Руслан Шевченко: Молдавский избиратель голосует чаще по геополитическому признаку или в силу неприязни

Руслан Шевченко: Молдавский избиратель голосует чаще по геополитическому признаку или в силу неприязни

фото КП Молодова

Продолжаем наше интервью с Зам. директора Института эффективной политики, доктором исторических наук из Кишинева Русланом Шевченко.

Вчера мы поговорили о об истории, государственном устройстве, постсоветском мышлении политиков, парламентской республике, госсекторе и даже минусах свободы мнений. Сегодня будем говорить о самом актуальном – о предвыборных политических раскладах.

After Empire: Добрый день, Руслан. Мы вчера остановились на выборах, которые пройдут в Молдове 24 числа. Говорят, что это будут чуть ли не выборы между Евроинтеграцией и Евразийским союзом для Молдовы. Это правда?

– Вероятно, российскому читателю нужно разъяснить сначала расклад сил перед выборами. Основных политических сил в Молдове (находящихся в Парламенте и вне его, но имеющих шансы попасть в него 24 февраля) сейчас пять. Это правящая Демократическая партия, и по две оппозиционные – справа (Платформа ДА и Партия Действия и Солидарности, ПДС) (они обе пока непарламентские, но создали электоральный союз) и слева – пророссийская Партия Социалистов и Наша Партия (о ней я вчера уже упоминал, пария Ренато Усатого).

И левые, и правые партии считают правящую ДПМ партией воров и преступников и систематически на нее жалуются – правые – в Евросоюз (из-за чего Европарламент приостановил финансирование Молдовы), а левые – России, в том числе лично Президенту Путину. Между собой у этих партий крайне натянутые отношения и союз наших правых во многом вынужденный, и они постоянно жалуются друг на друга, в том числе и за границу. Еще хуже отношения у левых – Усатый пообещал в свое время, например, подкинуть карбид в чай тогда еще будущему Президенту Додону, а члены этих партий изощряются в том, как они будут мстить своим якобы союзникам. Благодаря таким взаимоотношениям своих конкурентов правяшая ДПМ подчеркивает, что является центристской, и хочет хороших отношений и с Западом, и с Востоком, но на своих условиях. Однако отношения у нее с ЕС сложные, многие считают ее там коррумпированной, а отношения с РФ еще хуже – на лидера ДПМ Плахотнюка в России возбуждено уголовное дело по обвинению в подготовке убийства, а сама ДПМ обвиняет Россию в том, что она – получатель украденного в Молдове миллиарда долларов, и даже передала через посла РФ в Молдове письмо к руководству России с просьбой расследовать это дело. Прошло уже два года, ответа до сих пор нет.

Теперь по существу вопроса. Нельзя не отметить, что перед таким выбором (между Евразийским Союзом и ЕС) в Молдове политики ставят избирателей перед каждыми парламентскими выборами, начиная с 2005 г. (дело в том, что еще в 2002 г. тогдашний Президент Молдовы, Воронин, кстати, лидер коммунистов) объявил вектором внешней политики Молдовы Евроинтеграцию), и повторялся на всех последующих – в 2009 (дважды), 2010 и 2014 гг. Всякий раз сторонники левых запугивают жителей Молдовы близкой катастрофой, если мы будем сближаться с ЕС, и клятвенно заверяют, что только с Россией будет нам счастье. Напротив, правые (в данном случае вместе с правящей ДПМ) подчеркивают, что наш путь – только в ЕС, а с Россией нужно поддерживать хорошие отношения, но при выполнении ею некоторых условий (отказа от поддержки приднестровского сепаратизма, отказа от экономических санкций, информационного прессинга и т.д.). Это две взаимоисключающие точки зрения, но они сегодня разделяются примерно равным числом сторонников (по разным опросам по 40-45% с каждой из сторон) и такое разделение явно продлится еще долго. По крайней мере до тех пор, пока жизнь в Молдове не начнет действительно реально улучшаться. Тогда число сторонников ориентации на Россию будет падать. Но не ранее.

Лидер правящей Демократической партии Молдовы Влад Плохотнюк (фото ava.md)

AE:  Т.е. сейчас шансы и у Социалистов Молдовы и у Демократов сформировать правящую коалицию одинаковые будут?

– Дело в том, что хотя у социалистов есть шансы получить где-то 35-40 мандатов (возможно, и больше, но точно не требуемый 51 голос), но у них нет и не будет в новом Парламенте союзников. А если ДПМ и пожелает с ними сотрудничать, то только “оторвав” от них часть депутатов, а потом еще выставив целый ряд собственных условий. Остальные партии, которые попадут по опросам в Парламент, с Партией Социалистов вообще не желают сотрудничать ни в каких вопросах.

Лидер партии Социалистов, президент Молдовы Игорь Додон (слева) (фото Sputnik)

AE: Но ведь Вы сами говорили про то, что есть и мажоритарщики. Насколько я читала, Додон хочет вообще попытаться сформировать однопартийное правительство. Может ли так случиться, что вместе с мажоритарщиками – своими сторонниками при удачных выборах ему не нужно будет вообще ни с кем кооперироваться?

– Я назвал 35-40 мандатов (или чуть больше) у ПСРМ (Партии Социалистов)  с учетом “мажоритарщиков”. Дело в том, что хотя социалисты, с приходом к власти в этой партии в декабре 2011 г. Игоря Додона и включили в свою программу пункт о смешанной избирательной системе, но ничего не сделали для того, чтобы готовить кадры на местах, в селах и районах, чтобы продвигать их на ключевые посты, а затем выдвигать и на общегосударственном уровне. А правящая ДПМ именно этим занималась еще с первых лет своего существования, задолго до прихода к власти, еще с начала 2000-ных.

В результате значительная часть “узнаваемых” в стране кандидатов по “мажоритарной” системе теперь фактически представляют ДПМ, даже если формально числятся независимыми. У ПСРМ таких очень мало. Что касается однопартийного правительства социалистов, то именно для того ДПМ и внедрила смешанную избирательную систему, чтобы не допустить такого поворота событий.

AE: А партия Коммунистов Молдовы, как ни странно, на стороне ДПМ, а не Социалистов?

– Нет. Она враждебно относится и к тем, и к другим. Причина в том, что от коммунистов в разное время уходили и в ДПМ, и к социалистам, в том числе и нынешний Президент Игорь Додон. В результате коммунисты считают социалистов обыкновенными предателями левой идеи в Молдове, а демократов – кучкой воров и преступников, которых пора гнать поганой метлой от власти. Мешает только одно: популярность коммунистов с 2014 г. сильно упала и теперь они могут вообще не попасть в Парламент.

Лидер коммунистов Молдовы, бывший президент Владимир Воронин (фото point.news)

AE: Я так понимаю, Вы все же придерживаетесь мнения, что у правящей ДПМ есть больше шансов после выборов остаться у власти, чем у партии Додона, не способной сформировать коалицию?

– Да, несомненно. За счет подкупа депутатов. В Молдове существует мнение, что даже нынешний состав фракции социалистов полностью или частично подконтролен правящей ДПМ и она только для виду оппозиция. А, тем более, в дальнейшем, ведь все деньги страны в руках ДПМ. Поэтому, не исключая возможности коалиции демократов с социалистами (как резервный вариант), вопрос здесь стоит иначе. сможет ли ДПМ договориться с представителями прозападной коалиции ПДС-Платформа ДА, тоже при помощи подкупа, шантажа и угроз, либо с помощью давления на них со стороны США и ЕС. Или не сможет. Тогда в дело придется запустить “резервный вариант”, о котором я сказал.

Самое нелепое, что хотя прозападная коалиция обвиняет правящую ДПМ в том, что она управляется олигархом Владом Плахотнюком, но при этом за ней стоят тоже олигарх – Виктор Цопа, живущий ныне в Германии.

Братья Виктор и Виорела Цопа (фото 1News.md)

AE: Тогда на что ставит Москва? Ей-то нужно, что бы выиграл Додон.

– Вот здесь тоже есть серьезное противоречие. С одной стороны, социалисты во главе со своим бывшим лидером, а ныне Президентом Игорем Додоном заверяют Россию в безусловной и абсолютной преданности и дружбе. Однако ее главные левые оппоненты в Молдове – коммунисты и Наша Партия, и особенно лично Ренато Усатый, лидер Нашей партии, заклинают власти России ни в коем случае не верить социалистам и лично И. Додону, так как, с их точки зрения, он тоже вор, тайный олигарх и, если придет к власти, будет грабить народ. Больше того, на оценку И. Додона в Москве сильно влияют и тираспольские сепаратисты. Руководство сепаратистов и тираспольский филиал РИСИ (Российский институт стратегических исследований) ненавидят И. Додона и считают его обманщиком, который хочет хитростью “втянуть” Приднестровье в единую Молдову. В результате отношение многих российских политологов и аналитиков к И. Додону и молдавским социалистам в последние годы сильно ухудшилось, теперь его часто ругают, в том числе даже на ток-шоу.

Поэтому теперь в РФ Додона поддерживают отнюдь не так безоглядно, как в 2014-м, а иногда власти России даже ставят ему палки в колеса, как недавно с блокированием экспорта молдавской сельхозпродукции, так как она поступает в Россию через Украину.

AE: Но при этом мы сейчас видим как Москва играет на руку именно Додону. История с молдавскими летчиками, которые были заложниками в Афганистане, тому пример (мы о ней писали). Кроме того, назначенный сейчас спецпредставителем по Молдавии и Приднестровью Дмитрий Козак тоже как раз сторонник интеграции Приднестровья в Молдову на федеративных началах. Разве не так? Да и экспорт сельхозпродукции они, кстати, разблокировали перед выборами, именно по просьбе Додона.

– Не совсем так. Президенту Додону пришлось лично летать в Москву и там убеждать Президента Путина и его окружение, чтобы экспорт молдавской сельхозпродукции в Россию был возобновлен. Эта история ударила по позициям Додона среди молдавских левых. Ведь Правительство России не могло не понимать, что оно “подставляет” своего молдавского союзника, причем именно перед выборами, но оно это сделало.

Что касается молдавских летчиков в Афганистане, то вокруг этого в Молдове разгорелся грандиозный скандал. Во-первых, некоторые левые (в частности, лидер Конгресса Молдавских Диаспор Калинин) обвинили Додона в том, что он дал взятку в 2 млн.долларов, чтобы выкупить этих летчиков. А эти 2 млн.долларов, по словам Калинина, Додон вроде бы взял из суммы в 20 млн.долларов, которые получил в Москве на “предвыборные нужды”. Вдобавок, выяснилось, что освобождение летчиков состоялось именно перед выборами (то есть шло в предвыборных целях, в пользу социалистов – дескать, власти Молдовы не смогли, а главная оппозиционная партия Молдовы – смогла), и, в-третьих, освобождение почему-то произошло даже не через посредство ФСБ или СВР (ведь они были в Афганистане), а почему-то через сына Генпрокурора России Юрия Чайки. Ни Посольство России в Молдове, ни Президент Игорь Додон со своим аппаратом до сих пор не дали на сей счет никаких подробных комментариев.

Что касается Козака, то его должность называется несколько по-другому: специальный представитель Президента России по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой. Приднестровская тематика, в отличие от его предшественника Рогозина (воевавшего когда-то на стороне сепаратистов в Приднестровье, и объявленного персоной нон грата в Молдове), на сей раз в его должности не упоминается. Также, нужно добавить, что план Козака был в 2003 г. категорически отвергнут в Молдове всеми политическими силами, и левыми, и правыми, и любые попытки “возродить” его в новой ипостаси приведут только к новому сплочению политического класса Молдовы на антироссийской основе.

AE: То, что Кремль действует прямолинейно и как слон в посудной лавке нас не удивляет. Это как раз обычная история. Он ориентируется на мало думающего избирателя, пророссийски настроенного. И вовсе не думает, что скажет властная элита Молдовы. Кроме истории с летчиками Москва как-то вмешивается в выборы?

– Еще как. Во-первых, осуществляется колоссальное информационное давление на Молдову через посредство российских телеканалов, которые ретранслируются в Молдове, а также русскоязычных информационных порталов.

Во-вторых, в Молдове есть влиятельная сеть издаваемых на русском языке СМИ, которая фактически тоже ведет ожесточенную антиправительственную агитацию, рассказывая о всевозможных неприятностях, которые ждут Молдову после выборов, если они не выберут пророссийские силы, и оплевывая США, ЕС и отдельные его страны (причем полностью замалчивая любые недостатки России и особенно лично В.Путина (последнее – вообще абсолютное табу), это характерно и для всех российских ТВ и радио, которые вещают на Молдову.

В-третьих, есть значительное количество молдавских гастарбайтеров в России, которых открыто призывают голосовать за пророссийские партии. Я уж не говорю о неоднократных нападках российских политиков на молдавские власти, и особенно по приднестровской тематике. Так что вмешательство присутствует, и оно серьезно влияет на ситуацию в стране.

AE: Ну так они за Додона агитируют?

– С 2014-го их позиция в этом вопросе претерпела существенные изменения. Если на прошлых выборах, в ноябре 2014-го, они все хором призывали голосовать за социалистов и ее тогдашнего лидера И.Додона, теперь они раскололись. Часть, как и прежде, ратует за И.Додона, ставшего в ноябре 2016-го Президентом, и ПСРМ, а часть, учитывая, что немалое количество русскоязычных избирателей разуверились в Президенте И.Додоне, призывает абстрактно голосовать за левые силы или хотя бы за те, которые не будут вести Молдову к “рассыпающемуся” Евросоюзу или в Румынию.

AE: Т.е. диверсифицировались. А какие еще партии Кремль предлагает поддержать. И какие у них шансы?

– Да, диверсифицировались. Помимо ПСРМ, пророссийски настроенные СМИ также предлагают поддержать Нашу партию Ренато Усатого (последний некоторым явно ближе, чем Додон) и коммунистов (таких осталось совсем мало, но пока есть). Шансов у них мало, если и пройдут в Парламент, то “на грани” (как, например, коммунисты).

Ренато Устатый (слева), лидер партии “Наша партия” (фото ava.md)

Но у Кремля есть и скрытый пока козырь, о котором наша пророссийская пресса старательно молчит, ибо говорить об этом ей нежелательно. Он заключается в том, что Наша Партия Ренато Усатого установила на уровне лидеров партий довольно тесные связи с нашими “проевропейскими” партиями, в частности, Платформой ДА (лидер – Андрей Нэстасе). На деньги Усатого Нэстасе летал в Москву. Кроме того, Нэстасе публично заявлял, что если он придет к власти, то “приостановит” евроинтеграцию “года на полтора-два”(а это соответствует планам России в Молдове). По утверждению властей, Нэстасе и его коллега по правому блоку, лидер ПДС Майя Санду, связаны с Россией через фонд Open Dialog и некоторые другие, и именно при помощи России добились блокирования внешнего финансирования Молдовы со стороны Европарламента.

Действительно, маловероятно, чтобы Нэстасе и Санду сами, без помощи извне, сумели убедить сотни депутатов Европарламента не голосовать за выделение финансовой помощи своей стране). На контролируемом ими телеканале Jurnal TV часто возникают лица, вроде адвоката Анны Урсаки, бежавшей в Польшу, которая открыто защищала готовивших в ноябре-декабре 2014 г. пророссийские беспорядки в Молдове группу преступников. Так что воздействие на ситуацию в Молдове Кремль может оказывать и через вроде бы прозападную оппозицию.

Андрей Нэстасе и Майя Санду – лидеры правой оппозиции (фото Aif.md)

AE: Но Николай Патрушев наоборот заявил на днях, что это Запад готовит Майдан по киевскому сценарию, если выиграют левые.

– Г-н Патрушев, со всем уважением к его опыту офицера и генерала ФСБ, на сей раз лжет – либо сознательно, либо ввиду недостаточного знания ситуации в Молдове. Майдан по “киевскому” сценарию может быть в Кишиневе лишь в том случае, если социалисты получат парламентское большинство (51 или более голосов) и тогда смогут диктовать всей стране дальнейший ход событий. Но этот вариант невыгоден ни США, ни ЕС, ни поддерживаемой США в Молдове (хотя с серьезными критическими замечаниями), и ныне правящей Демократической партии. Введение смешанной избирательной системы, большое количество “независимых” кандидатов, огромный пласт компромата, который обрушился на молдавских избирателей и от конкурентов ПСРМ с левого фланга, и справа, – все это нацелено на то, чтобы “блокирующего пакета” голосов в Парламенте (51) у социалистов не было ни при каком раскладе. Вот почему вероятность прозападного майдана по киевскому сценарию в Кишиневе крайне мала.

Протесты в Молдове после 24 февраля действительно возможны, но по другой причине: и прозападные партии, и ПСРМ будут явно недовольны их итогами (их представители и сейчас постоянно твердят, что выборы УЖЕ украдены, еще до их проведения). Но это – совершенно не тот сценарий, о котором говорит г-н Патрушев, так как по нему выигрывают как раз правые.

AE: Не понятно. Прозападные партии, по Вашему мнению могут организовать Майдан, как это и предрекает Патрушев, но не против Социалистов и Додона, а против ДПМ? Или против кого?

– Майдан можно устроить против ДПМ, но это для наших прозападных партий сегодня опасно – во-первых, у них не хватит без ДПМ голосов для парламентского большинства, во-вторых, в этом случае придется идти на досрочные парламентские выборы, которые еще неизвестно чем закончатся и Запад принципиально против их проведения. Поэтому протесты, как я упомянул выше, в Кишиневе почти наверняка будут, но состоятся не в силу победы социалистов, а потому, что правящую ДПМ обвинят в фальсификации итогов выборов. Однако это не приведет к падению ДПМ. Протесты “сдуются”, как это уже однажды и произошло в феврале 2016 г. А вот дальше уже все будет зависеть от “ловкости рук” ДПМ, сумеет ли она создать коалицию либо с “отщепенцами” из ПСРМ либо из их коллег из прозападных партий.

В результате должна сформироваться прозападная коалиция (ибо даже “отщепенцы” из ПСРМ, попав в ДПМ, быстро поменяют свои взгляды). Такое у нас в Молдове происходит сплошь и рядом на любом уровне. Вот почему я говорил о том, что в итоге выиграют все равно правые, прозападные силы.

Молдавский Майдан 2015 года

AE: Все очень сложно. Не знаю как ваш молдавский избиратель разбирается в таких тонкостях. Он же наверное за что-то другое, более конкретное голосует, а не высчитывает коалиции?

– Для нас все эти тонкости привычное дело. Наши избиратели голосуют либо за конкретного лидера (вот нравится кому-то, скажем, тот же Нэстасе или Додон, и он идет и голосует за эту партию), либо под гарантию проевропейского курса или, наоборот, пророссийского (в этом случае фамилия кандидата вообще не особенно важна). Так что все достаточно просто.

AE: А насколько сейчас политизирован простой молдавский избиратель, что бы вообще задуматься о Майдане? Явка на выборы большая обычно?

– Наш избиратель, особенно в городах, довольно серьезно политизирован, но предпочитает не вдаваться в изучение программ партий или кандидатов по одномандатным округам, а голосует часто по “геополитическому” признаку, или в силу неприязни к какой-то партии, пребывающей в данный момент у власти. Если же задуматься о Майдане, то нельзя не сказать, что протесты 2015-2016 гг. в том числе и против ныне правящей ДПМ, основательно утомили сторонников прозападной оппозиции. Они увидели, что несмотря на множество разнообразных протестов во всех концах страны, ДПМ не только не ослабла, но, напротив, как раз в разгар протестов пришла к власти и продолжала укрепляться – 713 из 898 примаров (руководителей местной администрации в селах) именно после этого оказались вдруг в руках ДПМ. Провалились и попытки организовать Майдан после того, как власти аннулировали в июне 2018 г. выборы примара Кишинева, которые выиграл один из лидеров прозападной оппозиции Нэстасе. Все это деморализовало прозападный электорат, и теперь собрать десятки тысяч людей под него достаточно сложно.

Что касается явки на выборах, то она, как правило, не превышает 40%, а подчас бывает и гораздо меньше.

AE: А пророссийский Майдан? Если Додона не устроит результат выборов.

– С начала 2000-ных годов, когда к власти пришла, объявлявшая себя в то время пророссийской, Партия Коммунистов, пророссийский электорат в Молдове сильно изменился. К 2001 г. этот электорат в основном состоял из русскоязычного населения, приученного уже к протестам конца 1990-х в Молдове и готовых их продолжать. Сегодня тот электорат либо разуверился в коммунистических идеях (ибо никакой национализации собственности, ликвидации буржуазии и т.д. при ПКРМ не произошло, а даже более того, был взят курс на ЕС и подписан план сотрудничества с НАТО, число сторонников Запада возросло до 70%), либо изменился ввиду естественных причин (немалая его часть была уже тогда пожилого возраста и ныне давно ушла в лучший мир). Нынешняя партия социалистов никакого коммунизма не предлагает, ее электорат во многом уже составляют лица молодого и среднего возраста, но их вывести на протесты намного труднее. Поэтому социалисты в основном ограничиваются небольшими флэш-мобами либо незначительными по численности (до нескольких сот человек) протестами в разных населенных пунктах, особенно в Кишиневе. Крупных, многотысячных (или даже с участием десятков тысяч граждан, как когда-то ПКРМ) социалисты почти уже не собирают. Было только несколько исключений из правила, но это удалось ПСРМ с огромным напряжением сил. Кроме того, все они, в отличие от сидевших на майдане месяцами протестующих, немедленно разъехались в тот же день в родные села и города. Нужно учитывать и то, что Президент Додон многократно угрожал “мощными протестами” по разным причинам, но чаще всего это заканчивалось просто сотрясением воздуха. Сейчас ситуация несколько иная, есть повод попротестовать, но вряд ли это даже близко будет напоминать по своему упорству и настойчивости протестующих Майдан ноября 2013 – февраля 2014 г. в Киеве.

AE: Ну хорошо. Скажите тогда пожалуйста, нам – посторонним наблюдателям за кого “болеть” на этих выборах порекомендуете? Вот прокремлевцы будут “болеть” за Додона и левых. Украинцам наверное стоит “болеть” за ДМП, особенно тем, кто за Порошенко? А вот российским оппозиционерам, которые категорически не хотят, что бы Путин и Ко себя хоть в чем-то где-то победителем почувствовал, нам за кого стоит “болеть”?

– Все будет зависеть от того, что хочет видеть российская оппозиция в Молдове. Если ей нравятся словесные заверения о том, что “мы твердо и неуклонно идем на Запад” (именно это на все лады повторяет, в том числе и в Европе блок партий ПДС-Платформа ДА (он же блок ACUM – “Сейчас”), то разумеется, их право поддержать эти партии. Но есть одно “но” – в этих партиях, как и в обвиняемой ими ДПМ, много коррупционеров и воров, причем еще закваски 1990-х годов, когда была украдена половина ВВП Молдовы, соучаствовали они и в хищении миллиарда долларов из молдавской казны в 2014-2015 гг. Кроме того, опыт пребывания многих из них у власти в 2009-2015 гг. не привел к существенному улучшению жизни народа, а только к их собственному обогащению за счет этого народа. Больше того, в отношениях с Россией их критика путинских порядков была чисто формальной, и не вела к реальной борьбе с влиянием все более агрессивной российской пропаганды в Молдове. Даже вторжение РФ в Украину многие из них критиковали с оглядкой, осторожно, подчас тщательно выбирая слова. А лично Путина подавляющее большинство из этих “проевропейских оппозиционеров” вообще не смеют подвергать никакой критике. Не предлагают они никаких серьезных реформ в стране и сегодня. Главное изменение, которое они предлагают, если отбросить официальные программы на потребу избирателям – “избавление от диктатуры олигарха Плахотнюка”. Что в молдавских условиях означает банальный передел сфер влияния между новыми миллионерами и олигархами. А о народе, как и прежде, вспомнят перед выборами. Не стану утверждать, что ДПМ лучше их. В ее рядах также много людей с более чем сомнительным прошлым, в том числе и политическим. Тем более, что сам я беспартийный и уже больше 20 лет ни за кого не голосую, хотя в выборах участвую. Но по сравнению с ними ДПМ действительно начала, хотя тоже осторожно, и часто непоследовательно, реальную борьбу с путинским влиянием в Молдове, и она намного теснее связана с США, чем остальные прозападные партии сегодня. Постепенно сокращается число пропутинских информационных программ, началась и борьба с пропутинскими сайтами и порталами. Взят курс и на подлинную интернационализацию приднестровского конфликта: по настоянию руководства Молдовы Генассамблея ООН приняла в июне 2018 г. впервые в истории независимого молдавского государства резолюцию с решительным осуждением пребывания российских войск в Приднестровье. Этого мало, но это уже что-то конкретное в борьбе с путинским режимом, по сравнению с теми, кто, именуя себя “прозападной оппозицией” вместо реальных дел по борьбе с влиянием путинских СМИ, ограничивался лишь красивыми фразами.

AE: Ну вот, это уже более – менее нам понятно. И местами некоторым даже знакомо. Спасибо за подробную карту выборов предстоящих, которую Вы нарисовали нашим читателям. Наш главред Ольга Курносова увидела, что Вы Зам. директора Института эффективной политики и очень просила узнать у Вас – для нас сочетание Эффективная политика тесно связана с ФЭП Глеба Павловского. Вы с ним сотрудничаете или сотрудничали?

– Такое название дал Институту его директор, политолог и тоже доктор исторических наук, г-н Андриевский. Однако я никогда от него не слышал, чтобы он хоть как-то сотрудничал в рамках Института с г-ном Павловским. Скорее всего, просто совпадение.

AE: Спасибо. Ну и заключительный вопрос тоже от нашего главреда. В 1991 году во время ГКЧП, чрезвычайное положение вводилось не на всей территории СССР а в шести ее частях – В Москве, Ленинграде, трех республиках Прибалтики и … в Молдавии. Считалось что они наиболее прозападно настроены и ориентированы. Ну что с Москвой и Питером в итоге мы знаем, Прибалтика воплотила свои мечты, Как получилось, что Молдова не только не воплотила еще до конца Евроинтеграцию, но и имеет до сих пор шансы вернуться в нашу дружную “тюрьму народов”?

Во многом это произошло потому, что подавляющая часть политического класса, как справа, так и слева, тогда, в 1991-м, и ныне, в 2019-м, даже декларируя верность демократическим и европейским ценностям (я уж не говорю о тех, кто живет советским прошлым и ностальгирует по нему), на самом деле были не готовы внедрять их на практике. Клановое мышление, которое накрепко укоренилось за столетия иностранной оккупации в сознании нашего народа, неспособность подавляющей его части посмотреть шире, масштабнее интересов собственной семьи, друзей, приятелей, родственников, наконец, шире интересов родного села, города или района, неготовность мыслить масштабами целого государства, ностальгия по советскому прошлому, когда все решали откуда-то из Москвы и отучали от самостоятельного мышления, незнание даже правды о собственном прошлом во времена СССР, привычка воспринимать любые доступные на полученной должности материальные блага и средства как личную собственность, а не использовать их в интересах государства, абсолютное нежелание нести наказание за совершенные преступления, даже когда речь идет об огромных суммах, исчисляемых подчас в сотнях миллионов и даже миллиардах долларов, полное непонимание даже смысла идеологии тех политических партий, к которым они вроде бы принадлежат (например. наши либералы или либерал-демократы, тем более социалисты) совершенно не понимают, что означают либеральная и либерально-демократическая доктрины на Западе и не могут в странах ЕС внятно объяснить суть собственных же партийных программ), наконец, ожесточенная иностранная пропаганда, которая настойчиво приучает жителей Молдовы чувствовать себя то ли российской губернией, то ли румынскими уездами, но только не самостоятельным государством – все это в комплексе дало не только неготовность осуществить реальную интеграцию Молдовы в Евросоюз, но и значительное количество людей, которые до сих пор пытаются внушать нам, что без “тюрьмы народов” под водительством “великого Путина” мы просто погибнем. Нет сомнения, что только приход во власть людей с опытом работы на Западе (но, разумеется, не строителями и не посудомойками), кто своими руками создал себя и свое будущее, у кого уже сложилось осознание того, что государственный чиновник любого уровня не имеет права воровать, кто не только на словах, но и на деле будет в состоянии строить хотя бы на своем месте “маленькую Европу” – сможет действительно изменить Молдову к лучшему и сделать ее полноценным членом европейской семьи народов. Этого будущего она всецело заслуживает.

27.08.1991 На центральной площади митинг в честь провозглашения независимости Республики Молдовы. (фото И. Зенин/РИА Новости)

AE: Спасибо большое, Руслан за развернутые ответы. Мы надеемся еще с Вами связаться 24 февраля, что бы узнать как проходят или прошли выборы, если можно. И будем ждать Вашего комментария.

Буду всегда рад ответить Вам на любые поставленные вопросы.