Кёнигсберг в обмен на Крым?

Кёнигсберг в обмен на Крым?

Дмитрий Фонарёв

В дополнение к теме «Курилы в обмен на Крым». Статья написана ещё летом, но стала более актуальна именно в сегодняшних реалиях.

Идея обмена Крыма на Кёнигсберг не нова: даже в среде российских дипломатов является предметом обсуждения. Усиливающийся кризис в российской экономике, вызванный ответными санкциями Запада за аннексию Крыма, ставит Россию на грань краха. Средств на поддержание жизнеспособности огромного полицейско-чиновничьего государства стало настолько не хватать, что оно полезло аж в карманы пенсионеров, чтобы хоть как-то залатать дыры в своём бюджете. Единственная возможность для отсталой и деградированной российской экономики на глоток свежего воздуха — это скорейшее снятие режима санкций, что является достижимой задачей при разрешении крымского вопроса. А именно: возвращение Крыма его законному владельцу — Украине.

Недавно Госдепартамент США заявил об отказе признать претензии Кремля на суверенитет над территорией Украины, захваченной силой. Эта декларация демонстрирует четкую позицию США и подтверждает желание администрации Белого дома не отказываться от санкций против России.

В таком случае, у России остаётся единственная возможность сохранить за собой Крым, но при этом, если не отменить, то хотя бы значительно ослабить режим санкций, — пойти на сближение с Евросоюзом путём немедленной демилитаризации Кёнигсбергского региона и инициации референдума по вопросу о его статусе: широкая автономия или суверенитет.

Несмотря на патриотическую пропаганду, жители региона не желают быть заложниками бездумной политики Кремля и ощущать себя “в кольце врагов”, вместо того, чтобы иметь максимально больше возможностей для собственного развития и коммуникации с соседними странами. Кёнигсбергский регион не граничит с метрополией, он со всех сторон окружён странами, с которыми у него за четверть века сложились неплохие добрососедские отношения, налажено сотрудничество с ними в сфере экономики, культуры, туризма. Кёнигсбергу не нужна эта конфронтация и он должен сам определять для себя политику в отношении своих соседей, без оглядки на кремлёвский милитаризм.

Во время правления путинского режима имели место неоднократно прецеденты передачи российской территории вместе с населением другому государству, в частности: передача Китаю островов в Хабаровском крае, Норвегии — территории в Шпицбергене, Азербайджану — территории Дагестана. Чеченская Республика и вовсе является “де-факто” автономным государством, лишь “де-юре” находясь под официальной юрисдикцией Российской Федерации, а политика Чечни с Кремлём фактически строится “на понятиях” и зависит исключительно от личных отношений между Путиным и Кадыровым. Исходя из этого, отмежевание Кёнигсбергского региона от “центра”, полное или частичное, — не станет для России чем-то новым и беспрецедентным.

Таким образом, снятие военной угрозы Евросоюзу и дача “зелёного света” кёнигсбергской интеграции с Европой позволил бы кремлёвскому режиму переиграть политику санкций и пойти на реальный компромисс, обрести союзника в лице Евросоюза, начать постепенный выход из международной изоляции и получить более-менее шанс на оживление экономики, дабы продлить своё существование. А главное — реальная возможность сохранить за собой Крым.

Но текущая ситуация пока что говорит нам о том, что кремлёвский режим взял курс на самоуничтожение, на медленную и мучительную смерть, в результате которой он рискует потерять не только Крым и Кёнигсберг, но и всю Россию целиком. Самостоятельность Кёнигсберга становится вопросом времени.