Виталий Портников: Мы наблюдаем агонию имперского влияния РПЦ МП

Виталий Портников: Мы наблюдаем агонию имперского влияния РПЦ МП

Интервью After Empire с украинским публицистом об автокефалии для Украинской Православной Церкви и об агонии имперского влияния РПЦ МП.

– Здравствуйте, Виталий.

– Здравствуйте.

– Прошло уже, буквально, два месяца с тех пор, как мы с вами в последний раз разговаривали. За это время случилось несколько довольно важных событий, я думаю, как для России так и для Украины, наверно, самое главное событие – это предоставление томоса об автокефалии православной церкви в Украине. Вы давали интервью на канале «Ukrlife» и немножечко эту тему затронули, озвучили это так, что РПЦ сама попала в свою собственную ловушку. Не могли бы вы немножко развить эту тему.

– Мне кажется, что и в России, кстати говоря и в Украине, не до конца понимают цивилизационно образующий характер, тех решений, которые принимаются сегодня. Это вне зависимости от того, что, конечно, мир 21 века, в котором получает автокефалию Украинская церковь, отличается от мира 18 – 19 века, где возникали поместные православные церкви. Понятно, что мы живем в мире, который все больше и больше секуляризируется, Украина тут не исключение, хотя я им тут должен сразу сказать, что в этом смысле секуляризации Украинское общество более архаично, что ли. В хорошем смысле, кстати, это слово, чем российское, потому что в России разрыв между церковью и обществом, произошел гораздо раньше, чем в Украине, он происходит еще со времен реформ Никона, а в Украине этого разрыва по сути не было.

И то, что действительно могло бы стать разрывом реальным – это большевизм. Он действительно привел к такому вот разрыву, но не привел к окончательному отказу от церковных ценностей, по крайней мере, сельского общества, которое все же жило собственной жизнью на протяжении большей части советского периода, и которое урбанизироваться стало только вот, по большому счету, в 70 – 90 годы 20 века. Стали серьезно увеличиваться Украинские города- миллионники, и так далее и, конечно, общество маленьких городов Украины тоже. Она была во многом очень более воцерковлённым обществом, чем общество маленьких городов России – это отдельная тема. Но еще очень важно, и по большому счету, вот мы воспринимаем процесс автокефалии, как процесс последних нескольких лет, а это на самом деле процесс длиной в столетие, потому что впервые Украинская автокефальная православная церковь была провозглашена столетие назад –  на фоне существования Украинской народной республики, затем –  Украинского государства гетмана Скоропадского.

Тогда были сделаны первые попытки, они тоже были далеки от канонов, потому что не было священников способных выстроить иерархию этой новой церкви, но ее представители, тем не менее, тоже ездили в Константинополь, пытались получить благословение вселенского патриарха. Просто не было вселенского патриарха в этот момент, престол был пуст, вот и не функционировала это все так, как сейчас функционирует. Потому что помните, что это был период глубокой турбулентности территории Турции, и потом, эта церковь действовала в советское время, она была уничтожена большевиками, потому что они совершенно очевидно воспринимали ее как последний оплот Украинского национального движения. И сейчас многие улицы в Киеве носят имена деятелей той церкви. Вот я, буквально, рядом живу от улицы Митрополита Василия Липковского –  это был один из основателей Украинской автокефальной православной церкви.

Вы знаете, что было интересно потом: ведь в самой России тогда большевики пытаясь создать некую контролируемую церковь, и эти попытки у них были всегда – они ставили на обновленцев, на обновленческий синод. Сама русская православная церковь, в ее нынешнем виде, была загнана в подполье, она по сути не существовала, священники были в лагерях, их уничтожали, это было реально такое вот время репрессий, и этот обновленческий синод, понимая, что происходит на территории Украины, с процессами, я бы сказал, государственного строительства, даже в Украинской ССР,  признал автокефалию Украинской церкви. Обновленческий синод русской православной церкви, как бы к нему не относились, но такое решение было принято, и, естественно, синод русской православной церкви, не обновленческой, находившийся в оппозиции к большевикам, он не согласился с этим решением и эту автокефалию отменил. И поскольку этот синод победил в борьбе за то, что считать русской церквью тоже не без благословения властей, как мы помним, то его решение осталось неоспоримым на долгие десятилетия.

Хотя, опять-таки, мы должны правду говорить, что если бы советская власть захотела, то признали бы эту автокефалию и последователи митрополита Сергия, который стал первым таким сталинским патриархом московским. Почему я так думаю? Ну потому, что грузинскую же автокефалию признали, хотя тоже не хотели ее признавать. Не хотела русская православная церковь мириться с тем, что грузинской православная церковь заявила о своей самостоятельности, однако, когда Сталин не приказал, а просто поднял бровь, то тогдашние священники сергианти, просто бросились выполнять это распоряжение антихриста, даже не задумываясь о том, правильно это или нет. Хотя они не имели на это никакого права канонического, потому что, между прочим, грузинская православная церковь в результате получила каноничный статус автокефалии все-таки от Константинополя уже в 90-е годы, а не от Москвы.

Но это тоже надо всегда помнить, то что мы вот воспринимаем русскую православную церковь и тогда и сейчас, как некую самостоятельную организацию, которая действует в соответствии с собственными представлениями и канонами, а это неправда. Русская православная церковь была уничтожена несколько раз. Первый раз она была уничтожена царями, и синодальная церковь никогда не действенна так хотела сама, у неё даже патриарха не было, она действовала так как хотел император. Второй раз она была уничтожена большевиками и восстановлена ими в качестве автономной организации, выполнявшая волю совета по делам религии при совете министров СССР. И этот глава совета по делам религий и был настоящим патриархом московским, Куроедов, кажется была фамилия –  обидная, наверно, фамилия для русской православной церкви, но тем не менее.

Понятно, что и в те годы были крупные иерархии, серьезные фигуры там были. Вспомнить хотя бы учителя патриарха Кирилла –  митрополита Никодима, известного своим особым интересом к католичеству. От этого интереса патриарх до сих пор отмыться не может. И вспомним митрополита Филарета, который стал потом патриархом Украинской Церкви Киевского Патриархата. Личности были всегда, но курировалось это все в ЦК. Ну вот это тоже реальность, и это было по сути второе уничтожение церкви, и третье –  произошло уже на наших глазах, потому что, когда русская православная церковь в 90-е годы получила возможность стать самостоятельной организацией, она была достаточно быстро подмята чекистами и бандитами, и превратилась в филиал администрации президента России. Последний гроб в крышку самостоятельности русской православной церкви был забит во время аннексии Крыма, на празднование который патриарх Кирилл даже не пришел, потому что понимал, что приходит на похороны собственной организации.

Вот вам три истории про русскую православную церковь, вот почему я, вообще, не воспринимаю церковные организации. Потому что, если бы это была церковная организация, она могла бы сама инициировать процесс предоставления автокефалии Украинской православной церкви. Понятно, что уже нету ничего постыдного и предосудительного, ведь совершенно логично говорят люди, которые объясняют решение Константинопольского Патриархата, что если ваши братья во Христе хотят иметь самостоятельную церковь, оставаясь с вами в религиозном единстве, православном единстве, и они живут в своем государстве, и это дружественная вам страна, как, по крайней мере, об этом говорили с 1991 – 2014 год во всех российских средствах массой информации.

То почему вы тогда, это же интересно, считая ее такой дружественной и, имея на руках обращение ее синода, её автономной православной церкви, всеми подписанная, иерархами, которые сейчас служат о предоставлении автокефалии, чтоб понимали, что нынешний предстоятель Украинской православной церкви московского патриархата, митрополит Онуфрий, подписал письмо среди прочих о предоставления автокефалии Украинской православной церкви. И большая часть членов синода, который сейчас служат Москве, подписали этот документ в 90 годы, обратились к синоду РПЦ, они же не враги русской церкви кажется, они лучшие друзья русской церкви.

Почему тогда самому патриарху Алексию не поехать было в Константинополь и не попросить о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви? Почему самой русской церкви это было не инициировать? Вот возникает отличный вопрос: в чем проблема была, если за грузинскую церковь просили. Я скажу в чем проблема. В том, что русская православная церковь –  орудие шовинистических желаний русской власти.

– Имперской власти Москвы, мне кажется.

– Имперская власть, хорошо, но эта власть русского государства, такого какое есть. Русский народник не имел ни имперского государства со времен покорение Москвой Рязани, извините, последние не имперское государство было тогда, до момента пока московский князь, даже не помню кто это был, не ликвидировал великое княжество рязанское. Вот с этого момента начинается империя, не буду вам напоминать о всех катастрофических историях московского княжения, уничтожение Твери, много можно вспомнить, мы не будем углубляться.

– По- моему, это был внук Юрия Долгорукого, Иван Калита.

– Ну вот, а Юрий Долгорукий здесь тоже чудесный человек, который сжёг пару раз Киев. Вы знаете, что он здесь у нас похоронен, неподалеку от Лавры, сейчас идет ремонт его усыпальни. Но он похоронен здесь не по своей воле, его здесь киевские бояре отравили, пытаясь отомстить ему за уничтожение Киева. Они отомстили, его убили, они всю его свиту уничтожили, они все его добро разграбили, все сделали, это, как говорится, любовь была продемонстрирована полностью. Почему его сын, Андрей Боголюбский, Киев еще раз сжёг, так что это уже не внук –  это сын Иван Калиты. И, в свою очередь, потомок всех этих замечательных людей, которые признательны тем, чтоб он Киев не уничтожил, что он стал сжигать города поблизости.

Поэтому я согласен, да, имперская власть, но этого не произошло. Я, между прочим, об этом писал десятилетиями и всё время задавался этим вопросом: почему русская православная церковь не возглавит процесс автокефализации Украинской церкви, ведь она от этого получит только дивиденды, ведь есть же пример Грузии.

Русская православная церковь была инициатором автокефалии грузинской церкви. И до сих пор сохраняет грузинская церквь позиции очень серьезные, никакие политические процессы в Грузии, никакая оккупация Абхазии и Южной Осетии, никакое противостояние российского политического режима с режимом Михаила Саакашвили не привели к тому, что русская церковь утратила позицию в грузинской церкви. Вот задумайтесь об этом. С Украинской церковью, чтоб вы понимали, было бы точно также.

Но я бы не сказал, знаете, если бог хочет наказать – он отнимает разум, просто для русской православной церкви и для русской власти Грузия –  это все-таки некое, пусть и маленькое, пусть и странное, но государство. А Украина – это мятежная территория. Нельзя предоставлять автокефалию мятежной территории для русской православной церкви. Киевская, Харьковская, Житомирская область ничем не отличается от Брянска, Якутска и Вологодска –  никто же не говорит автокефалии брянской, курской и вологодской областей. Ну вот это и все, в этом и есть объяснение.

И чтобы мы с вами не объясняли, не углубляясь историю, не углубляясь в историю канонов, не углубляясь в истории старообрядчества, вы знаете, что здесь никогда не было старообрядчества.  Потому, что переводы книг старославянских  в соответствии с греческими канонами, которые произошли  в московской Руси, здесь в Киевской Руси не произошли потому, что они были правильно переведены в Киевской Митрополии. Это тоже серьезные вещи. Это для нас с вами мелочи, но здесь никогда не было боярыни Морозовой, никогда никто не крестился двумя пальцами, всегда только тремя, это граница.

Вот можно взять эти два пальца и три пальца и провести границу, и она совпадет, простите меня, с границами этнического Украинского и русского расселения. Да, конечно, многим русским будет неприятно увидеть, что часть технических Украинских и Белорусских земель сегодня входят в состав Российской Федерации, но это уж, как говорится, так получилось, ничего с этим, как говориться, исторически уже не поделаешь. Но это такие факты: киевская митрополия крестилась тремя пальцами, Украина крестилась тремя пальцами, Беларусь крестилась тремя пальцами, а Русь – двумя, и раскол великий религиозный от этого произошел.

Это просто я привожу самый такой ясный канон, который можно показать на экране, а ведь есть же еще и огромное количество реальных богословских разночтений, которые произошли между сторонниками старой и новой веры. Так вот, здесь всегда была новая вера, понимаете, всегда, и русская церковь перестроилась под Украинскую, опять- таки, повторюсь: именно потому, что в московской Руси, после реформ Никона, произошел разрыв между народами и церковью, а в киевской Руси не произошел. После восстановления Сталиным русской церкви, разрешения действовать, подавляющее большинство приходов было восстановлено именно в Украине. Украинцы, а не русские, первыми пошли в церковь, когда получили возможность это сделать.

Но, опять- таки, это отступление русская церковь именно поэтому не сделала, потому что, как говорил патриарх Кирилл, судя по той расшифровки разговора, которая появилась на его встрече с патриархом Варфоломеем, он говорил, что до сих пор не считает, что Украина –  это некая константа. Он считает, что Украина –  это некая территория, которая рано или поздно станет Россией, и в этом смысле русская церковь сама себя как унт офицерская вдова наказала, потому что Константинополь в результате, взял на себя инициативу предоставления автокефалии. Этого не произошло бы, я вам честно скажу, я так считаю, если бы патриарх Кирилл согласился со своим участием во всем православном соборе на Крите.

Это еще одна фундаментальная ошибка. Я до сих пор понять её не могу, то есть это даже не гордыня какая, потому что можно было сказать, что гордыня, но эта глупость какая-то. Зная насколько сложная ситуация у русской церкви с соседними территориями, не поехать, не продемонстрировать готовность сотрудничать с вселенским патриархом и другими православными патриархатами –  это просто удивительно. Причем, вы знаете же, что к этому православному собору, русская церковь готовила свои предложения по порядку предоставления автокефалии другим церквам, которыми неизвестно как бы этот порядок был сформирован во время заседания собора.

Но совершенно очевидно, что осложнил бы Константинополю возможности самостоятельного предоставления автокефалии, какой бы то ни было территории, даже той, которая канонически находилась бы под его омофором и в управлении другой церкви. Русская церковь просто туда не поехала, Кирилл туда не поехал, и весь этот порядок остался даже не то, что не утвержденным, не обсужденным –  не было такой дискуссии. Это тоже для меня загадка. Потом русские священники, я помню вам рассказывал эту историю, они начали утверждать, что порядок, который они предлагали, и был истинным, и это такой великий обман, конечно.

Я должен сказать, что я одна из жертв этого обмана, потому что я долгие годы изучал литературу, связанную с автокефалии Украинской православной церкви, я прочитал несколько больших книг, которые были изданы издательством московской патриархии, несколько диссертаций –  и там было черным по белому написано, какой порядок предоставления автокефалии — вот такой, с участием РПЦ. И я в это верил, потому что я не верит и считал, что церковь не может фальсифицировать факты, я считал, что это интерпретация. Да, ну вот если есть факт, тот он должен быть изложен священником…

– Поскольку советское же министерство, тогда и фальсификации будут.

– Ну это же не советское министерство, это же была церковь, это была церковь уже 90-х годов и люди, эти авторы книг, фотографировались на обложках с крестами на животе. Я как-то верил в то, что этот крест, когда он, вот это и я понимаю, это странно звучит, может я наивный человек, но я это воспринимал как-то, что эти люди могут ошибаться с точки зрения интерпретации, но они не будут лгать с точки зрения фактов откровенно. Они лгали мне, как читателю и потом, когда начался этот процесс предоставления автокефалии, я стал думать себе: как это может произойти? Пока я вдруг не понял, что этот русский процесс, русская интерпретация была хотелкой, а не факт.

И это для меня до сих пор, я так разочарован ужасно. Как вот люди, которые вдруг решают, что бога нет, они ужасно разочаровываются, так я вдруг разочаровался, что меня даже священники русские могут просто так в лицо обманывать, когда они защищают докторские диссертации, становится профессорами. Уважаемые люди, а они такие же лгуны, как какой-нибудь там пропагандист Russia Today.

По большому счету, я уверен, что это автокефалия будет предоставлена. Вы говорили, что Томоса еще нет, должен быть объединительный собор, после этого. Украинская православная церковь должна получить Томос.  Юридически выглядит так, что Константинопольский патриархат восстановил свою каноническую территорию на территории киевской митрополии. Эта территория киевской митрополии охватывает территорию современной Украины с разными там исключениями, но эти исключения тоже не являются каноничными территориями РПЦ и современной Беларуси – вот это территория Константинополя.

С этого момента, никакой Украинской православной церкви московского патриархата здесь юридически не существует, то есть здесь существует отдельные граждане, которые считают себя представителем Украинской православной церкви московского патриархата. Это не каноничное мнение, они раскольники, надо точно понимать, они все на самом деле являются клириками константинопольского патриархата, обязаны ждать распоряжении вселенского патриарха. Они могут, конечно, ориентироваться на другого патриарха, на московского, но это ни что иное, как нарушение канонов.

После того, как Украинская православная церковь получит Томос, я надеюсь, что на объединительном соборе будут и священники Украинской православной церкви киевского патриархата и священники Украинской автокефальной православной церкви – все это теперь тоже клирики Константинополя. И священники из бывшей Украинской православной церкви московского патриархата в достаточном количестве, все священники, которые откажутся подчиняться вселенскому патриарху, они останутся здесь священниками русской православной церкви, но до того момента, пока двум церквам не удастся урегулировать этот конфликт.

Пока  священники русской православной церкви, должны, естественно, служить в России, а не на канонической территории Константинополя и Украинской православной церкви, но, естественно,все должно быть мирно, естественно, при грамотной работе с общинами. То есть православные общины тоже должны понять, что они не должны быть раскольниками, что они не должны быть принадлежностью чужой церкви, чужого государства, которые к Украине больше не имеет никакого отношения.

Это долгий процесс, может занять десятилетия, но в конечном счете, здесь не будет церквей русской церкви, храма в русской церкви, кроме возможно подворья, представительства московского патриарха при Украинской православной церкви. Это подворья Константинополя и других церквей может вполне существовать, я надеюсь, что когда- нибудь в Москве смиряться с этой ситуацией и будет в одном из почетных мест Москвы. Я, кстати, один из кремлевских соборов бы отдал, подворью Украины, киевскому патриарху. Почему я говорю о том, что отдал бы кремлевский собор? Потому что Киевская метрополия, как и Константинополь, она по отношению к Москве –  мать-церковь. Понимаете, из Киева пошло христианство, которое потом возобладало на колонизированных киевскими князьями и простыми людьми, которые вместе с ними шли на земли северных русов.

Поэтому я считаю, что матери-церкви Константинополя, Киева Москва, как их верная преданная дочь, должна оказать уважение и почет, но это будет тогда, когда в Москве поймут, кто первый, а кто второй, пока этого понимание мы не видим.

– А вот как быть с Киевским Патриархатом, вот вы заметили сами, что Константинополь восстановил метрополию Украинскую, видите ли вы в этом проблему какую-то или все-таки все эти термины будут преодолены?

– Ну смотрите, ведь на самом деле Патриархат признал решение вселенского патриарха и более того, есть такое решение уже даже синода Украинской православной церкви киевского патриархата, которая, как бы это сказать, упорядочила титул патриарха Филарета, примерно так как упорядочен титул главы Украинской греко-католической церкви. Ну вот, например, для верующих Украинской греко-католической церкви, глава церкви –  патриарх, но этот титул не признается Ватиканом. Ватикан не предоставлял этот титул главе Украинский католический церковь, поэтому верующие этой церкви считают патриархом его предстоятеля, начиная от патриарха Иосифа Слепого. А для Ватикана и для всего внешнего католического мира –  это митрополиты.

Вот примерно то же самое сейчас происходит с Филаретом для Украинской православной церкви киевского патриархата: он патриарх, а для всего внешнего православного мира –  он митрополит. Тут вообще нет никаких больших проблем, но когда будет объединительный собор, Украинская православная церковь киевского патриархата станет частью общего тела, как и Украинская автокефальная православная церковь и та часть Украинской православной церкви московской патриархии, которая захочет подчинится канонам, а не политической целесообразности дружбы с Москвой, и тогда у этой церкви изберут предстоятеля, я так понимаю, что это будет митрополит киевский и всея Украины Руси, митрополит, не патриарх.

Этот предстоятель получит Томос об автокефалии из рук патриарха Варфоломея и патриарх Варфоломей имеет право отдельным решением предоставить эту митрополиту патриарший титул – он может это сделать. Он может сделать сразу, может сделать это не сразу, вот это так может происходить. И, опять-таки повторюсь, я не удивлюсь, что этот глава церкви, который будет восприниматься в качестве митрополита всем православным миром будет внутрицерковное тело Украинской Православной Церкви поместной восприниматься как патриарх,  вопрос: как это будет выглядеть канонически?

– А вот вы заметили, что русскую православную церковь в третий раз уничтожили, что же ждет М.П. в ближайшие годы?

– Ну, во-первых, сама Украинская и Русская православная церковь будет, конечно, очень серьезно меняться в сторону от имперской церкви к церкви национальной, и такой церкви мы не видели с  московских времен, потому что со времени присоединения к русской церкви киевской митрополии, ведущую цивилизационно образующую роль в этой русской церкви и во времена последних Рюриковичей, и во времена Романовых, и во времена большевиков, играли выходцы с земель Киевской Метрополии, начиная от митрополита Могилы и заканчивая митрополитом Филаретом.

Это такая тоже вещь важная, просто эти люди были ближе к Византии, они были лучше образованы, они были лучшими администраторами, они читали настоящие книги, они имели дело с настоящей паствой, а не с той, я бы сказал, атеистической архаичной паствой, с которой имел дело русский священник, после Никоновских реформ. Он имел дело с паствой, которая в любой момент хотела украдкой отвернуться от него и перекреститься двумя пальцами. А после 91 года он имел дело с бывшими комсомольскими активистами, которые повалили в храм ставить свечки, так, как когда-то вообще голосовали на комсомольских партийных собраниях.

Ни в том, ни в другом случае эти люди в бога не верили, а Украинский священник имел дело с верующими людьми, и поэтому его авторитет в церкви был так велик, и поэтому его паства была больше, и поэтому, извините меня за цинизм, денег у него было больше. И сейчас Украинская православная церковь московского патриархата, конечно, очень богата, эта церковь так или иначе будет уменьшаться в размерах, как шагреневая кожа. Я думаю, что за несколько десятилетий ее не будет здесь, будет Украинская церковь другая.

Русская церковь навсегда избавится от иллюзий величия, о собственной роли православной церкви в православном мире, она будет одна из православных церквей. Кстати, те щелбаны по носу, которые она получает от вселенского патриарха, тоже во многом отрезвляют.  Вдруг оказывается, что она, а патриарх Кирилл сегодня еще рассказал, с трудом скрываемыми симпатиями к Ватикану, и желанием самому стать папой, таким православным, просто не по старшинству, что денег много, он, конечно, это не может вынести. Она видит, что не все позволено, во- первых, с историей с автокефалии.

Смотрите, русская православная церковь за всю свою историю предоставлял автокефалию несколько раз: она предоставляла автокефалию грузинской православной церкви, и вынуждена была отказаться от этого решения, потому что его потом подтвердил Константинопольский патриархат. Пока Константинопольский патриарх не предоставил этой автокефалии, то весь основной православный мир ее не признавал.

Похожие ситуации были в странах восточной Европы, где Русская православная церковь тоже пыталась вмешаться в этот процесс со своими автокефалиями, собственный Томос предоставлял, потом все равно потребовалось подтверждение Константинополя, и, наконец, предоставлено было автокефалия американской православной церкви США, русским приходам в соединенных штатах. Константинополь этой автокефалии не признал, и весь православный мир ее не признал, то есть вот то, что русская православная церковь не является церковью, которая может самостоятельно такие решения принимать, это уже на лицо факты и с ними тоже придется мириться, их тоже нужно осознавать.

Потеря Украинской церкви- это их не последняя потеря, я могу сказать, что я практически не сомневаюсь, что рано или поздно будет утраченная белорусская православная церковь, все канонические возможности для этого уже есть, потому что есть два Томоса, первый – это церковь польской автокефальной православной церковь, которая была частью киевской митрополии, и вторая – это Украинская православная церковь, которая, надеюсь, в ближайшие там неделю или месяц получит этот Томос.

Из всей канонической территории киевской митрополии, которая аннексирована Москвой, потому что ее никогда не отдавали русской церкви как канонической территории, ее отдавали в управление, остается только Беларусь, и вот то, что белорусская православная церковь до сих пор не самостоятельна, это следствие нерелигиозных, а политических решений, потому что в Белоруссии до сих пор правит пророссийский авторитарный режим, но он не вечен. Я надеюсь, что при следующем изменении политической ситуации в Беларуси, после того, как эта страна выйдет из его российского союза, из-за ДКБ, станет частью европейского цивилизованного мира, а я считаю, что это рано или поздно произойдет. Тогда и белорусская православная церковь, естественно, получат Томос от Константинопольского патриарх. Это еще больше уменьшит каноническую территорию РПЦ и мы с вами будем, когда- то через 20 лет свидетелями этого.

Мы с трудом сможем объяснить молодым людям, как собор русской православной церкви мог, вообще, в Минске проходить, это все равно что он проходил бы, извините меня, в Бухаресте или в Софии, но это нереально, ну пока такое происходит, но это все агония имперского влияния РПЦ.

Беседу вел Вячеслав Линделль