Сергей Высоцкий: Почему создание украинской православной церкви – это прощание с империей

Сергей Высоцкий: Почему создание украинской православной церкви – это прощание с империей

– Здравствуйте Сергей.

– Здравствуйте, очень приятно.

– Мы с вами вот в Фейсбуке давно дружим заочно, еще с майдана, но вот лично пока еще не доводилось нам пообщаться, поэтому да для меня конечно честь.

– Громкие слова говорится, каждый из нас наверное со своей стороны пытается делать всё для того чтобы этот мир стал по крайней мере более прогнозируемым, я бы так сказал.

– Кто-то пытается, а кто-то делает, я наблюдал за вами последние пять лет, и вы действительно делаете много на мой взгляд.

– Спасибо, я признателен за такую оценку.

– У нас тут есть несколько интересных вопросов и вот нам кажется, что ваша оценка будет особенно интересна нашему порталу. Начнем наверное вот с объединительного собора УПЦ, который состоится завтра, как на ваш взгляд, это важный шаг для расставания с имперским прошлым?

– Я по-настоящему считаю, что это один из самых важных шагов, которые в принципе предпринимались за всю историю украинской современной независимости. Я был одним из инициаторов еще первого обращения Верховной Рады Украины к Вселенскому патриарху по поводу предоставления автокефалии Украине, и для меня это вопрос цивилизационный. Мы все прекрасно понимаем, что проект русское православие изначально был политическим, то есть у самых основ его возникновение, еще в 15 веке, это был политический проект по консолидации определенных земель, для определенного населения, которая тогда идентифицировала себя с точки зрения религиозной принадлежности, насколько мы все знаем не было тогда еще в принципе концепции национального государства нигде, концепт национального государства начал развиваться в 19 веке,  то есть консолидации вот этих вот земель по признаку верований под себя и «Москва третий Рим, а четвёртому не бывать», эта же фраза мягко говоря не 20 века, поэтому для меня цивилизационной отрыв от Москвы, цивилизационный отрыв в том смысле, что каждый из нас несмотря на то кто мы есть агностики или даже атеисты, мы все равно формируемся в рамках некой цивилизации, то есть наш культурный код, наш цивилизационный код, на те паттерны поведения мышления, которые делают нас нами, они все равно основаны на каких-то типах цивилизации, в нашем случае это православная цивилизация, хотим мы того или не хотим. Я вижу достаточно много споров об этом, даже в нашем украинском Фейсбуке в экспертном сообществе, насчет того важный этот шаг или нет, но при этом даже тем людям, которые где-то оппонируют тезис о том, что шаг важнейший, надо понимать, что они так же как и я, так же как и вы, очевидно также как и Владимир Путин, вот мы все продукты определенной православной цивилизации и возвращение Украины в свой цивилизационный центр – это важнейший шаг для того, чтобы переформатировать и нашу сегодняшнюю украинскую некую данность, наше украинское бытье под сопричастность к по-настоящему родному для нашей цивилизации центру мироздания, который является очевидным Константинополь византийская империя и чтобы все таки продекларировать, что украинская церковь и украинская цивилизация, она не вторична, абсолютно по отношению к цивилизации русской, как это нам навязывала многие столетия имперская российская пропаганда, московская, что Киев был многие столетия цивилизационным центром нашего региона, тогда когда в Москве еще в дубравах грызла деревья бобры, Киев уже стоял, Киев был цивилизационным центром этого региона и именно Киев форматировал и определял жизнь нашего региона, включая и те территории которые сейчас являются Российской Федерацией, тогда когда Москвы еще не было в проекте. Поэтому для меня это очень важный шаг и я считаю, что конечно же обретение духовной независимости Украины — это важнейший шаг на пути к обретению национальной независимости от метрополии.

– Вот еще события очень интересные сейчас развиваются в Белоруссии, сегодня Александр Лукашенко высказался так очень нелицеприятную в адрес российских властей сказать, что они хотят разрушить Беларусь и инкорпорировать ее в состав России, наконец-то прозрел, а вот как вы считаете, Владимир Путин действительно может пойти на то, чтобы возглавить так называемое союзное государство?

– Я не знаю насколько там к чему готов Владимир Путин, это вопрос скорее уже к психиатрам, а не политическим аналитикам, потому что все его действия за последние пять лет они, как мне кажется являются симптомами какого-либо клинического диагноза, рациональный человек не поступал бы так как поступал Владимир Путин, я в этом уверен. Что касается Белоруссии, Александр Лукашенко может быть кем угодно, но он не идиот, очевидно он очень умный человек, который понимать реалии того мира в котором он живет, и проблема и Белоруссии, и та проблема, которая была проблемой Украины до 14 года, и до победы майдана, и до начала освободительной войны от Российской Федерации, которая носит все признаки национально-освободительного движения по-настоящему, пуская в гибридный вариант, вот в такой гибридный способ. Это была проблема полной инкорпорированности, может быть не настолько официальной в случае Украины, более официальной и формальной в случае с Белоруссии, у которой была декларативное союзное государство, да и сейчас есть, инкорпорированности в жизнь метрополии, то есть жизнь Москвы, Москва являлась центром раздачи благ, Москва являлась центром финансовых потоков, которые распределялись по пространству бывшего Советского Союза в меньшей степени, конечно в страны Балтии, которые смогли уйти из этого капкана, гораздо раньше чем наши страны, но Украина до 14-го года по моему не была в полном смысле независимым государством, то есть и духовно и морально, интеллектуально и финансово, это было тоже колония российской империи и Москвы, также как колонией де-факто де-юре остается сейчас Беларусь, все экономические процессы и соответственно перетоки денег, которые инвестировались в политические элиты и в удержание власти и в Украине и сейчас это продолжается в Белоруссии, возникали в Москве можно вспомнить разные схемы, которые действовали в Украине, схема  «РосУкрЭнерго», самый банальный пример который на слуху. То есть фактически это была схема по перекладыванию неких денег из общего экономического пространства в данном случае с пространство которое определялось – газом, газовыми потоками в украинскую политику. У Александра Лукашенко ситуация похожая с нефтью, с реэкспортом нефтепродуктов, то есть экономический базис существования наших государств, Белоруссия сейчас и Украины тогда, он был связан с Москвой, а кто платит как известно тот заказывает музыку, и с точки зрения политики, в политике действуют абсолютно те же правила, которые действуют и в других сферах жизни, то есть кто направляет финансовый поток на под  определенную политическую силу, под определенную политическую программу, тот в итоге и определяет политический курс государства. Мы смогли оторваться от России в следствии майдана и вследствие глупых не рациональных действий Владимира Путина в большей степени чем Белоруссия, но Белоруссия находится сейчас в очень сложной ситуации, потому что экономика Белоруссии связано абсолютно и полностью с Россией, режим Лукашенко держится на российских деньгах и учитывая, что консолидировать политическую власть в этом режиме Александр Лукашенко смог только построением к социалистической экономики, где все рычаги влияния финансирования были сосредоточены лично на нём, он смог только с помощью России. В Белоруссии в отличие от Украины, даже тогда в 2000-х годах не выработано альтернативное финансово экономическая модель, альтернативная модель альтернативная содержанию России, поэтому конечно же он находятся в затруднительном положении, он понимает, что его режим держатся фактически на российских деньгах, но никакой альтернативы этому он придумать не может, потому что альтернатива только одна – это построение демократии, а вследствие демократии свободного капиталистического рынка, который будет не подконтролен Лукашенко, поэтому все эти заявления похоже на крик о помощи утопающего, но проблема в том, что в его случае спасти утопающего может только сам утопающий, если он пойдет на подобную перестройку своего режима, на демократизацию Белоруссии, и даст возможность построить реальную экономику современную,  реальное гражданское общество, он просто не будут находиться при власти, потому что в этой модели существования он не будет конкурентоспособным. Поэтому мне кажется, что ситуация в Белоруссии очень затруднительна с точки зрения возможности сохранения независимости этого государства и здесь свое слово должны сказать сами белорусы, но учитывая какое количество агентурного проникновения в Белоруссии со стороны России, учитывая количество войск, который находится на территории Белоруссии связанных с Россией, то есть фактически вся Беларусь является сейчас военной базой России, такой же военной базой, которое до 14-го года был Крым. Если в Украине это был отдельный автономный регион нашей страны, и что позволило России его аннексировать, то здесь громко говорить конечно об аннексии Белоруссии, я очень не хочу, чтобы этот прогноз состоялся, но панику Лукашенко я понимаю я разделяю.

– Путин все время вел корректно по отношению к Лукашенко, вы считаете, что Путин пойдет на то чтобы например Лукашенко продавить и убрать его от власти или все-таки пока Лукашенко у власти Беларусь формально будет независимой?

– Вы знаете, мы должны опять же тогда войти в голову Владимиру Путину и попытаться понять рациональность его мотивов и рациональность его желаний в цепочке принятия им решений. Поэтому я не берусь на себя взять смелость и сделать какие-либо прогнозы, относительно того, насколько Владимир Путин будет сохранять остатки рациональности, ближайший год, то есть тот курс, который он избрал, единственное, что на всем понятно я думаю и вам это понятно, абсолютно четко может быть даже больше чем многим украинцам, что тот сценарий действий, который избрал тебя Владимир Путин, имеет только единственно возможную дальнейшую реализацию – это дальнейшая эскалация. Владимир Путин пытается переиграть западный мир сформировав вот такую новую империю, новый гибридный СССР путем эскалации, но если два года назад еще я бы сказал, что логика это эскалации она говорит о том, что он должен будет отойти немного от Украины и постсоветского пространства и начать сеять хаос в других регионах, в тех регионов которым традиционные интересы доминируют соединенных штатов, европейские государства, то мы видим что политика при умножении всемирного хаоса она потерпела фактически крах. Мы видели попытку переворота в Черногории, инспирированы российскими спецслужбами, не получилось, мы видели, что эскалация на европейском фронте в том числе откровенно преступное действие ГРУ в Великобритании, они имеют свои последствия, по крайне мере публично все прекрасно понимают кто ответственный за атаку в Солсбери, мы видим, что все больше политических элит адекватно понимают вопрос вмешательство России в структуру выборов западных государств и вырабатывают какие-то сценарии ответа, мы видим, что сирийская авантюра не удалась, и при нынешней республиканской администрации фактически произошло первое за много лет, пуская гибридная, но боестолкновения российских войск, пускай под видом некой частной военной компании с американскими вооруженными силами, которая окончилась естественно полным разгромом этой группы россиян, то есть политика на сирийском и на ближневосточном фронте не удалась, есть вопросы и с Ираном, остается и вопрос взаимодействия Ирана с России, но при нынешнем курсе американской администрации, чем больше Иран будет эскалацию проводить в регионе тем больше в том числе откровенно в силовой ответ они будут встречать, и нет такой силы сейчас в мире которая может тягаться по военной мощи или помощи разведслужб с Соединенными Штатами, мы видим что попытка поддержать северокорейский режим фактически окончилась или будет окончена разменом московских интересов на интересы самого северокорейского режима. Мы можем говорить многое об экспансии Китая, на дальнем востоке и о том как фактическая государственность России сдается, мягко сдается китайским интересам, поэтому, конечно на фоне того, что глобальная игра Владимира Путина не удается, но посмотрите на комментарии политических кругов США по поводу дислокации двух бомбардировщиков в и комментарии одного из спикеров американской администрации о том, что их от не особо интересуют передвижение военно-полевого музея по миру. Мы понимаем, что дальнейших сценарий эскалации, там, где Путин силён там, где у него есть больше речку влияние, это все-таки эскалация на пространстве бывшего СССР и с этой точки зрения прогнозы по отношению к Белоруссии, по отношению к дальнейшим действиям в Украине у меня не очень утешительные. Посмотрите на кризис в Азовском море и фактически на новый фронт агрессии, который Владимир Путин открыл уже на Азове, абсолютно линейно, абсолютно не прикрыта абсолютно в лобовую, пойдя в вооруженную атаку против украинских судов военно-морского флота, которые находились в нейтральных водах, к сожалению могут быть большие проблемы, большая эскалация вплоть до нового витка войны, на наших территориях, либо на территории Украины, дали по территории Белоруссии и попытка переформатирования, конечно же средней Азии по какому-то сценарию. Но там опять же присутствует Китай в полную силу, я не уверен насколько это ему удастся.

– В российских СМИ сейчас много говорят о так называемой подготовки ВСУ предновогоднем о наступлении, вот как вы думаете зачем выбрасывается такая дезинформация, означает ли это, что Россия сама может готовиться перейти к предновогоднему наступлению?

–  Они раздергивают украинское общество, пытаясь манипулировать эмоциями очень давно и в этом нет ничего нового, они раз в три месяца заявляют об эскалации, о том, что мы готовим какое-то наступление, и этот вопрос в том числе и модерации я бы так сказал процессов на оккупированных территориях – это тоже какая-то территория особых районов Донбасса оккупированных Россией которая живет по каким-то своим правилам, конкурирует какие то интересы политической элиты России, ФСБ, ГРУ, финансовые потоки, местные какие-то группы влияния, вот это может быть вполне процесс который направлен на модерацию в том числе и жизни на оккупированных территориях, что касается некого повода или гляйвицкого инцидента нового то в принципе Россия показала себя настолько беспринципным игроком на международной площадки и настолько беспринципным игроком в плане соблюдение каких-либо международно- политических условностей, что создать очередной инцидент, знаете из серой зоны обстрелять и как это неоднократно уже было или Горловку или Донецк или какие-то прифронтовые, оккупированные города и заявить, что это вооруженные силы Украины, им не составит этого труда. Поэтому я бы здесь скорее говорил о продолжении психологической войны и о каких-либо манипуляциях на оккупированной территории, знаете ведь там тоже люди задают себе вопросы, а ради чего все это было? Какой то процент населения хотел быть частью России,  очевидной частью России никто их делать не собирается, множество людей выехали но те которые ассоциировали себя хоть как-то с Украиной выехали в Украину те которые ассоциировали себя с Россией выехали в Россию соответственно, но там происходят эти процессы и там нужно питания панике для того, чтобы показать что все это было не зря, что Россия не зря сюда ввела войска, что эти банды которые бесчинствуют вас на улицах это не банда, а ваши защитники, какие то условные буряты, условные кавказские наемники это все не зря, это все так надо потому, что вот этот вот замечательный человек, который вошел вашу квартиру с пинка и сейчас грабит ваши серванты, выносит от туда ваш фарфор – это ваш защитник. Нужно тоже понимать, что и проблемы на тех территориях оккупированных они будут возрастать и истерию там тоже нужно поддерживать.

– Следующий вопрос про ПАСЕ, вы являетесь представителем Украины в ОБСЕ, в Европарламенте заявили вот на этой неделе, что они осуждают атаку в Керченском проливе и даже пригрозили закрытием Босфора, для России, на ваш взгляд стоит ожидать каких-то новых санкций?

– Это было резолюции Европарламента, я насколько помню там не было прямых слов о том чтобы закрыть, это вывод который можно сделать опосредовано из этого заявления, о прямом закрытие Босфора там не было, насколько я помню сейчас сказано поскольку это тоже не совсем в полномочиях европейского союза говорить в одностороннем порядке о закрытии Босфор для России, поскольку все же это приоритетный вопрос Турции и только физически это может сделать исключительно Турция, с Турцией у нас свои отношения в России свои отношения, мы видим, что Эрдоган пытается строить самостоятельную и такую решительную в политическом смысле слова политику в регионе, поэтому я не думаю, что он на это пойдет, но что касается продолжения санкций сейчас в Европейском союзе есть как минимум, при том при всем что в некоторых европейских странах к власти пришли откровенные симпатики Владимира Путина по крайней мере нынешнего уровня солидарности Европы в том числе солидарности вследствие новых витков агрессии со стороны России по отношению к Украине хватает для того, чтобы четко заявлять о продолжении существующих санкций, и то что было важно сказано, что более решительно европейские политические элиты в том числе и Европарламент, начали высказываться за прекращение строительства «Северный поток — 2», это гораздо более важная новость с моей точки зрения, потому что мы прекрасно понимаем, что «Северный поток — 2», является абсолютно политическим и геостратегическим проектом Владимира Путина, дело не в цене и не в экономической выгоде, достаточно обоснованно доказано, что экономической выгоды там никакой нету, ни для России не уж тем более для Европы, а фактически «Северный поток — 2», как транзитное направлении целью, которого является полностью заместить транзит из Украины может быть использован как инструмент продолжения военной агрессии против Украины. Почему? Потому, что всегда еще 14 года, когда началась агрессия России в Донбассе и когда был аннексирован Крым, стоял вопрос о том, что Украина может прекратить как один из рычагов влияния на Россию транзит российского газа в европейский союз в случае продолжения открытой военной агрессии, ну и скажем так определенные действия предпринять по поводу физической сохранности самых газопроводов. Если фактор транзита и фактор прибыли России из этого фактора до из этого пасьянса исключается украинская карта тогда и Владимира Путина ничего не сдерживает для того, чтобы пойти открыто прямолинейной войной против Украины. Поэтому вопрос сохранения транзитного потока для нас является вопросом не столько экономики, сколько национальной безопасности и я так понимаю, что этот тезис начинает воспринимать наконец-то и многие европейские политики, понимая, что не может быть новая открытая масштабная война на европейском континенте, нормальным разменом для того, чтобы обеспечить определенные европейские политические круги, некой неофициальной коррупционной ренты со стороны России, размен не равноценен, если Владимир Путин начнёт с Украиной полномасштабную войну. Поэтому мне кажется, что позиция, которая впервые за несколько лет немного сдвинулась по norstreamу от более важная позиция на которую сейчас нужно обращать внимание.

– Спасибо, что все детально нам разжевали, что называется.  Спасибо за ваше время и за очень интересные и содержательные ответы, успехов в вашей деятельности.

– Всего хорошего.

Беседу вел Вячеслав Линделль