Белковский: по собственной инициативе российские олигархи не пойдут на украинские выборы

Белковский: по собственной инициативе российские олигархи не пойдут на украинские выборы

Вячеслав Линдел – Мы уже обсуждали со Станиславом в августе ситуацию в Украине как раз таки с позиции Порошенко. Я помню, Стас говорил, что Порошенко всячески пытается идти на различные комбинации и провокации, чтобы удержаться у власти. Вот помнится, говорилось про Томос, что это займет время. Также говорилось про военное положение, что Порошенко постарается использовать военное положение, чтобы отсрочить или даже отменить выборы. Но, как мы видим, Томос был предоставлен Украине довольно быстро. Военное положение оказалась таким половинчатым, и всего лишь на месяц. Как вам кажется, Станислав, это Порошенко так гениально маневрирует, или, может быть, он старается не идти на конфликт с демократией?

Станислав Белковский – Собственно мы знаем, что он (Порошенко) хотел ввести военное положение на два месяца, в том числе и, захватив период, когда объявляются президентские выборы 31 декабря. И просто под давлением разных факторов и субъектов ему не удалось этого сделать. Потому что Украина – не Россия. Но я считаю, что попытка играть на обострение была зафиксирована вполне. Сценарий истории в Керченском проливе до сих пор остается не вполне ясным. Потому что расклад по часам, как происходили там все события, говорит о том, что примерно десять часов украинские моряки ничего не предпринимали, а потом, когда уже поступил приказ возвращаться в Одессу, тут на них обрушился весь гнев российских пограничников, совершенно контр продуктивно. То есть, тут что-то не ясно, как минимум, со сценарием этой акции. И, кроме того, я не видел никаких причин, по которым это военное положение действительно нужно было бы вводить. Что оно дало? Оно длилось месяц. Не пускать российских мужчин от 16 до 60 можно было и так, для этого никакое военное положение не требовалось. Кроме того, я считаю, что вообще Россия могла бы подать на Украину в Европейский суд по правам человека за эти решения. Потому что эти решения явно содержат в себе огромный заряд расизма и эйджизма. Почему российских женщин можно пускать? Они что, не в состоянии быть террористами? В состоянии. Почему мужчины старше 60, чем они провинились? Тем более в наше время, когда уже старение значительно замедляется. Нет, нет. Проявления сесксизма и эйджизма никак не соответствуют духу евроинтеграции Украины. Но все эти решения можно было принять без военного положения. Просто это была не до конца доигранная комбинация, скажем так. Ясно, что Петр Алексеевич Порошенко приложит все усилия, чтобы остаться на второй срок. Не думаю, что он рассматривает вариант поражения на президентских выборах. И, соответственно, усилия эти будут титаническими. в разном ключе. Мне представляется, что Кремль готов ему подыграть. Потому что ныне сложившийся статус-кво Россию в целом устраивает. во всяком случае в лице Владимира Путина. Главное устраивают минские соглашения, которые совершенно не выполнимы. Поскольку невозможно предоставить особый конституционный статус отдельным районам донецкой и луганской областей, невозможно провести там выборы по украинским законам, а это значит, что следующий по очередности пункт – передача контроля над границей в этих районах Украине – тоже невыполним. А значит этот замороженный конфликт может длиться вечно, по образцу Северного Кипра или Приднестровья. Для Кремля эта позиция абсолютно приемлема. Тем более, что за всем этим стоят еще интересы большого бизнеса. “Серая” зона всегда хороша тем, что там не действуют никакие законы, можно, в общем, вытворять все, что угодно.

Ольга Курносова – А российские деньги стоит ожидать на украинских выборах?

С.Б. – Нет. Я не думаю, что может быть масштабное финансовое участие России, поскольку в нем нет никакой необходимости. Ну как? По собственной инициативе ни один российский олигарх не пойдет на украинские выборы. А Кремлю это не нужно, поскольку в Украине и так полно денег. И я не вижу финансовых проблем ни у одного из реальных кандидатов на пост президента Украины. украинские финансовые источники вполне достаточны для этого. Кремль здесь важен именно как военный и политический субъект. Он может подыгрывать Петру Порошенко именно так. Даже эти санкционные списки России тоже выглядят довольно странно. В них доминируют абсолютно сторонники Петра Алексеевича и представители его окружения. А вот нескольких из кандидатов, его конкурентов на президентских выборах, потенциальных и уже актуальных, ни Владимира Зеленского, ни Андрея Садового, ни Анатолия Гриценко почему-то в санкционных списках нет, что всегда может быть использовано для обвинений этих людей в тайном сговоре с Москвой.

О.К. – А вот на парламентских выборах, мне кажется, могут российские деньги и поиграть.

С.Б. – Российские деньги не будут существенным фактором, в Украине и так полно денег. По крайней мере их вполне достаточно для достижения любых политических результатов. В автономном режиме ни один из российских олигархов здесь действовать не будет, себе дороже. И Кремлю тоже не надо на это тратиться, поскольку самое главное оружие, которое есть у Кремля, это не деньги, а возможность подыгрывать тем или иным сценариям, эксплуатируя неизбывный образ страны-агрессора. Все,что поддерживает страна-агрессор – это плохо, все, с чем она борется -это хорошо, с точки зрения Украины. И здесь любое действие Кремля или федеральных кремлевских телеканалов, оно стоит дороже денег.

О.К. – Это так. Особенно конечно было забавно наблюдать, как у Соловьева обсуждали внесение Вячеслава Ковтуна в список на сайте “Миротворец”, очень забавная история.

С. Б.: – Бог с ним, с Ковтуном. Все, чем Россия может влиять, она все будет задействовать. С новым президентом Россия не хотела бы иметь дело, поскольку Путин вообще любит статус-кво скорее, чем изменение статус-кво, и Петр Порошенко ничего плохого Путину не сделал. Мы, кстати, можно обратить внимание, что Владимир Путин не предпринял никаких существенных усилий в борьбе с автокефальной православной церковью Украины. Хотя такие возможности у него были, в смысле воздействия на светские власти некоторых стран, где находятся восточные патриархаты канонические. Но он совершенно, в-общем, флегматично отнесся к историческому поражению патриарха Кирилла Гундяева, и тем самым дал понять, что эта сфера интересует его во вторую очередь. Во-вторых, он совершенно не заинтересован в успехах патриарха Кирилла. Это не его человек. И, в-третьих, в рамках самой доктрины одиночества, отделение Украинский церкви в чем-то и хорошо. потому что Кремль избавляется от некоего актива, который хотя формально и входит в систему Русской православной церкви, но де-факто не подконтролен и не будет подконтролен в будущем.

В.Л. – Станислав, а вот Курилы. Что будет с Курилами?

С.Б. – Опять же, я не знаю, что будет с Курилами. И, поскольку Владимир Путин слишком консервативен, чтобы принять такое болезненное решение по передаче островов Южно-Курильской гряды, хотя всяких разговоров и утечек информации об этом очень много. Но, естественно, передача Южных Курил могла бы быть прорывным для Путина проектом, если бы он был заинтересован в смягчении международных санкций. И важнейший элемент этой конструкции с Южными Курилами в том, что это первый сюжет в обсуждении между Россией и странами большой семерки, одной из крупных стран большой семерки, в котором вообще не присутствует Украина. Тем самым Кремль смог бы откорректировать повестку дня своих переговоров с внешним миром. Но я не знаю насколько Путин действительно заинтересован в смягчении санкций или их снятии. Пока он делал все возможное, чтобы создавать поводы и причины для ужесточения этих санкций. Именно в рамках доктрины своего альфа-одиночества, поскольку он уверенно говорил об этом публично многократно, и всяких непубличных рассуждений на эту тему было очень много. Что именно санкции помогут России мобилизовать свой потенциал, стать в полный рост, наконец, в противостоянии с врагом. Что только в критических ситуациях русский народ мобилизуется, об этом Путин говорил всю жизнь, не только в последние годы. И собственно когда его спрашивали, зачем нужны олимпиада в Сочи, или саммит на острове Русский, или чемпионат мира по футболу, когда можно было бы эти деньги дать образованию, науке и медицине. Он говорил, что все деньги, если бы они были дадены образованию, науке и медицине, были вы просто разворованы. А успешными мы можем быть только в проектах с фиксированным дедлайном, когда некий виртуальный заградотряд стоит у нас за спиной. И вот эти крупные спортивные и представительские мероприятия к таким проектам как раз и относятся, и все они, общем, были достаточно успешными на самом деле, с точки зрения Путина, и объективно тоже. Поэтому,если пробивать санкции через Японию, то Южные Курилы надо отдавать. Но ни консерватизм мышление Владимира Путина, ни отсутствие у нас уверенности. что он реально хочет отменить санкции, не позволяет судить о том, что он это сделает.

В.Л. – Но у меня в общем то вопросов больше нет.

О.К. – Тогда еще раз с Новым Годом, и большое спасибо что были с нами.

С.Б. – С Новым Годом! Ура! До новой встречи!

В. Л. – С Новым Годом! Спасибо огромное, всем пока!