Кант и его земляки

Кант и его земляки

Михаил Фельдман

В Калининградской области подведены итоги проекта «Великие имена России». В ходе этого конкурса в нескольких регионах РФ жителям было предложено выбрать имя одной из выдающихся личностей, чтобы назвать в её честь местный аэропорт. В финальный список претендентов, которые могли бы дать имя обслуживающему область аэропорту Храброво, попали советские военачальники времён Второй Мировой войны, русская императрица Елизавета Петровна и всемирно известный философ Иммануил Кант.

Из всех перечисленных только Кант был коренным и постоянным жителем региона, в его эпоху входившего в состав Германии как часть Восточной Пруссии. Всё говорило о том, что калининградцы отдадут предпочтение своему знаменитому земляку — тем более, что имя Канта долго и с большим отрывом лидировало в конкурсном голосовании. И лишь за несколько дней до его окончания философ стал удивительно быстро «терять очки». Буквально у самого финиша его обошла императрица Елизавета. Это осталось бы сугубо региональным событием, если бы не предшествовавшая итогам конкурса череда скандалов, получивших огласку не только в России, но и за её пределами.

Отсутствие способности суждения

С именем Канта в истории немецкого Кёнигсберга, впоследствии ставшего российским Калининградом, связано многое. При жизни философ не покидал пределов родного края и был похоронен в местном кафедральном соборе. Его имя носит городской университет, рядом с которым ему установлен памятник. Ночью 27 ноября, за несколько дней до завершения конкурсного голосования, бронзовую статую облили краской. Аналогичному нападению неизвестных вандалов подверглась могила Канта под стенами Кафедрального собора. Рядом с осквернённым памятником были найдены листовки, где утверждалось, что «Кант предал русскую землю», и содержался призыв к студентам «вымарывать чуждое имя» из университетских документов. «Откреститесь православным крестом от этого вражьего имени», — гласил текст.

Каким образом немецкий мыслитель предал русскую землю, ни разу в жизни на неё не ступив — остаётся загадкой. Впрочем, не пойманных до сих пор вандалов вряд ли волнует ответ на этот вопрос. Как метко подметил в одном из своих сочинений «предатель» Кант, «Отсутствие способности суждения есть, собственно, то, что называют глупостью, и против этого недостатка нет лекарства».

Заблуждения, которые нельзя опровергнуть

Атака на Канта велась по всем фронтам. Сперва забил тревогу депутат Государственной Думы от Республики Татарстан Марат Бариев. Как утверждает народный избранник с далёких от Калининграда берегов Волги, к нему обращались ветераны войны с просьбой не допустить присвоения аэропорту имени Канта. «Ветераны считают, что это неправильно, непатриотично, это скандал. Я полностью согласен. Мы должны понимать, кто великие люди для Калининграда», — заявил депутат, отвечая на вопросы корреспондента «Бизнес Online».

Можно лишь позавидовать орлиному взору господина Бариева, которому из Татарстана это виднее. Тем более, что и на местном уровне он нашёл единомышленника в лице другого высокопоставленного деятеля — командующего Балтийским флотом вице-адмирала Игоря Мухаметшина. Его наставления подчинённым относительно конкурсного голосования были записаны и распространены в социальных сетях уже после инцидента с вандалами. Показательно, что в речи бравого флотоводца тоже затронута тема «предательства» Канта.

«Кант – это человек, который предал свою родину, который унижался и на коленях ползал, чтобы ему дали кафедру, понимаете, в университете, чтобы он там преподавал, писал какие-то непонятные книги, которые никто из здесь стоящих не читал никогда и читать не будет», — заявил Мухаметшин (стилистика сохранена).

Бескомпромиссность и прямота вице-адмирала по-своему впечатляют. Едва ли его коллеги Ушаков и Нахимов, равно как и морские офицеры под их командованием, могли позволить себе не читать Канта. А если бы и могли, то наверняка не решились бы в этом признаться.

Не менее восхитительна та лёгкость, с которой Мухаметшин интерпретирует общеизвестные исторические факты. После взятия Кёнигсберга русской армией в Семилетней войне Кант и в самом деле подал на имя российской императрицы официальную просьбу о предоставлении ему кафедры в университете Кёнигсберга. Это была распространённая в Европе практика, никоим образом не считавшаяся унизительной. Письмо затерялось в традиционном для России ведомственном хаосе, и Кант не счёл нужным унижать себя повторными просьбами. В стране, где для должностного роста и вправду следовало ползать на коленях и «бить челом», столь независимое поведение не приводило к успеху. Но вскоре русские войска покинули Кёнигсберг, и Кант смог продолжить научную деятельность. Он не получил от Российской Империи никаких благ, что не помешало ему впоследствии добиться всемирной славы.

К речи Мухаметшина вполне бы подошёл комментарий с цитатой всё из того же Канта: «Есть такие заблуждения, которые нельзя опровергнуть. Надо сообщить заблуждающемуся уму такие знания, которые его просветят». Но согласитесь, трудно просветить человека, искренне гордого своим невежеством.

Более всего примечательна финальная часть вице-адмиральского спича: «Поэтому вот я прошу принять как не только личную просьбу, но ещё и обращение Военного совета флота и руководства. Негоже, понимаете, аэропорту области и города, где лилась кровь советских солдат и офицеров, понимаете, носить имя чужестранца».

Не секрет, что в вооружённых силах РФ подобные «просьбы» равносильны приказу. Поэтому никого не удивляют внезапно появившиеся несколько тысяч голосов, которые решили исход конкурса не в пользу Канта.

Когда справедливость исчезает

Нужно отметить, что далеко не все калининградцы разделяют столь негативное мнение о прославленном земляке. Студенты Балтийского Федерального Университета, носящего имя Иммануила Канта, даже пытались провести пикет в защиту его репутации и в знак протеста против акта вандализма. Однако мэрия Калининграда использовала все мыслимые предлоги, чтобы отклонить заявку на пикет. Его организатора Михаила Шипилова вызвали «на беседу» в «Центр противодействия экстремизму» — так в РФ именуется структура политического сыска, имеющая свои отделения в каждом крупном городе. Пикет пришлось сократить формата одиночной акции, которую провёл другой общественный активист — Сергей Румянцев. Молодым человеком заинтересовалась полиция и записала его паспортные данные.

Столь пристальное внимание «стражей порядка» к противникам вандализма особенно удивляет в сочетании с фактом, что сами осквернители памятника до сих пор не найдены. И в связи с этим всё более актуален вопрос: почему содержание листовки вандалов и речь вице-адмирала флота местами схожи до идентичности? Напрашивается версия, что у этих спектаклей один режиссёр, да и продюсер один и тот же.

Не секрет, что в последние годы власти Калининграда совместно с федеральным центром усиливают борьбу против так называемой «германизации». На территории Калининградской области закрываются коммерческие фирмы и НКО, связанные двусторонними отношениями с Германией. Увольняются музейные работники, пытающиеся донести до посетителей больше информации о немецком прошлом региона. Однако Канта и всё, что с ним связано, ни городские, ни региональные, ни федеральные власти прежде не трогали — необходимо было блюсти приличия перед Европой.

Но теперь, когда репутация Кремля уже безвозвратно утрачена, и в результате санкционной войны ему нечего терять, ставка делается не на международный имидж страны, а на внутренний пиар среди агрессивных и малообразованных слоёв населения. В таких условиях философа, ставшего символом просвещённой Европы, легко превратить в мишень для «народного гнева» — пусть даже в ущерб исторической справедливости. Вот только куда деваться от выявленной Кантом исторической закономерности: «Когда справедливость исчезает, то не остается ничего, что могло бы придать ценность жизни людей»?