«Желтые жилеты»: что это, рука Москвы, европейский Майдан, или народная революция?

«Желтые жилеты»: что это, рука Москвы, европейский Майдан, или народная революция?

Федор Клименко

Сегодня можно со всей очевидностью говорить о том, что «конец истории», который обещали нам излишне оптимистические философы конца 20 века, откладывается на неопределенно долгое время. О том, что это так – свидетельствуют такие знаковые явления, как арабские революции, президентство Дональда Трампа, Брексит в Великобритании, рост популистских движений во всем мире (в Австрии, Италии, Греции, Мексике, Бразилии).  При всех очевидных различиях между всеми этими событиями — это части одного глобального процесса и их основной причиной является стремление простых людей взять свою судьбу в свои руки в условиях, когда существующие элиты все меньше принимают во внимание интересы населения, высокомерно претендуя на роль просвещённой «няньки», опекающей неразумное «дитя» – народ. Это положение дел могло бы быть приемлемым в далеком прошлом, когда существовал очевидный разрыв в уровне образования между полуграмотным населением и образованными «высшими слоями». Но сегодня пресловутая ленинская «кухарка», например только что избранная в конгресс США Александрия Окасио-Кортес – действительно может управлять государством ничуть не хуже среднестатистического наследственного представителя «политического класса».

Движение «желтых жилетов», которые стали одной из главных новостных тем последних дней — еще одно свидетельство того, что та система мира, которая сформировалась после Второй Мировой войны скоро уйдет в прошлое. Более того, вполне возможно, что оно наряду с тем же украинским Майданом, станет еще одной вехой, определяющей развитие европейской цивилизации на годы вперед. В этом смысле – дым Елисейских полей – это лишь дым одного из фронтов, где решается вопрос о том, каким будет новый мировой порядок, и какое место в нем будет занимать простой человек.

И это, на сегодняшний день – отнюдь не фигура речи.

Современная форма демократии — со всеми её привычными для нас элементами, в виде всеобщего избирательного права – порождение промышленной революции и индустриализации, родилась лишь потому, что в Западной Европе 18-го века уникальным образом сложились условия, когда тогдашние элиты и тогдашний народ стали взаимно зависеть друг от друга, образуя симбиоз «труда и капитала», побочным продуктом которого и стала демократия современного типа.

Капиталисты — с одной стороны, нуждались в рабочих руках, чтобы производить товары, а с другой – в расширении сбыта этих товаров. Народу нужна была работа, чтобы иметь средства для того, чтобы приобретать товары, которые производят капиталисты.  Но эта эпоха уже уходит в прошлое. По факту уже ушла. Технологии и роботизация лишает простых людей возможности — продавать единственный ресурс, который имеется в их распоряжении — рабочие руки, превращая их из основной производственной силы общества в аналог римского плебса, зависимого от государственных хлебных раздач.  Одновременно усиливается контроль государства над всеми аспектами частной жизни человека — достаточно очевидная тенденция для того, чтобы предположить, что, в конечном, итоге это приведет к тому, что большинство населения развитых стран, а в последствии и планеты, не будет работать, существуя на полном гособеспечении. А, это, в свою очередь, совершенно логично может привести к тому, что-то пространство гражданских свобод, отвоеванное предыдущими поколениями низших классов у тогдашних элит, будет неизбежно сужаться, пока не исчезнет полностью: низшим классам будет нечего предложить высшему, что избавляет их от необходимости делиться властью с народом. И, в какой-то момент, будущее, которое нам рисуют фильмы – антиутопии, вроде «Голодных игр» станут реальностью.  Разумеется — это не приговор нашей цивилизации, но один из наиболее вероятных сценариев. При этом сложившаяся форма представительской демократии – никак не способна противостоять этому процессу, а в какой-то степени даже ускоряет его: политический класс превращается в изолированную касту, интересы которого все более оторванный от основной массы населения, преследующий свои собственные интересы, не несущий никакой ответственности за принимаемые решения. Довольно скоро (в историческом смысле) и этот процесс станет необратимым и мир снова вернется в эпоху, когда власть, знания и технологии находятся в руках немногих.

Однако, если у кого-то есть силы и возможность переломить эту тенденцию — так только у возможно последнего работающего поколения в истории человечества. Дальше, если так будет продолжаться – все больше людей с рождения и до смерти никогда не будут работать, получая велфер от государства – тем самым будучи полностью от него, а точнее от чиновников, зависимыми. Не очень похоже, что от этих людей что-то будет зависеть, не так ли?

Впрочем, если процесс роботизации, который приведет к тому, что значительная, если не подавляющая часть общества превратится в вынужденных (и пожизненных) иждивенцев, живущих на социальных пособиях, остановить очевидно невозможно, то вот родителям этих самых будущих иждивенцев (активному поколению, живущему в наши дни), еще возможно зарезервировать для своих детей доступ к рычагам управления. Последующим поколениям дотянуться до этих рычагов будет все труднее (о том, в каком мире они будут жить примерно понятно, по тому, куда движется современный Китай). И, в этом плане важно – не только подвинуть от управления политический класс (еще до того, как он трансформируется в класс жрецов, королей и дворян), но и перенастроить существующую политическую систему так, чтобы эта трансформация в обозримом будущем не была реализована. Будущая, пост- либеральная демократия – должна сочетать в себе черты, как представительской, так и прямой демократии, а современные технологии вполне способны в этом помочь.

 Однако в истории еще не было прецедентов, чтобы политический класс добровольно делился своей властью с посторонними. Это всегда происходило в ходе революций. И эта революция, главный лозунг которой можно сформулировать одной фразой: «верните нам наши деньги и не смейте ничего предпринимать от нашего имени и без нашего разрешения» 5 лет назад была главной идеей Майдана, а сегодня движения «Желтых жилетов», а шире новых популистских движений, которые еще только набирают силу.

О руке Москвы

Ну и последнее, пожалуй, самое нелепое в происходящем, это попытки видеть во всех объективных процессах, которые происходят в мире (некоторые из них поистине тектонических масштабов) — коварную руку Москвы. Это должно льстить Путину, которому нравится выглядеть всемогущим злым гением, способным сеять хаос в масштабах всей планеты, но, к реальности история с русским следом всех мировых проблем не имеет никакого отношения. Что, впрочем, не отменяет того, что Москва, в меру сил, старается нагадить всем вокруг себя. Однако — эффективность этих действий, в реальности, весьма далека от желаемой, если не считать вполне реальных потерь, которых несет от такой политики сама Россия.

 Ведь, к примеру, даже Трамп — при всей очевидности попыток вмешательства Москвы в избирательный процесс, отнюдь не созданный в кремлевской лаборатории продукт, а симптом глубокого внутреннего кризиса в США, отражение тех же самых процессов, которые в Европе вызвали к жизни движение «Желтых жилетов».

А рост так любимых Кремлем право и лево радикальных движений, (той же AFD) связан не с желанием Москвы расколоть общество в Германии, (хотя в Москве, несомненно, этого желали), но, с решением Ангелы Меркель впустить в страну миллионы мигрантов с ближнего востока и Африки.  Не будь миграционного кризиса, и никакие козни Старой площади, вкупе с улицей Савушкина не обеспечили бы AFD третье место на общенациональных выборах в Бундестаг.

 А что касается самой России, то, скорее всего, как в свое время марксизм, который в конечном итоге был переварен Западом, но снес до основания Российскую империю, приход массовых популистских движений и политиков – представляется неизбежным. Поэтому на месте Russia Today я бы не спешил радоваться дыму Елисейских полей. Перефразируя известную фразу Клеменса Фон Меттерниха, можно сказать, что, когда в Париже чихают — в России лежат с лихорадкой: народное движение, которое на Западе вполне возможно приведет к достижению взаимоприемлемых компромиссов между элитами и населением, в российских условиях скорее всего приведет к катастрофическому обрушению всей страны, как это было в 1917 году.