Про Суркова, его читателей, глубинный народ и глубинное государство

Про Суркова, его читателей, глубинный народ и глубинное государство

Елена Лукьянова

С утра соцсети облетела весть о выходе в свет новой программной статьи советника Президента России Владислава Суркова под названием «Долгое государство Путина». К вечеру я попыталась разобраться с самим текстом и с реакцией на него читателей.

СМИ не комментировали материал, а лишь рассказали о его появлении и частично процитировали. Большинство аудитории советовали статью не читать, «ибо читать там нечего». «Выкиньте это все из головы и не пытайтесь обрести смысл там, где его, отродясь, не было», – написал Владимир Семаго.

Некоторые, все же взявшие на себя труд освоить написанное, реагировали по-разному. Одни пересказывали его, адаптируя к своей аудитории. Как, например, Николай Травкин, поведавший всем прекрасную сказку о государстве-Держиморде и о глубинном народе, но изменивший сурковскую концовку. «На Руси, – пишет Травкин, – иногда случается так, что у «глубинного народа», вдруг, открываются глаза и он видит, как Держиморда под обещания устроить всем счастливую жизнь, открыто грабит его и давно уже устроил эту счастливую жизнь для тех, кто олицетворяет государство-Держиморду и пристроился возле него. И тогда российский «глубинный народ» берёт в руки вилы с дрекольем и начинает крушить «глубинное государство».

Другие сумели уместить весь текст в пару коротких фраз типа: «Путинизм вечен, выбора нет. Ни у России, ни у мира». Это всё, что вам надо знать. И нечего было столько слов и многобуков Суркову писать» (Алла Боссарт). Третьи ограничились беззлобными короткими репликами: «Понимаю, что обижу ценителей, но Сурков-то наш по реальному счету – так себе литератор» (Сергей Шелин).

 Читатели усомнились в авторстве. Насчет авторства есть несколько предположений. Вот что, например, что думает об этом историк Алексей Венедиктов: «Никак не мог понять – что мне напоминает статья Суркова, где я это все уже читал… А, ну конечно, это рассуждения германских лидеров прошлого века в 30-е годы, объяснения, почему Третий рейх обязательно будет тысячелетним. Только вместо Карла Великого – Иван Третий, вместо Фридриха Барбароссы – Петр Первый, а вместо Бисмарка – Ленин. Ну и вместо западной плутократии – западная демократия. Конечно, никакого преследования никакой отдельной нации – в 21 веке это не модно. А так – тютелька в тютельку. Только «тысячелетний» Третий рейх с такой философией просуществовал недолго». Фашистский характер обосновываемой в статье идеологии подтвердил также политолог Григорий Голосов.

Алексей Шляпужников считает, что Сурков слегка переписал на новый лад «Теорию официальной народности» графа Уварова, которая в своё время стала официальной госидеологией Николая I. А экс-советник управления президента России по внутренней политике, политолог Олег Матвейчев даже заподозрил коллегу по цеху в краже его идей для новой книги. Вот это уже интересно. Жаль, что перед нами статья, а не диссертация, иначе можно было бы попросить разобраться Диссернет.

Я сразу оговорюсь, что не считаю Владислава Юрьевича Суркова неумным человеком. Совсем наоборот. Поэтому, тем более, возникают некоторые вопросы.

Зачем эта статья? Имитация философии? Похвальба? Хайп? Прививка? Пробивка «на вшивость» – типа посмотрю, как вы все сейчас кричать начнете? Может быть, но это совсем неочевидно. «Для чего-то автору сейчас понадобилось выступить с текстом, где он называет целью российского государства – умение хорошо играть в геополитику (а не благополучие граждан, например)», – пишет Макс Трудолюбов. – «Чиновничьей логики не может не быть. Мы не знаем, может он так просит повышения или спасается от понижения или еще что-то.

Мое мнение – текст странный, антинаучный, не адекватный ситуации в стране и неконструктивный. Он ни зачем. В общем, я, пожалуй, соглашусь с Владимиром Корниенко, который сформулировал свое отношение так: «Независимый сурков в независимой газете, написал независимый текст, от которого ничего не зависит…».

Кому текст адресован? Дмитрий Гудков считает, что у этого теста только один адресат – президент. Но мне это не кажется очевидным. Я вообще не вижу адресатов статьи. Текст никому не адресован. Чиновникам? Им по большому счету наплевать. Силовикам? Им, вроде бы, так же как чиновникам. Глубинному народу? Но его грамотные представители над статьей посмеялись, а остальные просто не читали. А если вдруг читали, то вряд ли что-то поняли.

Надо ли обсуждать текст по существу? Нет, не надо. Обсуждать здесь, увы, нечего. Но сказать, что это муть, следует. В нашей жизни и так полно всякой мути, которую нужно отделять от чистых источников знания.

Но тогда что это и что с этим творением делать? Фиксировать как муть и складывать в папку доказательств мракобесия. Потому что что-то в этой статье может быть использовано. Ведь она – своеобразный сеанс саморазоблачения, в которой советник Президента прямо подтверждает неконституционный силовой характер созданного за последние 20 лет государства: «Самые брутальные конструкции силового каркаса российского государства идут прямо по фасаду».

Он также подтверждает умышленно-имитационный характер существующих в России демократических институтов: «Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас иногда считаются отчасти ритуальными, заведенными больше для того, чтобы было, «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем»

Он, наконец, признается в целенаправленной гибридной экспансия против всех: «Чужеземные политики приписывают России вмешательство в выборы и референдумы по всей планете. В действительности, дело еще серьезнее – Россия вмешивается в их мозг, и они не знают, что делать с собственным измененным сознанием». То есть в том, что Россия на всех официальных уровнях с пеной у рта отрицает

Ну и от себя добавлю самую малость анализа. Во-первых, нет никаких четырех упомянутых Сурковым моделей российского государства от Ивана Ш до Ленина. Модель независимо от формы правления была одна – авторитарная (тоталитарная) имперская. И именно о ней он тоскует и о ней мечтает. Во-вторых, его сетования о неисследованности феномена путинской России не соответствуют действительности. Сей феномен исследован, проанализирован и диагнозы поставлены. Причем отечественной наукой, которая, сегодня, к счастью, не находится в изоляции, и выводы которой доступны «чужеземным» аналитикам. В-третьих, то, что автор имеет в виду под глубинным государством (deep state) – это присущая любому государству функция охраны правопорядка и защиты демократии. В нормальном демократическом государстве такая функция бывает задействована не часто. Но если эта функция трансформирована в функцию охраны государства от демократии, то тогда это совсем другая история, о чем Владислав Юрьевич и попытался нам честно поведать, рассуждая о силовых конструкциях по фасаду.

В общем Владислав Юрьевич, как написал Константин Гаазе, «у вас deep state отклеился».