных настроениях, произошедший со времени последних выборов в ЕС в 2014 году.

Эта, казалось бы, небольшая размолвка между двумя членами-основателями ЕС, произошла на фоне ожесточенных споров между лидерами двух стран по целому ряду вопросов, включая нелегальную миграцию через Средиземное море, может показаться незначительной, однако о общем контексте она подчеркивает реальные и, возможно, тектонические сдвиги, происходящие сейчас в европейском супергосударстве.

Не секрет успеха популистской коалиции — не только в антииммигрантской риторике, но возможно даже в большей степени в обещании ввести безусловный базовый доход для итальянцев. Это же требование сегодня слышно и на площадях Парижа и Марселя. Но кроме базового дохода и социальной справедливости «Желтые жилеты» требуют политической реформы, суть которой заключается в уходе от классического представительского парламентаризма к прямой демократии.

Популизм против экспертократии

На недавнем праздновании окончания Первой мировой войны президент Франции Макрон, стоящий рядом с президентом США Трампом, воспользовался моментом, чтобы осудить растущую волну популизма, которая в настоящее время угрожает не только Европе, но и Новый Свет, заявив, что национализм (Макрон разумеется под этим словом конечно же имел в виду популизм) является предательством патриотизма. С ним солидарна и его германский партнер,  канцлер Ангела Меркель — так как, по ее мнению, это явление необходимо сдерживать любой ценой, потому, что оно угрожает европейскому эксперименту по дальнейшей централизации ЕС, в которой Германия видит свою решающую роль.

Однако, все громче звучат голоса стран, которые бросают вызов такому будущему ЕС, в котором задают тон Франция и Германия, а сам ЕС превращается в централизованное супергосударство, в котором задают тон бюрократы из Брюсселя, а простой человек оказывается все дальше отодвинутым на второй план.

Сегодня в числе этих стран — Великобритания, Греция, Испания, а в Италия, страна-основательница ЕС, третья по величине экономика еврозоны, Австрия, а также страны так называемой Вышеградской четверки (V4), которая является культурным и политическим союзом четырех центральноевропейских государств: Чешской Республики, Венгрии, Польши и Словакии и вовсе управляются пришедшими к власти популистскими партиями.

Непонимание между элитой и большинством все углубляется

Налицо типичный кризис разности видения ситуации между элитой и большинством населения. С одной стороны, мы видим, что простой обыватель разочаровался в сложившемся статусе-кво. Его уровень жизни не растет, а привычная среда обитания, в том числе культурная и социальная меняется на глазах и не в лучшую сторону, благодаря действиям политиков, которых он однажды привел к власти, но не имеет возможности контролировать. В итоге — он начал осознавать, что его интересы, несмотря весь пышный демократический декорум в нынешней политической реальности никто не представляет.

В свою очередь политическая элита отказывается покидать пределов своей «башни из слоновой кости» и обратить внимание на то, что проводящийся на протяжении последних десятилетий социальный эксперимент по неомарксистким лекалам, привел лишь к атомизации общества и росту недоверия к существующей политической системе и классической представительной демократии.

Именно поэтому сегодня «Желтые жилеты» требуют права простого отзыва депутатов, а также изменения французской политической системы так, чтобы инструменты прямой демократии играли в ней решающую роль. Собственно, того же самого требуют и популистские движения по всей Европе: вопросы, напрямую относящиеся к сфере интересов большинства. Простой пример: по-человечески можно только приветствовать решение Ангелы Меркель, в 2015 году пригласившей в Германию миллионы мигрантов с Ближнего востока, которое было горячо поддержано её коллегами по Бундестагу, однако, в случае если бы этот вопрос был вынесен на всенародный референдум, то едва-ли его поддержало бы большинство, которое сегодня, в отличие от депутатов и политиков, прямо ощущает последствия такого шага на себе. И подобных примеров множество: именно поэтому, «Желтые жилеты» требуют, чтобы вопросы, которые затрагивают интересы большинства решало большинство, а не «специально обученные люди» в дорогих костюмах, так как они, в отличие от простого человека, не испытывают на себе последствия собственных решений.

Понятно, что прямая демократия не может нравиться экспертократии, которая по словам Андрея Ашкерова – уверена в своей моральной непогрешимости, а также в том, что она и только она обладает привилегированным доступом к реальности: ведь представительские институты и были в свое время предназначены для того, чтобы отсекать влияние «черни» на политику. Однако то, что было актуально три столетия назад во времена Токвиля, сегодня, когда уровень осведомленности «кухарки», которая, по словам Ленина должна уметь управлять государством, ничуть не уступает в осведомленности среднестатистическому члену парламента – классический парламентаризм работает скорее, как институт мягкого устранения большинства от принятия решений, нежели выразитель коллективной воли большинства. И в этом скрывается серьезная опасность.

Наступает новая эра

Прямо на наших глазах наступает момент, когда Европа, да и все человечество стоит не просто перед выбором того или иного политического курса, но в буквальном смысле перед решающим выбором. Ведь все мы сегодня стоим на пороге новой технологической эры: эпохи роботов и искусственного интеллекта, которые уже скоро заменят собой львиную долю работников во всех сферах человеческой деятельности. А это в свою очередь означает, что действующий с незапамятных времен социальный контракт работника и нанимателя, будь то частного, или государственного, если не полностью прекратит свое существование, то будет радикально пересмотрен и, как мы понимаем — не в пользу последнего. Ведь на наших глазах возникает невиданный за всю историю человечества переизбыток рабочих рук, занять которые, или перераспределить за счет миграции туда, где (как это было, в прошлом) они могут быть востребованы, не представляется возможным (по крайней мере до тех пор, пока человечество не начнет колонизировать космос: как мы понимаем — до наступления этого момента могут пройти еще сотни лет). А это значит, что в самом ближайшем будущем сотни миллионов людей будут либо превращены в вечных получателей социальных пособий — чьи права будут пусть постепенно, но неизбежно, шаг за шагом, урезаться власть имущими, контролирующими технологии и средства производства. Либо в самое ближайшее время людям удастся добиться перезаключения социального контракта в свою пользу.

И тот факт, что «Желтые жилеты», несмотря на все попытки представить его движением радикалов — это скорее простые представители среднего класса, рабочие, мелкие предприниматели, означает, что простой человек сегодня инстинктивно чувствует, что происходит нечто, угрожающее его будущему.

И в этом смысле — он абсолютно прав. Ведь ситуация сегодня – в прямом смысле — это гонка со временем. До того момента, когда технологический переход будет осуществлен окончательно и бесповоротно осталось – осталось одно, максимум два десятилетие. И если в этот период, простой человек, не просто сможет обеспечить себе доступ к рычагам влияния на власть, но в прямом смысле слова стать этой властью, причем стать без посредников – благодаря тем возможностям, которые дают прямой демократии новые технологии, в том числе блокчейн: сама логика развития ситуации приведет к тому, что история сделает круг и мы снова вернемся к олигархически-рабовладельческой организации общества.

Любой социальный строй — нравится ли нам дедушка Маркс, или нет — это надстройка над экономикой, а демократия — это надстройка над конкурентной, капиталистической экономикой: когда, с одной стороны, класс собственников заинтересован в рабочих руках, с другой в потребителях своих товаров и услуг. Именно эта прямая зависимость с одной стороны породила бум консьюмеризма, а с другой стороны сформировала современную политическую систему, «настроенную», по словам Адорно, под общество потребления. Но эпоха общества всеобщего потребления тоже заканчивается.

А если экономика такова, что рабочие руки больше не нужны (или нужны в существенно меньшем количестве, превращая когда-то процветавший средний класс в прекариат, или даже вынужденных социальных иждивенцев), то это значит что и политическая система все дальше будет дрейфовать от демократии к диктатуре меньшинства. Что, в свою очередь, если не удастся найти, какое-то взаимоприемлемое решение, будет приводить к неизбежным вспышкам насилия и, возможно, даже массовому вооруженному сопротивлению, о чем предупреждали многие видные интеллектуалы, такие как, например, как Ноа Хомски. Именно в понимании необходимости найти такой компромисс надо искать ответ на то, почему глава Facebook Марк Цукерберг, основатель Майкрософт Билл Гейтс, или один из кандидатов на пост президента США В 2020 году, венчурный капиталист Эндрю Янг, говорят о необходимости введения безусловного базового дохода для всех граждан. Это, вкупе с прямой демократией, станет гарантией большинства против диктатуры меньшинства.

А что Россия?

Россия — сегодня являет собой прекрасную иллюстрации к тренду, описанному выше, только наложенную на сырьевую экономику, а также наложенную на исторический бекграунд в виде столетий авторитарного управления, сверхцентрализации, а также максимального отчуждения «верхов» и «низов. Поэтому, Россия, которая в отличие от Запада не имеет систем саморегуляции, а её «элита», не то что не готова пойти на компромисс с большинством и перезаключение социального контракта (хотя бы для того, чтобы избежать социального взрыва и обезопасить собственные жизни), но напротив до сих пор продолжает смотреть на население, как на стадо овец, которое можно стричь до бесконечности. Но вряд ли это получится: вирус популизма из Европы уже пересек границы Российской федерации. А ведь мы помним поговорку о том, что когда в Европе чихают , то Россия лежит с горячкой. Поэтому, скорее всего правящий слой путинской России будет в конце-концов будет уничтожен, как в свое время верхушка царской России, и, в отличие от тех, кто попал под «красное колесо» в 1917-1920 года, нынешних «дворян» вряд ли хоть кому-то будет жаль.