Станислав Белковский: Четвертая мировая война и Украина

Продолжение интервью After Empire с политологом – о странной «дружбе» Порошенко с Путиным, глобальной цели Кремля и парадоксальной правоте сталинской формулы о русском народе

– В первой части нашей беседы мы говорили о российских проблемах… Перейдем к следующей теме. Вы также являетесь экспертом по Украине и знаете украинский язык. Как, на Ваш взгляд, будет развиваться ситуация в Украине в ближайшие месяцы и годы? Стоит ли ожидать каких-нибудь обострений в связи с завершением Чемпионата мира по футболу – по аналогии с Олимпиадой 4 года назад, после которой был аннексирован Крым? Есть ли основания полагать, что Путин свернет свою украинскую авантюру или пока он у власти, ситуация вряд ли изменится?

– Пока Владимир Путин у власти, ситуация останется примерно такой же, как и сейчас. Для Путина важно застолбить в мировом сознании тезис о принадлежности Крыма России, о том, что этот вопрос не обсуждается и не является предметом торга. А также – сохранить замороженный конфликт в отдельных территориях Донецкой и Луганской областей, чтобы в крайнем случае использовать это как разменную монету.

В ближайшие месяцы ситуация в Украине будет развиваться под знаком президентских выборов. Они намечены на май 2019 года, и уже сегодня очевидно, что шансов демократическим путем, прозрачным путем переизбираться у действующего президента Петра Порошенко очень немного. Сейчас по рейтингу он занимает пятое место, решительно проигрывая не только Юлии Тимошенко, но и таким политикам, как Анатолий Гриценко и Юрий Бойко, последний – представитель Партии регионов, самой пророссийской политической силы страны.

Пётр Порошенко Владимира Путина  всецело устраивает, потому что Петр Алексеевич умеет совмещать радикальную антироссийскую риторику с очень вегетарианским подходом в реальной политике ко всему комплексу украино-российских отношений. Фабрика Рошен в Липецке остаётся, кроме того, корпорация Рошен занимается бизнесом в Приднестровской Молдавской республике, что было бы невозможно без санкции Москвы. Дружба с Владимиром Путиным поддерживается через Виктора Медведчука, родственника российского президента, который в публичной политике успешных результатов не добился, но неформально остается одним из крупнейших теневых политиков Украины.

Поэтому возможное обострение может быть связано именно с желанием Москвы сохранить Порошенко на президентском посту. Я не исключаю того, что ближе к президентским выборам начнется какая-то заваруха в этих самых «отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и вокруг них. Порошенко предстанет национальным героем, разрулит эту заваруху в рамках заранее согласованного с Владимиром Путиным сценария, то есть остановит российские танки тем или иным способом. Точно так же, как Порошенко ломал комедию в 2015 году, заставляя парламент Украины ратифицировать Минские соглашения, заведомо фейковые и не реализуемые в принципе, что вытекает непосредственно из их текста. Или же возможен альтернативный сценарий, что заваруха даст Петру Порошенко повод ввести чрезвычайное или военное положение и отложить выборы на неопределенный срок. Именно в этом, предвыборном контексте я предчувствую некое обострение, потому что для Порошенко жизненно важно изменить неблагоприятную для его тенденцию падения популярности перед выборами.

Сначала он пообещал украинскому народу Томос об автокефалии Украинской православной церкви, этот вопрос завис. Я не считаю себя крупнейшим экспертом по религии, но, тем не менее, даже и моих скромных познаний достаточно, чтобы понимать – такие вещи не решаются «к выборам». Дальше был устроен пошлый фарс под рабочим названием «Бабченко-шоу», якобы покушение на Аркадия Бабченко. Целью «Бабченко-шоу», как я понимаю, было составление списка из то ли из 30, то ли из 47 украинских журналистов и общественных деятелей, которых украинские спецслужбы, подчинённые господину Порошенко, должны были взять под охрану и контроль, продав им спасение жизни, хотя на их жизни никто не собирался покушаться. Но все эти механизмы работают со скрипом, поэтому добрый дядя Путин, может быть, окажется единственной палочкой-выручалочкой для украинского президента, что опять же обернется войной и кровью.

– То есть Вы считаете Порошенко большим провокатором, чем Путин?

– Путин не провокатор, он проводит свою последовательную линию на то, чтобы поставить под сомнение основы украинской государственности. С чем он отчасти справляется при поддержке коррумпированных кругов в Киеве и вокруг Киева, и в конце концов, он лелеет надежду привести к власти в Украине какие-то пророссийские фигуры, типа Виктора Медведчука, и здесь конечно в голове Владимира Путина немало иллюзий. Но факт остается фактом – Петру Порошенко  и его команде не удалось воспользоваться огромным ресурсом Революции достоинства 2013-2014 годов, ресурсом  народной мобилизации и консолидации, ресурсом доверия Украине со стороны Запада. И поэтому вся ситуация вновь сползла на ту же самую коррумпированную дорожку, по которой уже прошли Леонид Кучма, Виктор Ющенко и Виктор Янукович. И это снова дает Путину основания полагать, что Украина – «несостоявшееся государство», и он свое там возьмёт.

– История с Бабченко – это вообще полный фейк и постановка, по Вашему мнению?

– Давайте проанализируем не какие-то инсайдерские источники, которые у нас то ли есть то ли нет, а совершенно открытую информацию, которая поставляла нам Служба Безопасности Украины, то есть основной заказчик «Бабченко-шоу».

Нам сообщили, что киллер, который якобы должен был убить Бабченко, немедленно сдался в СБУ и разоблачил весь замысел. Так что киллера не было, поэтому убивать Бабченко было некому, предполагаемый заказчик – Борис Герман, который сейчас находится в следственном изоляторе СБУ, был тут же взят под полнейший контроль спецслужбами, и тем самым он уже был полностью парализован. Когда Службу Безопасности Украины спрашивали: зачем нужно было устраивать фейковую смерть Бабченко и вываливать его в свиной крови, СБУ ответила: для того, чтобы зафиксировать передачу заказчиком исполнителю второй части гонорара за убийство. Потом та же самая СБУ, не моргнув глазом, заявляет, что оказывается никакой передачи денег не было, а господин Борис Герман был задержан просто на улице, а не в момент передачи. Это  обессмысливало всю схему с липовым убийством, то есть Служба Безопасности Украины, сама разоблачила себя, сама укусила себя за хвост. Я тут не вижу ни одного аргумента в пользу того, что это убийство должно было состояться, если фактически не было ни исполнителя, ни заказчика.

– Может, просто плохо сработали?

– Конечно, плохо сработали, показали непрофессионализм, СБУ разоблачила саму себя. Через несколько дней после этого лжепокушения выяснилось,  что есть какой-то список то ли из 30, то ли из 47 человек (кстати, тоже непонятно, как он за одну ночь превратился из списка 30 в список 47), который якобы был изъят при обыске у Бориса Германа. Это список журналистов, общественных деятелей, которых должны были убить российские спецслужбы. Но это вообще нонсенс, потому что, я думаю, если бы самой сильной спецслужбе в мире, например, израильской,  поручили бы ликвидировать 30 человек из другого государства, они бы занимались этим четверть века. А тут получилось, что за один год все это должен был провернуть человек, который при этом был крупным подрядчиком Министерства Обороны Украины и уже по этой причине находился в специфических отношениях с СБУ. В общем, вся эта история, к сожалению, демонстрирует профессиональную деградацию спецслужб Украины, которые подставили и сами себя, и своего патрона – президента Петра Порошенко. И мне обидно, что очень неблаговидную роль в этом сыграл Аркадий Бабченко, которого до всего случившегося я искренне уважал.

– Вернемся все же к нашей основной теме. Как Вы полагаете, есть ли какой-то шанс на то, что агрессивная внешняя политика Путина изменится?

– Нет, не изменится. Путин находится в состоянии гибридной войны – он субъект этой войны. Когда меня спрашивают: «Будет ли Третья мировая война?», я отвечаю: «Нет, она уже была – это была Холодная война, которую Советский Союз проиграл в конце 80-х годов прошлого века. А сегодня идет Четвертая мировая война – просто это не традиционная война старых времен с формальной объявлением войны и вводом куда бы то ни было регулярных частей. Нет, это та самая гибридная война, в которой действуют наемники, частные военные компании, хакеры и так далее, и здесь формальное объявление войны не требуется.

Глобальная цель Кремля – договориться с США о новом переделе мира. Соединенные Штаты Америки категорически этого не хотят, но пока Путин своего не добьется, он будет продолжать гибридную войну и в целом нагнетать атмосферу войны. Конечно, антироссийские санкции, вводимые США и разделяемые Евросоюзом, вредны российской экономике, они вредны российской элите, но сам Путин воспринимает их скорее благосклонно, поскольку эти санкции позволяют ему поддерживать атмосферу осажденной крепости. Во-вторых, эти санкции заставляют его постоянно имитировать аврал во внутренней российской политике и экономике, а он убеждён, что русский народ может что-то созидательное делать только в режиме аврала, а не в ритме нормальной жизни. В третьих, наконец-таки, он хочет показать, что он трудился как раб на галерах все эти годы и был лишён простых буржуазных удовольствий, и вот теперь пусть российские элиты в целом разделят это сладостное ощущение с ним.

– Это значит, что никакие возможные экономические или социальные потрясения не смогут вынудить Путина изменить свою политику?

–  Нет, Путин бы на это ответил, что, во-первых, всё равно русский народ никогда не жил так сытно, как при мне. Во-вторых, за всё в жизни надо платить – жили хорошо, а теперь поживём плохо. А в-третьих, следуя знаменитой формуле Иосифа Сталина, произнесенной в честь победы в конце мая 1945 года на Кремлевском банкете, главный ресурс русского народа – терпение. Поэтому, возвращаясь к тезису о том, каким образом абсолютный монарх может покинуть свой трон, вариантов три, как я уже говорил в первой части нашей беседы, и в этом перечне нет опций народного восстания или революции.

Когда этой «миролюбивой и конструктивной» политикой Путина элиты будут окончательно загнаны в угол, тогда может случиться всякое. А пока, несмотря на тотальное неприятие в российском обществе проекта повышения пенсионного возраста, на протесты выходят сотни, в лучшем случае тысячи людей. Мы видели, когда избирался на президентский пост в Турции Эрдоган, с явным намерением узурпировать власть, на улицы Стамбула с протестами выходили от миллиона до трех миллионов человек. Однако Эрдогана это не остановило. Так разве Путина остановят всего лишь сотни протестующих?

Беседу вел Вячеслав Пузеев