Иван Белецкий: Президентская сильная власть, приводит всегда к тоталитаризму и узурпации власти

Иван Белецкий: Президентская сильная власть, приводит всегда к тоталитаризму и узурпации власти

– Здравствуй, Иван.

– Приветствую.

– Есть у нас несколько интересных вопросов к тебе, надеюсь, что поможешь нам прояснить некоторые ситуации. Давай начнем с того, что расскажешь немного о себе, где ты сейчас обосновался, обитаешь, за что тебя преследуют в России?

– Я сейчас в розыске нахожусь: за дела 4 – 5 ноября, за «Русский марш», за призыв на «Русский марш», за организацию «Русский марш» и за призывы на 5.11.17. Я изначально покинул Россию и через Беларусь перешел на территорию Украины, здесь попросил политического убежища и сейчас нахожусь в рассмотрении политического убежища. В тоже время так же часть артподготовщиков, более 100 человек выехали в Европ в течение полутора лет, начиная с лета 2017 года.

Сейчас вот прошла новость, что Мальцев получил политическое убежище. Франция признала «Артподготовку» как общественную организацию, а Мальцева легально политическим деятелям. Ощепков также в Австрии получил политическое убежище.  Мой выбор в Украину был потому, что здесь родственники и, как бы, моя среда.  Сейчас я нахожусь в стадии ожидания, занимаюсь правозащитной деятельностью в Украине, и у нас тут международная ассоциация – Институт Национальной Политики. Мы сделали его все европейским и зарегистрировали в Украине.  Занимаемся, как раз, защитой людей из оппозиции, протеста, в том числе, и по делу 5.11.

У нас есть фонд «Свободные люди», который защищает юридически: мы консультируем, вносим в списки.  Вот сейчас необходимо будет составить списки людей, которые преследуются за политические протесты 2016 – 2017, потому что, если Мальцева и «Артподготовку» в Европе признают легальной организацией и снимают обвинение, то в России – дают огромные сроки за это, и эти люди просто в итоге могут потеряться. Наша задача – сделать так, чтобы они получили амнистию. Потому что уже однозначно все эти люди будут амнистированы, так как нормы международного права признали, что никакого преступления в делах лично Мальцева и его окружения не было. Так что будем заниматься помощью и продолжать ту деятельность, которую мы делали из-за рубежа.

– В Украине нормально относятся к русским националистам. И все это мифы, что русофобия и так далее?

– Оценочный взгляд. Во-первых, есть понимание, конечно, что есть русский оккупант, он же российский оккупант, из того, что было достаточное количество добровольцев и оппозиционеров, которые прошли через Украину, либо остались. Поэтому, конечно, есть в определенных просвещенных кругах понимание, что бывают русские нормальные дружественные Украине. Конечно, в общественном мнении, если вы приедете в Украину, вы столкнетесь с понятием, что русский – это значит оккупант, это однозначно.

Тем более сейчас, когда, вообще, военное положение ввели. Поэтому тут не стоит обольщаться, что здесь вас ждут с распростертыми объятиями.  Здесь, конечно, будет вам очень тяжело и для убежища, и с точки зрения финансирования государством. Ведь Украина не обеспечивает беженцев, да и с точки зрения адаптации. В таких больших страны как: Германия, Франция – там политическая атмосфера проще, потому что там россияне, как говорится, не так нагадили.  Здесь же, действительно, не стоит обольщаться особенно в убежище, здесь очень много отказов – это 95 %. Отказы еще связаны с тем, что в Украину еще, условно говоря, сливают те, кто в Европе не получил убежище, а это- Африка.

То есть поэтому здесь отказов по политическим много, потому что тут непонятно, кто просит убежища. Не лучшее место, конечно, надо бежать в Европу, тем, кто скрывается. Потому что там, где более цивилизованная страна и серьезнее экономика, там просто платят пособие, которого хватит, чтоб выживать и жить спокойно, а в Украине не платят пособие.

– Я думаю главное убежать от политических преследований, когда ищешь убежище.

Следующий вопрос по поводу «Артподготовки», активным участником которого ты являлся.  Каким образом, на твой взгляд, данное движение относилось к теме регионализма и федерализма в России, к проблеме обездоленности российских регионов? То есть подымался когда-нибудь какой-нибудь вопрос, например, о заключении нового федеративного договора, или о каком-нибудь, может быть, другом механизме наделения российских регионов большей субъектностью, большими правами по отношению к федеральному центру?

– Если мы вспомним проекты, программы, которые говорил, имитировал Мальцев, движения «Артподготовка» – там было, естественно, децентрализация и наделение местного самоуправления большими полномочиями, и все финансы планировалось направлять именно в местные самоуправления, муниципалитеты, удаляя эту прослойку, также и губернаторы все остальные, должны быть выбираемые.

И насчет регионалки: естественно, что та система, которая построена при Путине –  постсоветская. Это значит, что Москва, как бы условно говоря, «высасывает соки» со всей России и собирает все финансы. В принципе, мы понимаем, что и сам режим не заинтересован в укреплении и нормальной жизни регионов, кроме Чечни. Потому что Чечня защищает режим, а остальные, по сути, не должны развиваться. Потому что, если там будет развитие, то это может пошатнуть стабильность режима и силу режима. Вот поэтому именно это имперское устройство и централизация власти – это, естественно, путинская модель.

Мы против, и движение «Артподготовка», и националисты, которые там были, против сильной президентской власти, мы «ЗА» парламентскую федерацию. Потому что, президентская сильная власть, приводит всегда к тоталитаризму, путинщине и узурпации власти. То есть, однозначно, должна быть разветвленная партийная структура, 5-6 партий, которые действительно сейчас актуальны, как мы считаем, оппозиционные. И, естественно, нужно развивать регионы российской федерации, ну и всякие националистические проекты, например, русской республики, где это будет.

Но даже, если что-то в России поменяется, то проект русской республики в ближайшее время после изменений не реализуется, хотя не плохой проект. Ну, конечно, мы «ЗА» то, что нужно проводить некую децентрализацию и накачку регионов и самостоятельностью, и выборностью, и главное еще –  развитие гражданского общества. Потому что должна быть система общественного контроля, это было одним из моментов движения Мальцева, артподготовщиков: это – прозрачность от чиновников, для того, чтобы сами чиновники не представляли тот криминальный узурпаторский класс, который просто выдаивает с население финансы, занимается коррупцией. Чиновник должен служить народу, хотя бы как-то к этому приближаться, к нормам нормального правого государства. Поэтому, естественно, чиновники должны быть контролируемы, их деятельность должна быть прозрачна. И с этим будет связана, конечно, система контроля будет на местах, и тогда больше будет полномочий местному самоуправлению.

У нас Россия она вымирает, именно потому что, регионами совершенно никто не занимается, никто не интересуется. Но раз вопрос был по поводу договоров каких- то, это только возможно в рамках партийной деятельности. У нас в России, когда при партии был институт, там были правоведы, которые занимались этим. Я могу в общем регламентировать что-то, говорить по поводу изменения ситуации, а по поводу юридических концепций – это уже в рамках партий только может быть, потому что это все- таки серьезная вещь, и, чтобы подготовить какой-либо проект, это может быть в рамках будущей партии. Вот мы, при партии националистов, мы подготавливали законопроекты, но они не имели смысла, потому что, что бы ты не подготовил, если партию в итоге разогнали, то все наши документы остались просто в наших архивах.

– Получается такой централийский подход, партия решит, партия изменит.

– Не партия изменит, все это при помощи общественного движения. Но есть инструменты политического руководства в стране, в любой стране, это когда в парламенте решают какие-то законы. Чтобы закон подготовить, мы сейчас занимаемся информационной деятельностью. Мы можем составить даже проект программы, но для того чтобы подготовить нормальной законопроект, например, децентрализации или так далее, это нужно просто привлечь в нужный момент правоведов.

Я уже сказал, что не то, что партия решит, вопрос уже решен о том, что путинская модель уничтожает как таковую Россию, вот и все. Естественно, должна быть децентрализация и развитие регионов. А по поводу конкретно договоров или юридического обеспечения, это уже вопрос к юристам, которые могут быть либо в общественной организации, либо это при парламенте создается комиссия и так далее. Чтобы законопроект приняли, его нужно хорошо подготовить, а мы сейчас даже этим не будем заниматься, потому что пустая трата времени, в силу того, что мы, вообще, сейчас в розыске находимся, и ситуация пока в ближайшее время меняться не будет. Поступательно проблемы, в общем, надо решать, а так, конечно, за развитие регионов однозначно.

– Позиция ясна, идем дальше. Вот ты являешься одним из организаторов движения «Русский марш» – какие настроения касательно регионализма в современном движении русских националистов?   Бытует мнение, что большинство русских националистов либо поверхностно понимает, либо совсем не понимает тему национального государства. Очень многие поддерживают Империю москвацентричную, и как бы у многих русских националистов протест заключаются как бы в критике плохого царя Путина, в желании заменить его хорошим царем, например: Навальным, может даже Мальцев тот же. Вот еще такой случай был недавно: писали про русского националиста в Ульяновске, которого судили за сепаратизм, за то, что он, собственно, призывал создать на территории Ульяновской области независимую русскую республику.  Это что- то такое новое для русских националистов, или же многие из них уже давно стали такими националистами или патриотами своих регионов?

– Во- первых, да, я знаю этот случай Ульяновске, я лично знаю Колотилкина, его осудили.  я так же присутствовал на конференциях русской республики –  это давнишний проект, он вообще сначала 2000-х или 90-х. Его бесконечно развивают разные общественные движения. Мне кажется, по-моему, ныне запрещенное ДПНИ и Славянский Союз все эти вопросы поднимали.

Это интересный вопрос, конечно, по созданию русской республики, всегда муссировался, но, естественно, в массовом сознании националистов, в большей степени, у них присутствует имперский дух.  Это из-за того, что постсоветскость влияет еще. Ведь национализм расколот и после событий в Украине, это чётко показано: как мы говорим –  левый национализм, то есть имперский, просоветский, и     правый национализмом, как раз, действительно националисты –  они неоднородны, кто-то –  ура-патриоты. Но если так прикинуть, то может быть до 70 %, они приверженцы той идеи, как бы заменить одного царя плохого на хорошего царя, не меняя никакой системы, и в глубине этой системы изменение не производить. Но наша задача, во- первых, сами националисты они не столь многочисленные в России.

И я не вижу большой проблемы в том, что обычные рядовые деятели или те, кто придерживается националистических идей, они за имперский дух – пускай будут. У нас даже имперские флаги, которые мы всю жизнь хотели поменять, с 90-х было принято, что имперские флаги будут, и меня сто раз критиковали за это. Движение развивалась, его поменять сею секунду нельзя. Действительно, большая часть националистов придерживается теории изменения одного царя на другого, чтобы миграционную политику просто подналадить –  и все было, бы как говорится, в шоколаде, но это и есть проблема национализма, именно русского. То, что его идеи очень сужены, то есть это связано со сменой одного царя, и какое-то решение проблем с миграционной политикой и все, на этом многие идеи ограничиваются. Поэтому существует, действительно, правый национализм, которому мы приверженцы. Именно он развивает идею дальнейшего. Мы, действительно, малочисленны, но так как в партии националистов было   достаточно ячеек, поэтому популярность была на фоне тех событий 16 года. Но, в целом, мы не возглавляли весь национализм, потому что, действительно, противоречие вот с этим имперским духом были очень сильные. Поэтому, я думаю, как раз тут и будет столкновение двух смыслов, и Путин как раз будет очень сильно перетягивать тех националистов, которые достаточно примитивно мыслят, то есть Путин плохой – неплохой, он не агент госдепа, хотя вполне возможно, что он агент прозападных сил, но это другой вопрос.

Национализм нуждается в реформах идеологических. Я считаю, что в той форме, которые националисты как «Русский марш» и показывают малочисленность по регионам, численность «русских маршей» вообще копеечная. Поэтому, а это есть, условно говоря, левацкие пропутинские силы, и, я думаю, в той форме, в которой национализм был, и в той идеологической форме он умирает практически. Поэтому сейчас новый национализм, он адекватный, как раз в русло союза с разными движениями, который как раз будут менять как бы в противоположность путинщине. То есть нужно что-то дать народу новое, то что, естественно, раскручивание гаек, естественно, децентрализация, наделение местного самоуправления полномочиями. Здесь, конечно, тот националистический подход, который был в 92 то в 2000-ом он не актуален, поэтому идет борьба просто и смыслов.

– Про это собственно и был мой вопрос, то есть стоит ли считаете случай с Колотилкиным, таким новым национализмом или новым трендом, стоит ли ожидать подобных тенденций со стороны русских националистов в регионах?

– По регионам, конечно, на самом деле, сколько я был на собраниях националистов в конференциях регионы вообще ненавидит Москву, они меньше Путина ненавидят, чем Москву. Они считают, что у них там высасывают все соки, даже в той, условно говоря, левацкой среде, все равно все выступали за децентрализацию. Но в любом случае в какую-то в массу это не выходит, я вот этого в Интернете или в СМИ публицистики не вижу. Но как бы тут даже не в националистах дело: сам народ, обычные граждане, все, кто не живёт в Москве, все выступают за децентрализацию. Поэтому-то это актуальные шаги, и, я думаю, что любое движение, которое хочет получить какие-то преференции, должно ставку делать не на антимосковские выступления, но, как минимум, дать какие-то гарантии на новый курс в региональном развитии.

 А насчет республики и Колотилкина – нет. К сожалению, именно по поводу русской республики и его задержания – это давнишний проект, и в других регионах я его, именно по русской республике, не наблюдаю. Мне кажется, это будут единичные случаи. Сказать, что завтра все поднимутся и будут говорить о децентрализации, нет, такого не будет. Это может быть уже тогда, когда какая-то волна будет запущена, народ готов, но силы какой-то организованной, идеологической, как в Ульяновске, такой нету. В Ульяновске, я давно знаю этих людей, они об этом говорят уже больше десяти лет. Я присутствовал на конференции этих людей Русской республики и того человека, которого судят, я очень хорошо знаю, но массовости в этом не наблюдается. Опять же, еще раз повторю, в России, закостенелой идеологии, действительно, в большинстве имперский дух, и переломить это само общество не сможет – нужна политическая сила, которая будет регламентировать новые изменения, само общество не готово.

– Печально в таком случае.

Последний вопрос к тебе, как к москвичу. Как ты видишь развития Москвы как региона в будущем? Способна ли Москва стать самостоятельным богатым регионом или же этому региону суждено функционировать по принципу имперского центра, то есть который живет за счет других регионов, и за счет бывших и настоящих колоний, возможно ли Москва как такой уникальный регион самостоятельный в будущем?

– При Путина таким и будет, все для этого делается. Он будет накачиваться деньгами, уже сейчас увеличили общее пространство, уже 15 – 20 минут: все стягиваются туда. Для режима это очень выгодно, город как резиновый будет раздуваться как шарик, и в финансовом плане, и в людском плане. Это будет развиваться ровно столько, пока существует эта политическая модель. Конечно, новая политическая модель, какой бы она ни была, она, естественно, Москву посдует, потому что при новых обстоятельствах это будет неактуально. Я считаю, что численность города уменьшится, и инвестиции будут распределены по другим центральным городам, и будет территориальное деление в Москве пересмотрено. Я москвич, и скажу, что в Москве жить невозможно, это самый херовый город, ездил с Бутово по три часа в центр, потом обратно. То есть Москва – этот город стоящий, абсолютно искусственно сделанный, совершенно несовременный город: дороги не приспособлены к передвижению, постоянно ремонты, коррумпированный ремонт, жить там, в принципе, нормальным людям невозможно, даже чиновникам.

Я, как москвич, хотел бы вернуть Москву как было хотя бы в начало 2000-х, когда можно было ездить на машине, но я, к счастью, уехал, в Киеве пробок почти нет. Поэтому, естественно, то что при Путине это все встало, накачали деньгами. Есть деньги – но жить там просто невозможно, все ездят на метро, а в метро миллионы непонятных национальностей. В общем, город не приспособлен для жизни, это город какой-то страны третьего мира так живут, мне кажется, и то – там дороги лучше. Эти же советские дороги не приспособлены для такого количество автомобилей. Поэтому, естественно, если мы говорим о новой России, то мы говорим и о новой Москве, которая не будет уничтожать Россию, которая будет жить как нормальный регион.

Поэтому вся эта накачка Москвы сама ударяет по коренным москвичам, они будут против, однозначно, того курса, который делает сейчас Путин.  Поэтому в новой России, будет новая Москва, которая будет нормальным регионом, как и другие центры: Екатеринбург, Петербург. Надо накачивать Екатеринбург, надо накачивать другие региональные центры, тогда будет страна развиваться, будут люди жить.  Нужно уводить от Москвы эти финансовые потоки, наделять ими другие регионы, вот и все!

– Могу только лишь согласиться. Я тоже москвич и считаю, что Москва не приспособлена для проживания. Я думаю, очень интересно у нас получилось. Спасибо большое за очень интересные развернутые ответы, желаем тебе всяческих успехов в твоей деятельности.

– Благодарю, до новых!