Германизация по-калининградски

Германизация по-калининградски

Михаил Фельдман


Несколько дней назад в «Новой Газете» были опубликованы тюремные записки калининградца Александра Оршулевича — бывшего руководителя движения БАРС. Это вновь привлекло внимание общественности к уголовному делу, возбуждённому ФСБ ещё в 2017 году. Оршулевич, а также Игорь Иванов и Александр Мамаев, обвиняются в том, что якобы создали террористическую организацию, по версии обвинения, «преследуя цель дестабилизации политической обстановки в Калининградской области и в конечном итоге изменения режима госвласти в регионе для его выхода из РФ». Позже появился ещё один фигурант — Николай Сенцов, не состоявший в БАРС.

Следствие ведётся уже более полутора лет. Тем временем все четверо обвиняемых находятся в СИЗО, в том числе и Оршулевич — отец многодетной семьи. Подозревать, что обвинение полностью сфабриковано, заставляет его предыстория — не менее резонансная, чем само дело.

Александр Оршулевич известен в Калининграде как активист, агитирующий за переименование города в Кёнигсберг — таково его историческое имя. Свою точку зрения Оршулевич нередко излагал журналистам, в том числе зарубежным. В результате он и его единомышленники стали жертвами пропагандистской компании, именуемой в информационной среде «борьбой с германизацией». Со всеми вытекающими последствиями.

Борцы с германизацией: кто они?

О германизации в Калининградской области, до окончания Второй Мировой войны принадлежавшей немцам, говорят уже около пятнадцати лет. Однако этот термин прежде не имел широкого распространения. В одних и тех же средствах массовой информации время от времени публиковались статьи, выражавшие ура-патриотические взгляды части общества. Именно в них читателей периодически пугали германизацией, а также «кёнигсбергизацией», «онемечиванием» и тому подобным. Специализировались на данной тематике три издания: «Регнум», «НьюсБалт» и «Эксклав».

«Регнум» и «НьюсБалт» организовали в Калининграде корреспондентские пункты, возглавляемые Андреем Выползовым — учредителем и генеральным директором «НьюсБалта». Руководство «Русским краем» (радио, связанным с интернет-сайтом «Эксклав») принял Михаил Черенков.

В течение нескольких последних лет эти два бойца информационного фронта заметно активизировались, их материалы приобрели обличительный пафос. В марте 2016 года «Регнум» и «НьюсБалт» опубликовали статью Андрея Выползова, где он возмущался по поводу именования географических объектов Калининградской области на немецкий лад — Земландский полуостров вместо Калининградского, Роминтенская пуща вместо Краснолесья и т. п. Там же глава «НьюсБалта» категорически высказался против коньяка «Инстербург», пива «Нойхаузен», хлеба «Бальга» и других калининградских торговых марок, отражающих прежнюю, немецкую топонимику. И всё это преподносилось как проблема едва ли не геополитического характера.

Несколько дней спустя Выползов опубликовал на интернет-ресурсе «Эксклав» аналогичную колонку, где намекалось на некие «серьёзные ресурсы», якобы стоящие за «плакальщиками по Кёнигсбергу». Это прозвище придумал никто иной, как один из постоянных авторов «Эксклава» — историк Владимир Шульгин. Уже не первый год он ведёт в интернет-пространстве непримиримую войну с «сепаратистами» и «русофобами», в ряды которых записал и учёный совет Балтийского федерального университета, в 2014 году не утвердивший его в должности профессора кафедры.

Накал борьбы с германизацией усилился, когда руководить калининградским отделением государственной информационной компании ГТРК стал Николай Долгачёв, в послужном списке которого — работа военным корреспондентом в непризнанной ДНР. Материалы о происках «германизаторов» заполнили местное информационное пространство и вышли на федеральный уровень.

Вывих журналистской этики

В августе 2016 года в федеральную информационную программу «Вести» попал репортаж Долгачёва с провокационным названием: «Русофобы предлагают переименовать Калининград». В сюжете  приводились отрывки интервью с Александром Оршулевичем и другими сторонниками переименования города в Кёнигсберг. Вырванные из контекста фразы использовались для придания интервьюируемым образа ненавистников России и русских.

Далее в репортаже последовали комментарии всё того же Шульгина. Речь его, в отличие от интервью оппонентов, была приведена целиком и содержала выводы, что сторонники традиционной топонимики готовят почву для «экспансии Запада» в Калининградскую область.

После «разоблачительного» репортажа Оршулевича не оставили в покое. Весной 2017 года калининградской ГТРК под руководством Долгачёва был снят двадцатиминутный видеоролик «Кёнигсберг. Вывих», гордо названный «журналистским расследованием». Крайне низкокачественная чёрно-белая съёмка демонстрирует неизвестных, рисующих свастику на  мемориальной доске, установленной в память о жертвах Холокоста. Из-за плохой съёмки опознать этих людей абсолютно невозможно, но голос за кадром настаивает, что осквернителями руководил непосредственно Оршулевич.

Не секрет, что в России подобные материалы, наспех состряпанные кремлёвскими пропагандистами, используются, чтобы оправдать перед обществом уголовное преследование инакомыслящих. Кроме того, изложенная таким способом информация сама может стать поводом для проверки героев сюжета правоохранительными органами. Примером тому стал печально известный фильм НТВ «Анатомия протеста» о массовых оппозиционных акциях 2011-2012 годов в Москве. Не исключено, что домыслы авторов «Вывиха» ещё не раз пригодятся следствию, чтобы хоть как-то свести концы с концами в затянувшемся деле Оршулевича и его единомышленников. И это далеко не единственные жертвы развязанной ГТРК информационной войны.

В ходе «разоблачений» Долгачёва пострадал не только Оршулевич, но и организация «Немецко-Русский дом», чья деятельность состоит в укреплении культурных связей между Россией и Германией на территории Калининградской области. В результате постоянных непрекращающихся нападок в прессе и вызванной ими реакции областных властей организация была вынуждена объявить о самороспуске. Отдельную компанию коллектив под руководством Долгачёва развернул против организации «Зеленоградск — Пиннеберг», осуществлявшей в Калининградской области российско-германские образовательные проекты. Коллегия по жалобам на прессу признала данный репортаж программы «Вести. Калининград» политической пропагандой и обвинила автора в нарушении профессиональной  этики журналиста.

Осторожно, провокаторы!

Освоила команда калининградской ГТРК и методы работы в социальных сетях. А началась  их практика с нашумевшей истории, связанной с плакатом возле дипломатической миссии Латвии в Калининграде. По словам журналистов ГТРК, жители города обратили внимание, что изображённая на плакате девушка в латышском национальном костюме демонстрирует свастическую символику. На самом деле речь шла о традиционном узоре, лишь отдалённо похожем на нацистскую свастику. Но этого оказалось достаточно, чтобы ГТРК подготовила очередной провокационный сюжет о «пропаганде нацизма». День спустя та же тема была поднята на «Эксклаве», а чуть позже появилась посвящённая этому событию колонка Выползова на «Регнуме». И ни одна из информационных компаний не сочла нужным поинтересоваться мнением о ситуации сотрудников дипмиссии Латвии.

В развернувшейся по этому поводу дискуссии в интернете приняли участие журналисты всех трёх информационных компаний. Своих оппонентов они характеризовали грубо и оскорбительно, явно провоцируя конфликт. Но когда работник Музея Мирового океана Оксана Ошевская, не выдержав травли, ответила в том же духе, на «Регнуме» появился текст Выползова с жалобой на призывы к насилию. Аналогичный материал представил «Эксклав». Ошевской, по её словам, пришлось уволиться из музея под угрозой уголовного дела об экстремизме. Это косвенно подтверждает давно существующие предположения, что ГТРК «Калининград», «Эксклав» и «Регнум» тесно сотрудничают со структурами полиции и госбезопасности РФ.

В прошлом году Долгачёв возглавил крымскую ГТРК «Таврида», оставив в Калининграде хорошо слаженную команду, способную не только шельмовать и травить, но и устраивать эффективные провокации, явно рассчитанные на запугивание инакомыслящих.

Германизация без Германии

Всё это выглядит так, будто борцы с германизацией сами изо всех сил пытаются превратить регион в Германию своей мечты — Третий рейх, где публикация в «Дер Штюрмер» или «Фёлькишер беобахтер» могла сломать людские жизни, а то и вовсе отнять их. Но насколько в процесс германизации Калининградской области вовлечена современная Германия — развитая демократическая страна, весьма успешно решающая все свои проблемы без присоединения новых территорий?

Даже наиболее скандальные «расследования» Долгачёва не демонстрируют какую-либо правдоподобную связь находящихся в регионе людей и организаций со спецслужбами ФРГ. Такая фальсификация была бы слишком уж очевидной. Говорить о сильном информационном влиянии тоже не приходится: для Калининградской области нет отдельного канала на «Немецкой волне», да и тема бывшего Кёнигсберга там — большая редкость. На момент начала масштабной компании против германизации доля германского импорта составляла лишь 7,6% от общего объёма импортных товаров и услуг в регионе.

Назвать такое положение дел экспансией или её попыткой чрезвычайно сложно. Да и трудно сегодня представить, чтобы хоть сколько-нибудь респектабельный немецкий политик  ратовал за аншлюс депрессивной по западным меркам территории, где уже давно практически не осталось немцев.

Казалось бы, «компетентные органы» и «неравнодушная общественность» могут расслабиться — ни немецких танков, ни свежего немецкого пива в Калининграде в ближайший век уж точно не будет. Если, конечно, Кремль не спровоцирует масштабный европейский конфликт, в котором нынешние процессы германизации не сыграют никакой роли. Так что же заставляет пытливые умы искать повсюду следы «агентов влияния» и стряпать уголовное дело о якобы существующих в области террористах?

Без сомнения, одни получают выгоду от дешёвых сенсаций, другие — возможность карьерного роста в виде новой «звёздочки на погон». Но явно присутствуют и объективные страхи среди регионального и даже федерального руководства. Не даёт покоя именно стихийность калининградской германизации, не подконтрольной никому — даже самой Германии.

Любую организацию в РФ можно объявить нежелательной, любых активистов — посадить за решётку по сфабрикованным обвинениям. Но как быть с массовым отказом от пережившей себя советской топонимики в пользу традиционной, хотя и по-прежнему часто неофициальной? Как поступить с десятками и сотнями тысяч людей, осознанно или подсознательно стремящихся к иной культуре — географически близкой, но до сих пор во многом запретной, и потому особенно привлекательной? Тем более, если культура эта, что греха таить, ощутимо богаче и глубже того усечённого варианта собственной, что предлагает нам так называемый «русский мир». Подобные процессы, неизбежно меняющие общество, нельзя остановить ни пропагандой, ни запретами, ни репрессиями. Можно лишь ненадолго замедлить их ход, что и делается с переменным успехом.

Очень хорошо раскрывает суть германизации по-калининградски и связанного с ней конфликта один из многочисленных комментариев на эту тему в социальных сетях:

«Не немецкий город нам нужен, а пространство, альтернативное «рабсскому миру». И тот факт, что мы живём в старом немецком городе — отличный повод для того, чтобы создавать это пространство на основе культуры этого немецкого города. Была бы под ногами Калифорния, называли бы улицу Комсомольскую и Мира — Родео Драйвом и Голливудским Бульваром, а не Луизен и Хуффен Аллеями. К немцам ведь наше перестроечное поколение испытывало симпатию не за прошлый нацизм, а за нынешнюю свободу. Да, мы варвары, но с тяжёлым грузом, от которого часть общества хочет избавиться, вытеснить его другими символами и смыслами. А другая часть общества пытается тот портяночно-домостроевский мир сохранить, и тоже действует не напрямую, хитростью и подменой понятий».