Ревущие 20-е приближаются…

Ревущие 20-е приближаются…

Виктор Ларионов

Мир в котором мы живем – становится все более нестабильным: взрывной рост населения в беднейших странах Азии и Африк, бедность и войны, рождающие нескончаемые караваны мигрантов, которые ложатся непосильным бременем на систему социального обеспечения развитых стран. Бюджетные кризисы в таких странах, как Греция, Италия и Франция, агрессивная Россия, во главе со съехавшим с катушек Путиным, мечтающем отправить в рай все человечество. В то время крупнейшие глобальные игроки, такие как США и Китай вовлечены в торговую войну и больше всего опасаются сползания в рецессию, грозящей глобальной финансовой катастрофой признаки которой становятся все очевиднее.

Лишь дважды за последние 100 лет наш мир пережил долговой кризис, вызвавший к жизни политику нулевой процентной ставки, кризис который вылился в катастрофические социо-экономические перемены во всем мире. В обоих случаях центральным банкам крупнейших западных государств приходилось печатать деньги в рамках политики, которая стыдливо называлась «количественное смягчение», что давало возможность крупным игрокам буквально сметать с рынка финансовые активы. Это происходило в период «Великой депрессии», которая началась в 1930, и в период «Великой рецессии», которую спровоцировал кризис 2008 года.

Все это предполагает реальную вероятность того, что в обозримом будущем послевоенный миропорядок, становящийся все более хрупким — в одночасье рухнет. Но не стоит искать в этом виноватых, или усматривать происки «темных сил». Глобальный кризис – такой же естественный процесс, как землетрясение, которое вызвано движением тектонических плит.  Впрочем, тем кого завалило обломками или смыло цунами в результате – от этого не легче.

Теория длинных волн, разработанная Николаем Кондратьевым, замученного большевиками русского экономиста, говорит о том, что мировая экономика развивается циклично и поступательно, периоды спада, сменяются периодами подъема, причем глобальная экономическая и, соответственно, политическая ситуация в соответствующие фазы цикла подчиняются одним и тем же закономерностям. Так, перед началом восходящей волны наблюдается значительный технологический прогресс, расширение мировых экономические связей. На начало восходящей волны приходится также наибольшее количество социальных потрясений, революций и войн, в том числе 1 и вторая мировые войны, а также русская революция и распад крупнейших европейских империй. Волна снижения характеризуется низкими кредитными ставками.

Если остановится и взглянуть на сегодняшнюю ситуацию, то несложно увидеть что мир в находится в ситуации, очень похожей на ту, которую наша планета переживала в 1910-х и 1930-х годах. Более того – схожесть этих двух периодов, в области геополитики, социальных процессов и, наконец, экономики, — просто шокирует. Чтобы убедиться в этом достаточно просто трезво оценить цифры, которые доступны каждому. Например Великая Рецессия 2008 года привела к тому, что западные центральные банки потратили 15 триллионов долларов на приобретение активов, что вызвало рост акций и привело к неслыханному росту богатства, которое сконцентрировано в руках нескольких процентов самой богатой части населения. В тех же США стоимость активов, принадлежащая 1 проценту граждан этой страны равна совокупной стоимости активов остальных 70%.  При том, что заработные платы и доходы среднестатистического американца неуклонно снижаются, начиная с начала нулевых годов. Этот разрыв в благосостоянии выглядит практически идентичным тем процессам, которые происходили в 1930 годы, когда после длительного периода нулевой процентной ставки введенной Федрезервом вскоре после обрушения 1929 года. Это политика, призванная спасти экономику, пролила настоящий золотой дождь на богатых, но привела к серьезным побочным эффектам – обнищанию миллионов простых людей, а также была одной из причин прихода к власти нацистов. Еще один пример: и тогда, в 30-е годы прошлого века, и сегодня скупка активов привела к галопирующему росту стоимости наиболее ликвидных ценных бумаг (вспомните сколько стоили Apple и Amazon в 2007 году, и сколько они стоят сейчас).

Да, благодаря нулевой или околонулевой процентной ставке была достигнут желаемый эффект: экономика восстановилась. Однако какой ценой? Только вдумайтесь: на сегодняшний день глобальный ВВП составляет всего около 80 триллионов долларов. При этом примерная стоимость всех деривативов по всему миру составляет от 800 до 1700 триллионов долларов. Итак, перед нами явная проблема: глобальная финансовая система сегодня в очередной раз — это очень шаткий карточный домик, построенный из долгов, левериджей и невероятно рискованных производных инструментов. Мы живем в эпоху величайшего финансового пузыря в мировой истории, и довольно наивно надеяться на то, что он может сдуться сам по себе. При этом очевидно, что день, когда этот пузырь лопнет – станет крупнейшей финансовой катастрофой в истории планеты. А ведь, кроме финансового пузыря в мире накопилось столько противоречий, разрешить, которые без войны не представляется возможным. Финансовый обвал может стать тем самым спусковым крючком.

А звоночки звенят все громче: центробанки в развитых странах начинают повышать ставки. Тоже самое они делали начиная с 1937… Так 19 декабря Федрезерв США повысил ключевую ставку в четвертый раз за прошедший год. Что говорит нам о том, что политика количественного смягчения исчерпала большую часть своей энергии. Пусть нас не обманывает то, что ставки еще низки, стоимость активов высока, а экономика США процветает, чем неслыханно горд мистер Трамп – судя по тому, какие медвежие настроения сегодня царят на биржах, игроки буквально нутром ощущают, что это не на долго, ожидая начало новой рецессии,  которая потрясет основы крупнейших экономик в США, Европе, Северной Америке, и особенно сильно ударит по развивающимся странам — таким как Турция, Бразилия, Иран и Россия, а для Китая с его перегретой экономикой, почти полностью зависящей от экспорта в США и страны Запада и вовсе может стать роковой (впрочем об этом в следующей статье). Кстати теперь представьте себе отношения, в том числе торговые, между Германией и США начала 30-х — а что на счет сегодняшних Китая и США? Причинно-следственные связи — практически аналогичные.

Мы хорошо помним, видели как появлялись и исчезали режимы в первой половине 20 века… К тому времени Франция и Великобритания были бесспорными мировыми лидерами, в то Сегодня США и Япония — являются признанными мировыми лидерами, в то время как Китай – очевидно является той силой, которая все откровеннее бросает им вызов. Более того, у Китая просто нет другого выхода…

Сегодняшний экономический и социальный климат, а также все увеличивающийся разрыв в уровне благосостояния, становится спусковым крючком для таких явлений, как популизм и национализм во многих странах. Это фактически зеркальная картина того, что происходило в 1930-х.

Тогда и сегодня, в мире накопилось бесчисленное множество экономических, этнических, идеологических и геополитических противоречий, все возрастающее имущественное неравенство, стена непонимания, растущая между традиционными элитами и населением, повсеместно способствует приходу к власти популистских партий и авторитарных лидеров в таких странах как Бразилия, Венгрия, США. В России — президент Путин по факту является пожизненным диктатором, в равной степени, как и президент Китая Си Дзин Пин. Мы видим, как в развитых странах нарастает негативная реакция на все прибывающие волны мигрантов: вполне предсказуемый ответ со стороны населения, которое платят налоги, но видят, что власти принимают решения, задевают, прежде всего, рядовых граждан, даже не пытаясь спросить их мнение по этому поводу. Мы видим как Евросоюз пытается свести с концами бюджеты, не имея достаточно средств даже на то, чтобы выполнять свои социальные обязательства перед собственным стареющим населением, в то же самое время будучи вынужденным обеспечивать существование своих новых жителей «импортированных» из стран Африки и Ближнего востока, почти поголовно сидящих на шее налогоплательщиков. В 2016-2017 годах одна только Германия потратила 40 миллиардов евро на мигрантов.

И в этом заключается суть — что случится, когда глобальная рецессия приведет к серьезным экономическим проблемам в Европе, США и Азии одновременно? Несложно предположить, что те беспорядки, которые видели сегодня на улицах Парижа и других городах Франции, начнут происходить повсеместно, только в гораздо более серьезных масштабах. Особенно, если правительствам в 2020-х придется признать, в конце концов, что открытые границы и щедрое социальное государство не могут существовать одновременно, что у них просто нет таких денег, которые бы позволили бы выполнять социальные обязательства и предвыборные обещания.  Политическая среда в западных странах будет разогреваться прямо на глазах. В то время, как такие страны как Россия и особенно Китай и все сильнее будут превращаться в классические тоталитарные диктатуры.

Поэтому вероятно, что недавние самые крупные народные выступления во Франции с 1968 года — это лишь начало. Как очевидно и то, что внешние враждебные игроки, прежде всего Россия, будет пытаться расшатать ситуацию, играя на противоречиях, даже несмотря на то, что в российском случае – это больше похоже на попытку пилить сук на котором она сидит. Страной, в наибольшей степени пострадавшей от серьезного европейского кризиса будет именно Россия (именно это мы проходили в 1917-1920 годах). Ведь Россия, как бы не надувал щеки  «национальный лидер», как бы не строил из себя главу мировой державы, задающей тон в глобальной политике, на самом деле — не является субъектом процессов, происходящих в мире, она их объект, а территории распавшейся империи – вероятный приз выживших в будущей схватке, как это уже было в 1917 году: нерациональное и самоубийственное поведение правящих элит, несоответствующих требованиям перехода на следующий технологический рубеж, также является признаком приближающегося перехода. Их, как и устаревшую промышленную инфраструктуру просто смывает набегающей кровавой волной.

Впрочем, будущее мироустройство, основанное на совершенно иных принципах, в принципе несовместима с вертикально организованными имперскими структурами и, в этом смысле Российская Федерация, застрявшая даже не в 20, а в 19 веке, в любом случае доживает последние десятилетия.