Украинская регионалистская монархия? Проект

Авраам Шмулевич

Карл Габсбург-Лотринген

Наступивший 21 век будет веком нестандартных политических решений. Главный его тренд – децентрализация. Огромные квази-имперские государственные монстры, где все решения зависят от единого центра управления – явно изжили себя. С другой стороны, необходимость координации и экономических и политических связей между разными,  иногда очень удаленными географически, регионами планеты – только возрастает.

Как решить эту проблему, обеспечить координацию и связь, не создавая единого квази-имперского центра, навязывающего всем свою волю – большой вопрос.

Существующие структуры Европейского Союза с этой задачей справляются плохо, иного проекта, кроме ЕС-бюрократии – на горизонте не видно.

Поэтому стоит подумать о новых, пусть и кажущихся сегодня парадоксальными, путях.

Один  из них – монархия. Вспомним, что некоторые страны, где права на местное самоуправление и гражданские свободы наиболее развиты – именно монархии: Великобритания, Голландия, Бельгия, Дания, Норвегия,  Швеция…

Особо велика роль поиска новых путей для стран, находящихся  в глубоком кризисе, ищущих новые пути выпутаться  из клубка проблем, в которых они запутались.

В первую очередь я имею в виду Украину.

История Украины убеждает в следующем: как только у нее появляется сильный, по-настоящему, сосед – он эту «вольную Сечь» проглатывает. Украинская политическая культура – в духе картины Репина «Запорожцы пишут письмо Турецкому султану». Все весело и приятно. Вот только страна в таком режиме долго жить как независимое государственное образование не может.

Будь путинская  Россия чуть сильнее – независимой Украины уже бы не было. А Россия продолжает «сосредотачиваться».  Новое наступление на Украину и агрессия против других стран остаются очень вероятными.  Да и другие соседи – Польша и Венгрия –  отнюдь не альтруистические овечки. Более того, в новой Европе идет передел сил и зон влияния. В общем, у Украины полно «добрых соседей».

Есть еще одна проблема – украинская экономика должна быть реорганизована на полностью современный лад. Сейчас она еще советского типа, все еще строится на принципах прошлого века, тогда как мировая экономика стремительно входит в третье тысячелетие. Для успешных реформ даже в случае прекращения путинской агрессии,  нужна устойчивая, пользующаяся поддержкой и доверием населения, центральная власть.

Но «своего» к ней не подпустят – в силу тех же особенностей украинской политической культуры. Не подпустят потому, что, получив полную власть, он немедленно подомнет и раздавит остальных. Стране будет плохо.

В то же время украинцы хотят сохранения целостности и независимости страны, хотят видеть ее влиятельным членом европейской семьи народов.

Есть еще одна проблема – противостояние с имперской Россией толкает украинскую политическую  систему на путь централизации, невольного копирования имперской российской модели.

Но в 21 веке, как мы уже видели, централизация – тупиковый путь. Тем более в такой  большой и разнообразной стране, как Украина. Украине нужно сильное местное самоуправление, учет политических традиций регионов, принятие ими самостоятельных решений в сфере экономики и политики выстраивание горизонтальных связей – т.е. то, что сегодня принято называть регионализмом.

Страна все еще живет в значительной мере не в эпохе «европейской  Украины», а в «УССР», со всеми вытекающими последствиями. Для того чтобы выстоять, Украина нуждается в системной реконструкции. Нужны идеи, люди, технологии – но нынешняя украинская псевдо-элита непродуктивна, более того – она контр-продуктивна.

Возможно, именно приглашение правителя «немного со стороны» – идеальное решение.

Он никогда не сможет захватить полную авторитарную власть. Он вынужден будет прислушиваться к стране и к народу. Выстраивать равновесную модель власти, учитывая мнение и ища согласия не только сильнейших, но и слабейших. Правитель «изнутри» неминуемо будет связан с каким-либо из имеющихся в Украине центров силы и также неминуемо, в силу самой динамики политического и экономического процесса, этот центр силы будет стараться подмять под себя все остальные. Что, собственно и происходит все годы независимости Украины.

Правитель «со стороны», не «выросший» из такого  местного центра силы – будет лишен этого врожденного порока. Все это приводит к равновесию. Один из самых осуществимых путей добиться всего этого – конституционная монархия

Из возможных кандидатов Габсбурги – самая реальная и естественная.

Они не чужие для Украины – столетиями правили в значительной части страны, и это были не худшие ее годы.

Нынешний глава династии, Карл Габсбург-Лотринген, никогда не отрекался от титулов короля Галиции и Лодомерии (Волыни), Великого Герцогства Буковинского.

Габсбурги признаны и влиятельны в Европе. Предыдущий глава династии Отто фон Габсбург – один из отцов Единой Европы, и он сам, и члены его семьи являлись  многолетними депутатами европейского парламента. Их опыт работы с евроструктурами, с лидерами мировых государств может помочь Украине решить многие проблемы.

Очень важным моментом является вот ещё что: в отличие от сверхцентрализованной Российской Империи Романовых, Австро-Венгрия Габсбургов была практически федерацией, довольно децентрализованной, во многом её политическое устройство предвосхищало принципы, заложенные в основу Евросоюза. Не случайно, именно представитель дома Габсбургов стал одним из основателей ЕС. И этот опыт полезен для Украины.

Сплочение вокруг традиционного лидера дало бы возможность украинскому народу направить все силы на культурное и экономическое развитие страны, на создание устойчивых, эффективных и цивилизованных политических институтов, гарантировало бы сохранение ее независимости и помогло бы ввести ее на равных в семью народов Европы…

Другие кандидаты выглядят значительно бледнее.  Хотя они тоже имеются.

Скажем, течение двух с половиной столетий значительная часть Украины находилась под властью российской династии Романовых. Однако сейчас, по мнению большинства независимых экспертов, династия Романовых, по-видимому, утратила свою легитимность из-за неравнородных браков. Впрочем, как известно, это вообще довольно новая династия.

Есть и еще один любопытный момент. С восшествием на престол Петра III в России воцарилась Голштейн-Готторпская Ольденбургская Династия, которая приняла имя Романовых и стала Российским Императорским Домом. Поэтому сейчас право на возглавление Российской Династии перешло в следующую линию Голштейн-Готторпской Ольденбургской Династии – Великогерцогский Ольденбургский Дом. А в 1997 г. Эрцгерцог Георг Австрийский (сын Главы Дома Габсбургов престарелого Отто фон Габсбурга) женился на Герцогине Эйлике Ольденбургской, и произошло объединение двух корон.

Тут есть интересная перспектива – Габсбурги имеют и титул Короля Галиции и герцога Буковины, то есть, практически всей Западной Украины. А в качестве главы Российского Императорского Дома – права и на Украину Восточную.

Таким образом, открывается возможность объединения двух частей Украины. Более того, под этим скипетром возможно вхождение и Украины и России вновь в единое пространство, объединение в единое целое всей Восточной и Центральной Европы.

Впрочем, на данном, самом начальном этапе, разумеется, ещё рано говорить о том, кто конкретно возглавит эти глобальные геополитические проекты.

Пока, начиная разработку этого проекта, надо просто принимать во внимание существующие старые европейские роды. Кроме Габсбургов это, в первую очередь, Рюриковичи, Бурбоны, Стюарты и Виндзорский Дом, а также Чингизиды. Конструируя будущее, нельзя игнорировать тот факт, что на определенном этапе Империя Дома Чингис-хана, состоявшая из автономно управляемых частей (что особенно актуально в 21 веке!) включала в себя практически всю Евразию – территорию СССР, Индию, Китай и Иран. Эти регионы все еще в значительной степени составляют единое политико-правовое пространство.

Но сможет ли эта старая «белая кость» в ближайшем будущем в какой-то степени восстановить те позиции и ту роль в истории, которую она играли в прошлом, или же на смену им придут совершенно новые, свежие образы – неизвестно. Тут многое зависит от того, насколько они сохранили в себе связь с корнем жизни. (Пока, надо отметить, наши контакты в этом направлении не очень утешительны, но определенные перспективы все-таки есть).

В любом случае,  взывая к идее монархии, к идее, сидящей в генетической памяти человечества, возможно разбить застывающие оковы «общества спектакля», исчерпавшей себя буржуазно-индустриальной псевдолиберальной системы. А будущее принадлежит тем, кто имеет достаточно дерзости и силы воли взяться за его конструирование уже сегодня.