Андрей Илларионов: Империя – это плохо, но что вместо нее?

Конспект выступления на форуме СловоНово с дискуссионным послесловием

23 сентября на Форуме русской культуры в Европе СловоНово в Черногории выступил известный российский экономист Андрей Илларионов. В частности, он сказал:

Меня тут спрашивали, какова моя роль на Форуме русской культуры? Я бы хотел порассуждать о русской политической культуре, поскольку нахожу эти вещи смежными.

Особенностями русской политической культуры на протяжении веков были великодержавность и империализм. Очень слабая связь с демократией, традиционной для Европы. В России было много исторических попыток установить и укрепить эту связь, но они фатально проваливались.

Дело здесь в том, что в основе устойчивой демократии лежит такое явление, как rule of law. Оно с трудом переводится на русский язык. В буквальном смысле – это верховенство права. Но у нас при Путине его спутали с «диктатурой закона». А это принципиально разные вещи.

Верховенство права базируется на естественных правах человека – на жизнь, свободу и т.д. Это правовое равенство для всех. А российская «диктатура закона» жестко разделила власть, которая считает себя «над» этим законом, и подвластное население. «Диктатура закона» – это диктатура власти.

Тогда как Запад, как мы его знаем – с его демократией, наукой, искусством, экономическим процветанием – вырос именно на основе верховенства права. И корень проблемы в его тотальном непонимании русской политической элитой. У них совсем другие «понятия».

Несмотря на то, что я экономист, я все-таки не сторонник марксистской теории «базиса и надстройки». Мол, будто бы все определяется экономикой. Нет, без устойчивых правовых институтов никакая современная экономика просто работать не будет.

А в России за постсоветские 27 лет так и не возникло этих институтов. Что-то начало появляться в 1990-е годы, но затем оно было сметено новой имперской персоналистской диктатурой.

Кстати, нелепо спорить, кто будет «вместо Путина». Это все то же, неправовое, вождистское мышление. Вспомню тут показательный случай с Туркменистаном. Вот был у них Туркменбаши Ниязов, а после его смерти место вождя занял его личный дантист Бердымухамедов. Нигде в конституции и законах такой вариант не предусматривался, западные политологи пророчили кризис власти в этой стране, но культ личности вождя просто перешел к новому правителю. Когда не работают никакие правовые институты, остается только непредсказуемая персоналистская диктатура, причем кто именно станет этим вождем – не так уж важно.

После выступления Андрея Илларионова я задал ему несколько вопросов:

– Андрей Николаевич, мы однажды уже беседовали с Вами на весеннем Форуме свободной России в Вильнюсе. Поскольку наш портал After Empire посвящен регионализму и федерализму, вопросы касались этих тем. Вы тогда истолковали федерализм сугубо этнически, рассуждая о разнице «русских» регионов и «национальных» республик. Но неужели все «русские» регионы, по-Вашему, на одно лицо? Сегодня мы наблюдаем, что в Хабаровском крае и Владимирской области избиратели отказывают в доверии правящей партии, свои регионалистские движения есть, к примеру, в Кёнигсберге и Сибири. Возможно ли для России имплементировать американский федералистский опыт множества равноправных штатов?

– Я полагаю, что точкой отсчета должна быть не империя, и не какой-то регион, но человек. Все начинается с его собственных прав – в каком регионе или государстве хочет жить человек, такими они и должны быть. Вот как разделить, например, Ингрию и Новгородскую республику? Там никаких границ не может быть, березки там одинаковые…

– Вопрос-то не в границах, а в самоуправлении этих регионов…

– Регион все же начинается с границ, а в современном мире они все более размываются…

– Но без правосубъектности регионов, которые договариваются между собой, мы получим ту же империю, она просто сохранится…

– А может быть, этими субъектами будущего договора станут вовсе не регионы, но ассоциации людей с разными интересами? Что касается регионов, то в России их границы постоянно меняются. В 19 веке были губернии, в 20-м сделали республики, области и края. Что будет в 21 веке – пока предсказать трудно…

Наша краткая беседа оставила несколько странное впечатление – будто мы говорим на разных языках… Андрей Илларионов произносит много правильных слов, но по каким-то причинам избегает прямого обсуждения постимперского будущего России. Впрочем, это расхожее явление среди деятелей российской оппозиции – империализм они не любят, но конкретных (кон)федералистских альтернатив не видят…

Конспект, вопросы и послесловие – Вадим Штепа