Кавказский карточный домик

Кавказский карточный домик

Ильгар Мусаханов

Вслед за решением российской власти о передаче Чечне части земли Ингушетии, несмотря на массовый протест ингушей, начались разговоры о присоединении к той же Чечне части Дагестана. Те, в свою очередь, уже заговорили о пересмотре границы с Северной Осетией. Одновременно на съезде чеченцев Дагестана поднят вопрос о пересмотре границы и этой республики с Чечнёй. Начинает бурлить соседняя Кабардино-Балкария. Уже звучат предложения об объединении северо-кавказских республик в один или два субъекта РФ. Такие разговоры способны привести к взрыву в этой многоэтнической “пороховой бочке”, разжечь реальную кавказскую войну. Политика “разделяй и властвуй” в исполнении Кремля может привести к обратному процессу – развалу империи. Тогда и властвовать будет не над кем…

Чечня получила сначала ложку, а затем к ней – и ковш с мёдом

Первой жертвой в этой партии стала Ингушетия. По внезапному соглашению между лидерами двух республик о демаркации границ Чечне отошли 26 800 га территории Ингушетии, а в ответ та получила лишь около 1000 га. Причём особенно любопытным было содержимое земли, доставшейся Чечне. Её экономика с советских времён строилась в основном на нефтепереработке и нефтехимии. Полно рассказов очевидцев, как в ходе чеченской войны российские федеральные генералы наживались вместе с командирами Ичкерии на контрабанде нефти и её продуктов…

После второй чеченской войны “Чеченнефтехимпром” вошёл в империю “Роснефти”. Однако в середине сентября прошлого года был подписан президентский указ о возвращении “Чеченнефтехимпрома” под контроль Чечни. А спустя полмесяца последовало и пограничное соглашение, по которому к этой республике полностью перешло Даттыхское месторождение нефти, находящееся как раз на спорном участке. Вот такое “совпадение”. Похоже на то, что к уже переданной раньше ложке добавили и ковшик с мёдом.

С чего вдруг очередной аттракцион неслыханной щедрости от “кремлёвского аллаха”? На эту тему есть разные версии, но все они сводятся к непреложному факту – и без того большой политический вес Кадырова возрастает, вплоть до претензий на роль лидера всего Северного Кавказа. А это, в свою очередь, сулит неизбежное обострение недовольства в других северокавказских республиках. Ведь их население и так исторически недолюбливало чеченцев, а так под это подкладывается новый весомый аргумент – претензия на субрегиональное лидерство.

Полпред президента РФ в СКФО ранее занимался охраной Кадырова

Жители Ингушетии, как и ожидалось, начали в столице Магасе бессрочный митинг протеста. Несмотря на то, что дорога туда была перекрыта, что ещё заблаговременно власти по всей республике отключили интернет, что мобильная связь глушилась, на площадь вышли несколько тысяч человек – впечатляющее число для небольшого города. Напрасно федеральные ТВ-каналы уверяли, что “в Багдаде всё спокойно”, а глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров предупреждал пользователей соцсетей о наказании за “противоправные высказывания” по поводу установления границы с Чечнёй – количество митингующих это не уменьшило. Напротив, их число всё росло. По слухам, ингушский ОМОН отказался разгонять митингующих. В итоге произошёл уникальный для нынешней России прецедент – ингушские депутаты, первоначально одобрившие соглашение с Чечнёй, пошли на попятную, проведя повторное переголосование и отменив прежнее решение о ратификации соглашения. А затем это решение отменил и КС Ингушетии. На стороне митингующих оказался и муфтият, который “отлучил” Евкурова от мусульманской общины, т.е. вынес ему анафему.

Почему именно Ингушетия была первой принесена в жертву кадыровским амбициям? Евкуров – практически единственный из коренных глав северокавказских республик, кто гарантированно пошёл бы на такой электорально самоубийственный шаг, как утрата территории. Потому что он – не бизнесмен, радеющий за свой клан, а армейский генерал из системы ГРУ, привыкший выполнять указание главнокомандующего. Кроме того, полпред президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) Александр Матовников прежде был замкомандующего Силами спецопераций ГРУ и считается близким другом Евкурова. В общем, в лояльности последнего Центру можно было быть уверенным. Так и произошло.

Любопытно, что Матовников, лишь в конце июня 2017 года назначенный полпредом президента в СКФО, в своё время занимался охраной экс-президента Чечни Ахмата Кадырова. Случайно ли, что буквально несколько месяцев назад куратором всего Севрного Кавказа стал офицер спецслужб, имеющие весьма давние и прочные связи именно с Кадыровым? Как и то, что в бюджет на 2019 г. заложено дальнейшее увеличение дотаций для Чечни – на 12,4%. Вдовесок к уже переданной ей “нефтянке”…

Отношения Чечни и Ингушетии напоминают отношения России и Украины

Прогнозируема была и настойчивость главы Чечни Рамзана Кадырова, не желающего отказываться от уже полученного территориального приза. В привычном для себя стиле он потребовал от противников установления чечено-ингушской границы “не вести пустых разговоров” и “не создавать себе проблем”, а то”будет спрос”. Как выразился глава Чечни, “народ не боится, когда не видит угрозы, а как только она появится, начинают колени дрожать у всех”. И добавил: “Если воевать, то меня и это устраивает. Если вы мужчины – придите на мою территорию и сделайте там хоть один митинг. Если вы оттуда живыми уйдёте, я тот, кем вы меня обзываете».

Нормально, да? Глава одного из субъектов РФ считает его своей “вотчиной” настолько, что угрожает гибелью всем тем, кто лишь выскажет неугодные “феодалу” мысли. Да ещё и относится к жителям соседней республики словно к “иностранцам”. Слова Кадырова трудно было расценить по-другому, кроме как требование подчиниться силе – под угрозой расправы с излишне активными ингушами.

В том же духе высказался и муфтий Чечни Салах Межиев, обвинивший ингушского коллегу Ису Хамхоева и старейшину Мухажира Нальгиева в отступлении от основ тариката. Весьма серьёзное обвинение, подкладывающее, так сказать, идеологическое обоснование под потенциальную войну двух родственных народов. Впрочем, “братьями” сейчас величают лишь чеченцы ингушей – так сказать, сверху вниз, покровительственно. Ингуши же всячески открещиваются от этого “братства” и подчёркивают, что имеют самостоятельную культуру и политику. Ситуация – в чём то напоминающая отношения России и Украины, где тоже одна сторона претендует на роль “старшего брата”, а вторая не хочет состоять с ней в “родственных связях”.

“Решение КС РФ, принятое в угоду чиновникам, рушит федеративное устройство страны”

Рамзан не ограничился словами, а решил, так сказать, устрашить ингушскую протестную общественность своим личным приездом. Однако ни Нальгиев, ни экс-министр внутренних дел Ингушетии Ахмед Погоров, в чьи родовые дома Кадыров поочерёдно прибыл в сопровождении свыше 50 машин вооружённой свиты, ни другой протестный ингушский лидер Ахмед Барахоев не захотели “извиняться” перед чеченским лидером за свою позицию. Напротив, в их поддержку срочно подтянулись сотни и даже тысячи ингушей. В итоге VIP-гости из Чечни уехали ни с чем.

“Территориальный спор Чечни и Ингушетии вызван имперской политикой Кремля, который заинтересован в нагнетании межнациональных противоречий”, – считает руководитель Human Rights Analysis Center Ахмед Гисаев. Точку в этом затянувшемся споре поставил лишь Конституционный суд (КС) РФ, который вынес вердикт в пользу Чечни. Впрочем, точку ли? Глава ингушского регионального отделения партии “Яблоко” Руслан Муцольгов считает: “Решение КС, принятое в угоду чиновникам, рушит федеративное устройство страны. Из-за этого решения могут пострадать в том числе Кабардино-Балкария, Адыгея, Ставрополье, Дагестан”.

Северный Кавказ – как карточный домик, начинённый порохом. Стоит потянуть лишь за одну карту из этой колоды, и по всему макрорегиону может рвануть так, что мало не покажется. Его жители и прежде не раз решительно выходили на акции протеста, стоило местным чиновникам наступить на их интересы. А что уж говорить, когда в дело вступает национальная гордость, ущемлённая отрезанием куска родной республики…

Чеченцы хотят пересмотра границ Дагестана, а ингуши – Северной Осетии

Члены Ингушского комитета национального единства заявили, что акции протеста не просто возобновятся, а при этом будет поднят и вопрос о принадлежности Пригородного района. До депортации в ходе Второй мировой войны там жили 75% ингушей, но он был передан без их согласия Северной Осетии после конфликта 1992 года. Теперь ощущающие себя обделёнными ингуши могут потребовать возвращения Пригородного района – в порядке моральной компенсации. А это сулит возобновление тех, не позабытых распрей.

С другой стороны, и чеченцы, добившись успеха, не хотят почивать на лаврах. На Съезде чеченцев Дагестана прозвучали требования – восстановить в Дагестане прежде чеченские Ауховский и Новолакский районы. Понятно, что может быть следующим за этим шагом? Учитывая, что в Дагестане есть ещё и населённый чеченцами Хасавюртовский район, эти три района могут стать отправной точкой к территориальным претензиям Чечни к Дагестану. К слову, недавно на сайте парламента Чечни появилась карта, где к этой республике был добавлен кусок Дагестана.

Глава Дагестана Владимир Васильев уже анонсировал переговоры с Кадыровым по вопросам границ этой республики. Понимающие опасность радикального развития ситуации лидеры двадцати шести некоммерческих организаций Дагестана подписали обращение, в котором призывают создать межрегиональный комитет «Мир Кавказу!», “наладив взаимодействие со всеми конструктивными общественными силами”.

Жириновский предложил объединить все субъекты СКФО в “Горский край” и “Кавказский край”

Владимир Жириновский выступил с радикальным предложением объединить Чечню, Ингушетию и Дагестан в “Горский край”, а КЧР, КБР и Осетию – в “Кавказский край”. Как известно, лидер ЛДПР не раз озвучивает те идеи, которые на первый взгляд выглядят бредовыми, а затем воплощаются в жизнь в несколько переработанном виде. Этакий “пробный полигон” для мониторинга реакции на них. Да и Кадыров отметился призывом снять все блокпосты внутри СКФО со словами: «Я думаю, что мы к этому придём». Предзнаменование объединения этих субъектов РФ в один макро-субъект? Об этом откровенно сказал главный редактор информагентства «Дербент» Милрад Фатуллаев: “Изменение границ Чечни может быть использовано для изучения реакции на объединение Северного Кавказа в один субъект”.

Так что, возможно, Кремль решил либо на самом деле укрупнить регионы, либо основательно напугать переделом границ местное население – в Ингушетии, Дагестане, КБР, Северной Осетии… И в том, и в другом случае это может означать крушение всего северокавказского “карточного домика” – звено за звеном. Добавим, что недавно был принят закон о национальных языках, где их обучение станет не просто факультативным, но и даже невозможным, если в группе не набирается достаточного числа желающих. Представляете, какую бучу это вызывает сейчас на Северном Кавказе, где остро стоит проблема вымирания многих исчезающих языков? Очень кстати, правда?