«Превентивная демократия» сменится революцией?

Вадим Штепа

9 сентября в 26 регионах России состоялись губернаторские выборы, и их результаты можно назвать беспрецедентными для политической практики последних лет. Особое внимание привлек тот факт, что в четырех регионах (Приморский край, Хабаровский край, Республика Хакасия и Владимирская область) был назначен второй тур, поскольку кандидат от партии «Единая Россия» не набрал большинства голосов.

С 2012 года, когда Владимир Путин вернулся на пост президента, на региональных выборах был введен принцип «превентивной демократии». Он предусматривал, что президент за несколько месяцев до выборов в каком-то регионе назначает «временно исполняющего обязанности» губернатора (как правило, от партии «Единая Россия»), и затем этот назначенец триумфально выигрывает выборы, поскольку на него работает вся медиа-пропаганда.

Эта практика успешно работала в течение шести лет, единственный раз она сорвалась в 2015 году в Иркутской области, когда губернаторские выборы выиграл не кремлевский назначенец, а местный член КПРФ Сергей Левченко. Сегодня главными соперниками кремлевских назначенцев в Приморском крае и Хакасии вновь стали коммунисты, а в Хабаровском крае и Владимирской области – члены партии ЛДПР Владимира Жириновского. Эти политические силы трудно назвать настоящей оппозицией, поскольку по стратегическим вопросам (например, война в Украине и конфронтация с Западом) они полностью поддерживают Кремль. Однако реальная оппозиция в России просто не допускается к выборам.

Леонид Волков, глава избирательного штаба Алексея Навального, говорит, что власть отказывается зарегистрировать их партию, поскольку опасается, что она выиграет выборы. На выборах 9 сентября на должность мэра Хабаровска баллотировался Алексей Ворсин, сторонник Навального. Однако власть под надуманным предлогом сняла его с выборов. По мнению Волкова, на этих выборах

люди голосуют за кого угодно – лишь бы не за «Единую Россию».

Очевидно, что партия «Единая Россия» стала резко терять избирателей. Помимо губернаторских выборов, она также постепенно утрачивает большинство в региональных парламентах. Основной причиной отказа ей в доверии послужил проект пенсионной реформы, который эта кремлевская партия поддержала. День 9 сентября, помимо выборов, ознаменовался более масштабным событием – тысячи людей в 40 городах России вышли на протестные акции против пенсионной реформы. Эти выступления вызвали гораздо больший общественный интерес, чем выборы, явка на которые обычно не превышает 30% избирателей. При этом протестные акции в большинстве городов не были согласованы властями, но люди все равно присоединялись к демонстрациям. И помимо лозунгов против пенсионной реформы, в некоторых городах звучали призывы «Долой Путина!»

Эти факты свидетельствуют о кардинальном переломе в общественных настроениях. По существу, власть сорвала неписаный «социальный контракт» с населением, который позволял Кремлю вести любые войны и тонуть в коррупции, но в обмен на социальные гарантии, сохранившиеся с советских времен. А сегодня имперская политика Кремля, которая требует гигантских затрат на силовые структуры и пропаганду, вступила в противоречие с социальными нуждами населения.

Эксперт московского центра Карнеги Андрей Перцев полагает, что стремление власти к политической монополии не укрепляет режим, но напротив – хаотизирует обстановку в стране:

Максимально зачищая и упрощая политическое поле, центр довел ситуацию до того, что эта простота начала оборачиваться сложностями. Если реально оппозиционные кандидаты победить не могут, тогда власть сталкивается с хаотичным протестом. И бороться с ним привычными методами невозможно – любые действия лишь множат этот хаос.

Очевидно, что сегодняшняя Россия входит в очень неустойчивое политическое пространство, когда авторитет власти стремительно теряется. Формально это можно сравнить с эпохой Горбачева, который также стремился сохранить ведущую роль КПСС, но народ активно выступал против нее. Однако в 1990 году все же состоялись свободные выборы, на которых победили многие оппозиционные кандидаты. Тогда они смогли занять свое место в официальной политике, и поэтому распад СССР состоялся сравнительно мягко. Но когда путинский режим не позволяет оппозиционным политикам участвовать в свободных выборах, он тем самым открывает лишь революционную перспективу смены власти в России. 

Оригинал