Константин Боровой: Дезинтеграция империи – единственный способ выживания для регионов

Интервью After Empire с лидером партии «Западный Выбор» – о том, что региональные элиты все более вынуждены прислушиваться к населению, а не к Кремлю, почему в 1990-е годы не получилось реальной федерации, а сегодня точка невозврата уже пройдена

– Константин Натанович, недавно на «Радио Свобода» Вы говорили о том, что российские региональные элиты сегодня все более становятся перед выбором – беспрекословно исполнять указания Кремля или все же прислушиваться к собственному населению. Вы полагаете, в нынешней системе жесткой «вертикали» кто-то из губернаторов может себе позволить второе?

– Эти элиты все более вынуждены прислушиваться к населению не потому, что у них проснулись какие-то политические амбиции, и они вдруг стали демократами и захотели независимости (хотя и до этого дойдет), но потому, что это становится вопросом их собственного выживания. Когда регионы ограбляются, жителями это воспринимается очень нервно, и потому даже назначенные губернаторы опасаются нестабильности и массовых протестов. Поэтому сама политическая логика ведет их к тому, что мнение местных жителей необходимо учитывать.

– В 1990-е годы Вы активно участвовали в политике и экономике, были создателем первой российской биржи и Партии экономической свободы. Что же все-таки не получилось с реформами тех лет, если сегодня Россия пришла к таким результатам? Особенно наш портал интересует тема федерализма…

– Рыночные реформы, демократизация и федерализация – это взаимосвязанные вещи, и сначала они действительно шли параллельно. Конечно, все это вызывало сопротивление и, например, октябрьские события 1993 года были попыткой остановить этот процесс, повернуть его вспять. Но впоследствии оказалось, что имперские и консервативные тенденции возобладали и у президентской власти. Особенно это стало заметно с началом первой чеченской войны в 1994 году, в ходе и после которой имперская и националистическая пропаганда становилась все более официальной. И напротив, суверенитет республик в составе федерации, провозглашенный официально в 1990 году, стал все более сворачиваться.

А впоследствии вернулось и советское противостояние с Западом – это началось не при Путине, а еще когда премьер-министром в 1998 году стал такой известный номенклатурный деятель, как Примаков. Путин просто придал этой реставрации системный характер. Стали уничтожаться все завоевания 1990-х годов – демократические институты, свободная пресса, нормальная рыночная экономика, федеративная государственность и т.д.

Создатели партии «Западный Выбор» Константин Боровой и Валерия Новодворская, 2013

– Вы считаете, что с федерализмом в России покончено? Но может ли в 21 веке быть эффективной эта гигантская империя, которая управляется из одной точки?

– Я думаю, что точка невозврата для России уже пройдена. Уже многие эксперты приходят к выводу, что в таком виде, как сейчас, Россия долго просуществовать не сможет. Дезинтеграция империи становится единственным способом выживания для регионов.

Если бы кремлевская власть была достаточно дальновидной, она бы сама выстраивала страну как нормальную федерацию. Мы же видим, что такие федерации, как США и ФРГ – это очень устойчивые государства, хотя штаты и земли обладают там очень высоким самоуправлением. Но в России, в силу имперской традиции, власть этого боится. Поэтому старается всё централизовать, причесать всех под одну гребенку, поставить повсюду губернаторами каких-то путинских охранников. Но этим вызывает только обратную реакцию в регионах, где люди начинают задумываться – нужна ли им эта империя?

Идеи автономии и регионального самоуправления неизбежно пробиваются, сколько бы их ни пытались запрещать. Недавние события в Ингушетии это хорошо показали. Но и в других регионах, несмотря на всю имперскую пропаганду, постепенно возникнет понимание, что выживание и развитие возможны только с освобождением от власти этого диктаторского «центра».

– Иногда приходится встречать утверждения, что многие регионы в России очень маленькие и они не смогут существовать как независимые государства…

– Ну, в мире прекрасно существует множество маленьких стран. А может быть, повторится процесс, который мы наблюдали в финале СССР – когда самая крупная его республика, Россия, заявила о своем суверенитете, и за ней последовали другие. Правда, из этого надо сделать исторические уроки – чтобы какой-нибудь гигант вновь не задавил остальных…

Беседу вел Вячеслав Линделль